home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4

Вслед за Джессой Хэн снова помчался через всю базу - на этот раз в один из небольших ангаров, где воздух гудел от шума прогреваемых двигателей. Здесь стояли Шесть истребителей, механики проверяли силовые установки, вооружение, дефлекторы и управляющие системы.

Эти истребители предназначались для того, чтобы служить перехватчиками - точнее, поправил себя Хэн, так было лет тридцать назад. "Курносики" раннего выпуска; Зет-95 "Охотники за головами". Компактные корабли с двумя сдвоенными двигателями, выдвигаюшимися крыльями и скошенным кокпитом. Их фюзеляжи, крылья и раздвоенные хвосты для маскировки были раскрашены тускло-коричневыми камуфляжными пятнами. Подвески, на которые когда-то крепились ракетные установки, теперь пустовали.

- Ты что, музей ограбила? - ощущение у Хэна и впрямь было под стать.

- Всего-навсего отобрала у планетарной полиции, - Джесса улыбнулась.По правде говоря, они использовали эти посудины против контрабандистов. Мы готовили их для перепродажи, но пока оставили у себя: в данный момент других боевых кораблей у нас нет. И нечего смотреть на них с таким презрением, Соло, ты и сам немало полетал на "курносых".

Было такое. И неплохо ведь леталось, кстати. Хэн подошел к одному из перехватчиков, в который только что закончили заливать топливо. Подпрыгнув, ухватился руками за край кабины, подтянулся и заглянул внутрь. Некоторые рычаги и приборы были сняты во время ремонта, от них остались лишь торчащие провода. Кабина была действительно такой тесной, как отложилось у него в памяти.

Но даже в таком виде Зет-95 "Охотник за головами" все еще оставался хорошим маленьким кораблем, прославившимся своей способностью выдерживать самые невероятные передряги. Сиденье пилота было наклонено назад под углом в тридцать градусов, чтобы легче переносить перегрузки, а рукоять управления встроена в ручку кресла.

Хэн спрыгнул на землю. Здесь уже собралось несколько пилотов, еще один - гуманоид - подходил. На их физиономиях не было заметно особого беспокойства. Значит, подумал Хэн, опыт боевых вылетов у них и в самом деле невелик. Подошла Джесса и сунула ему в руки старый, матовый круглый шлем.

- Кто из вас летал на этих монстрах прежде? - спросил он, пытаясь натянуть шлем.

Старого образца, пропотевший изнутри, потертый. Слишком тесен. Хэн старательно тянул за ушки, но шлем не налезал.

- Мы все летали, - ответил один из пилотов, - отрабатывали основные тактические приемы.

- Ну, тогда все в порядке, - пробормотал Хэн, продолжая биться со шлемом. - Думаю, мы в два счета разделаемся с ними.

Шлем по-прежнему не налезал. Нетерпеливо прищелкнув языком, Джесса вырвала его у Хэна и принялась подгонять.

Хэн тем временем коротко инструктировал свою временную команду.

- У Автаркии корабли поновее - они могут позволить себе покупать все, что вздумается. Звено истребителей, идущих сюда, скорее всего, состоит из кораблей ПРО. И парней, которые летают на них, обучали в Академии. Полагаю, вряд ли кто-то из присутствующих посещал это учебное заведение? - Никто не отвечал. Ревели двигатели, и Хэн продолжал, возвысив голос: - ПРОшки имеют очень высокую скорость, но эти старые "охотники за головами", - он уважительно кивнул в сторону "курносиков", - могут делать более крутые виражи и с успехом наносить удары. Именно поэтому ими еще пользуются. ПРО не очень маневренны, и у них плохая аэродинамика. Их пилоты терпеть не могут опускаться в атмосферу, у них это называется "увязнуть". Но, - Хэн обвел пилотов взглядом, - они собираются нанести удар по базе, и поэтому мы не можем дать им по-настоящему увязнуть: есть риск, что кто-то из них сумеет проскочить вниз. В нашем распоряжении шесть кораблей, то есть три звена по два корабля. Если нам все же удастся натянуть свои летные шлемы… - пилоты заулыбались. Как угодно, в шутку, всерьез, Хэн страстно хотел вколотить в их дурацкие детские головы самое главное. - Запомните вот что: держитесь своего напарника. Без него вам крышка. Два корабля в пять раз эффективнее, когда они действуют слаженно, как единое целое, и имеют в десять раз больше шансов уцелеть. Держитесь напарника.

Зет-95 были уже готовы, и ПРО вот-вот должны были появиться. У Хэна на языке вертелись еще тысячи советов, которые он мог бы дать этим зеленым мальчикам, по иронии случая летчикам из его команды, но разве можно всерьез научить чему-нибудь за считанные минуты?

- Я скажу вам просто - распахните глаза пошире и старайтесь, чтобы в сторону врага были повернуты ваши пушки, а не хвосты. Жизнь всех, кто остался на земле, зависит от нас. Значит, мы во что бы то ни стало должны раздолбать наших врагов. Если вы не уверены, что именно собирается сделать противник, сплутовать или нанести удар, повисните у него на хвосте и отжимайте к земле, не давая вырваться наверх. Не .думайте, что расправились с ним, если он пикирует и оставляет дымный след. Это старый трюк. Если вы увидите, что он взорвался, прекрасно. Если он загорелся, дайте ему уйти - все равно с ним покончено. Но во всех остальных случаях гоните свою добычу вниз. Нам тут есть что терять.

Последние слова были - о "Соколе". Не о людях - именно из-за корабля он решил рисковать своей шкурой. Деловой человек Хэн Соло…

Джесса сунула ему шлем. Хэн тут же натянул его - подошел. Повернувшись, чтобы поблагодарить ее, он только сейчас заметил, что и она в летном шлеме.

- Джесс, нет. Абсолютно точно - нет.

Они стояли друг против друга, меньше, чем на расстоянии вытянутой руки, и она в упор смотрела в его лицо. Похоже, она получила некое удовлетворение от того, что Хэна слегка перекосило, когда он понял, что она идет в бой. Она фыркнула:

- Во-первых, это мои корабли. Во-вторых, Док научил меня всему: я с пяти лет летаю. Кто, по-твоему, натаскивал всех остальных? Кроме меня, никто даже близко не имеет нужной квалификации.

- Учебные полеты - совсем другое дело! - Только этого ему и не хватало - беспокоиться о Джессе! - Пусть летит Чуи; он неплохо…

- Ты гений, Соло! Мы просто пробьем дыру в колпаке кабины, и тогда твоя легковозбудимая пыльная швабра сможет управлять кораблем с помощью коленных чашечек!

Логически рассуждая, она права, а значит, она летит. А он вынужден заткнуться.

Джесса тем временем говорила команде:

- Соло прав - нам придется нелегко. Нежелательно вступать с ними в бой в пространстве, потому что там все преимущества на их стороне, но и позволить им подойти слишком близко к поверхности тоже нельзя. Наземные защитные сооружения могут не устоять. Поэтому следует придерживаться середины, конечно, с учетом того, как они поведут игру. Если нам удастся выиграть время, наземный персонал получит шанс подготовить полную эвакуацию, - она посмотрела на Хэна. Голос чуть-чуть напрягся, Хэн услыхал в нем металлическую нотку. - Имеется в виду и "Сокол". Я приказала как можно быстрее закончить на нем все работы, чтобы он смог подняться в воздух. Для этого мне пришлось отвлечь от всего остального часть людей, но сделка есть сделка. И я послала человека рассказать Чуи, что произошло, - Джесса повернулась к остальным. - Хэн - наш лидер. Я скажу, кто у кого будет напарником. Пошли.

Шесть Зет-95 "Охотников за головами", точно крапчатые наконечники стрел, взмыли в небо. Хэн надвинул на лицо тонированный визор и снова проверил вооружение - три бластерных пушки на каждом крыле. Удовлетворенный, он сманеврировал так, чтобы его ведомый оказался чуть выше и позади. Круглый колпак кабины и высоко расположенный ложемент обеспечивали панорамный обзор - одно из преимуществ, которое Хэна в особенности привлекало в старичках Зет-95.

Его напарником оказался долговязый, с мягким выговором молодой человек. Хэн от всей души надеялся, что парень будет держаться поближе к нему, когда начнется спектакль.

Спектакль, надо же! А он-то был абсолютно уверен, что больше никогда в жизни ему не придется пользоваться жаргоном летчиков-истребителей. Слишком много было связано с теми временами - друзья, враги, его собственный корабль, слишком много… тяжелого - Хэн не любил употреблять это слово, когда речь шла о его жизни. В какой-то момент все пошло вкривь и вкось, и, казалось, он распрощался с этими "спектаклями" навсегда.

Кроме того, спектакль - удел молодых. Компенсирующее оборудование истребителя позволяло быстро сблизиться с целью, но не могло возместить нагрузку, возникающую в результате плотного маневрирования и внезапного ускорения. Воздушный бой становился полигоном для оттачивания рефлексов, способности быстро восстанавливать силы и координацию молодых пилотов.

Когда-то Хэн жил, ел и спал, думая лишь об одном - как стать первоклассным пилотом. Его учителя вообще ничем больше не интересовались. Даже в свободное время Хэн ни на минуту не забывал о необходимости тренировать глаза и руки, умении управлять своим телом и держать баланс. Подвыпив, он стоял на голове, кидал кольца или, лежа на одеяле, снова и снова подбрасывал вверх дротики, а потом уворачивался от них. Ему приходилось летать на кораблях вроде этого, на кораблях гораздо более быстрых и совершать все маневры, которые только можно себе вообразить.

Когда-то. С тех пор прошло не так уж много лет, но все они были посвящены борьбе совершенно другого рода. Полет на "охотнике" требовал умения работать с напарником.

Ну ладно, у меня это умение есть… было, никуда же не делось… а у этих птенчиков?!

Сменив конфигурацию крыльев - на минимум, чтобы увеличить тягу - эскадрилья взлетела, рассчитывая встретиться с противниками на краю безвоздушного пространства.

- Охотник-лидер - звену, - сказал Хэн в комлинк. - Проверка связи.

- Охотник-2 - лидеру, вас слышу, - это был его ведомый.

- Охотник-3, я все еще здесь, - прозвенел чистый альт Джессы.

- Охотник-4, все в порядке.

Ведомым у Джессы был гуманоид с серой кожей, у которого Хэн заметил рудиментарные остатки летательных мембран. С Лафры. Учитывая одно это, можно ждать, что у него прекрасные летные инстинкты и способность быстро ориентироваться в пространстве. Но лафрарианин, как выяснилось, даже участвовал в сражениях. Эта пара обнадеживает.

"Охотники за головами" пять и шесть тоже ответили. Это были родные братья и совсем мальки. Сама судьба обрекла их стать напарниками: они и по жизни имели склонность держаться вместе, а в паре с кем-то другим каждый из них норовил бы уйти от контакта.

Этим он велит держаться далеко позади остальных, чтобы защитить их с тыла в случае, если противнику удастся прорваться сквозь строй.

Ожил наземный контроль:

- "Охотники", визуальный контакт с противником через две стандартных минуты.

- Оставайтесь в парах, - приказал Хэн. - При лобовой атаке не геройствуйте, уйдите под противника. - Он счел за лучшее не упоминать, что ПРОшки имеют больший предел досягаемости.

Пятый и шестой в отдалении, как и было приказано. Две оставшихся пары держались примерно на равном расстоянии. Датчики "охотников" и подходящих кораблей идентифицировали друг друга, включились системы помех и искажений. Хэн досадливо сжал зубы: малькам сейчас будет трудно, даже Джессе и ее ведомому, потому что в этом бою придется полагаться главным образом на собственные глаза: вся сложная сенсорная аппаратура при такой тесноте выйдет из строя, и ей нельзя будет больше доверять.

На экранах ближнего обзора появилось четыре пятнышка.

- Перейти на голографический дисплей.

Под колпаками кабин повисли призрачные проекции приборов.

- Вот они! - крикнул кто-то. - Сектор один-ноль-два-пять!

Вражеские корабли все были, как и предполагалось, ПРО, с выпуклыми фюзеляжами и специфическим расположением двигателей, характерным для более позднего военного дизайна. Хэн отметил, с какой четкостью их пилоты выполнили маневр расхождения.

- Разбить их двойки! - приказал он. - Не давайте им приблизиться друг к другу.

Они с ведомым ушли направо, навстречу одной паре ПРО, Джесса со своим гуманоидом сделали вираж влево.

СПуны сочли ниже своего достоинства прибегать к тактике уверток. Они шли в лобовую, намереваясь размазать противника в лепешку. Торопятся, подумал Хэн. Им наверняка приказали разгромить базу во что бы то ни стало.

ПРОшки начали стрелять с максимального расстояния. Сработала дефлекторная защита. Стиснув зубы и крепко сжимая рукоятку, Хэн изо всех сил сдерживал себя - он хотел начать стрелять только тогда, когда от этого будет максимальный толк. Вытягивая шею, он пытался разглядеть, что делает его напарник: сейчас каждая двойка кораблей была предоставлена самой себе. Оставалось лишь надеяться, что никто не потеряет головы как в прямом, так и в переносном смысле: в столкновении, подобном этому, пилот, отбившийся от своих, вряд ли имелц шанс уцелеть.

Кажется, ему достался лидер вражеского звена. Они стремительно шли на сближение. Ведомые, приклеившиеся сзади, не стреляли, слишком озабоченные тем, чтобы не отстать от своих ведущих.

Маленького "охотника" трясло. Противник уже находился в пределах досягаемости его пушек, но Хэн все еще не стрелял, полагаясь на внутреннее чутье. Хэн выжидал, пока наступит подходящий момент, и надеялся, что защита выдержит.

Он продолжал эту игру, пока у него хватало духа, может быть, всего одну-две секунды, но все же выигрывая при этом бесценное время и расстояние. Потом выстрелил - один раз. Как он и предполагал, враг не собирался сталкиваться с ним лоб в лоб. ПРО взмыл вверх, и Хэн получил возможность сделать выстрел, на который надеялся. Но противник ловко ушел из-под обстрела, и, хотя его слегка зацепило, Хэн знал, что не причинил ему серьезного вреда. Корабли Автаркии оказались даже быстрее, чем он думал.

А дальше все. наставления пошли прахом. Вторая ПРОшка отвалила, и ведомый Хэна погнался за ним, возбужденно вопя:

- Я достану его!

- Вернись! - заорал Хэн. - Вернись! Мы должны держаться вместе, забыл?

ПРО промчался под ним. Хэн прекрасно понимал, что он задумал: враг был уверен, что разделил их, и теперь собирался сделать петлю и зайти ему в хвост - убийственная позиция. Что.Хэну оставалось делать на своем более медленном перехватчике? Только включить двигатели на полную мощность, уйти в чистое пространство и оглядеться, чтобы понять, как идут дела. Из разговора Джессы с ее напарником он понял, что вторая пара ПРО также раскололась, растягивая Джессу с напарником в разные стороны.

Хэн резко ушел вверх, пытаясь ничего не упускать из вида и продолжая взывать к своему напарнику:

- Возвращайся! Они заманивают тебя!

Но тот не слушал.

Вся стратегия противника, состоящая в растягивании строя, была сейчас видна как на ладони, но слишком поздно. Ведущая ПРОшка сделала полупетлю и зашла в хвост Охотнику-2. Второй ПРО, приманка, уже летел.к страхующему звену. Один из ПРО, с которыми имела дело Джесса, присоединился к нему, создав новое звено из двух кораблей.

Разрушая строй, СПуны, конечно, рассчитывали на неопытность своих противников.

И не ошиблись. Если бы мы только продолжали держаться вместе, подумал Хэн.

- Проклятье, Джесс, нам каюк! - крикнул он, делая разворот, но у Джессы и своих хлопот хватало.

Воспользовавшись тем, что она и ее ведомый разделились, ПРОшка сумела сесть ей на хвост.

Хэн видел, в каком бедственном положении оказался его собственный напарник, но находился слишком далеко, чтобы вмешаться.

- Эй, кто-нибудь, помогите! Уберите его от меня!

Хэн выстрелил. Может быть, пилот отвлечется. Нет, тот непоколебимо шел к своей цели. Зет-95 исчез в ореоле ослепительно-белого газа и осколков.

Надо было собирать уцелевшие корабли, выстраивать их… Вместо этого он пошел наперерез празднующему первую победу ПРО, забыв об осторожности. Никто еще не уходил, не заплатив мне за ведомого, приятель. Никто.

Ему пришло в голову, что он понятия не имеет, как звали долговязого пилота.


x x x | Приключения Хэна Соло-1: Хэн Соло в звездном тупике | x x x