home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Майор морской пехоты склонился к доске и прочитал:

– Ханин, Рухлов… Да, точно, это они. Данила, смотри, что тут еще намалевано. Прочитай.

Молодой лейтенант ускоренного выпуска того года тоже склонился к доске и прочитал:

– «Расстреляны. За мужество и храбрость мы отдаем честь салютом. Если бы они были с нами, мы бы завоевали мир».

– Нет, ну вот козлы, – сказал майор. – Бандиты бандитам честь отдают и салюты палят.

Данила ничего не сказал, а майор продолжил, обращаясь к третьему присутствующему:

– Ну что, мичманенок?! Видишь, тебе еще повезло, что ты жив… – Майор посмотрел на заплаканное лицо пленника и отвернулся. – Баба!

Серов плакал навзрыд. Скованными наручниками руками он размазывал по лицу грязь и слезы. Он, может быть, и завыл, но при этих отморозках, морских пехотинцах, он боялся, что его опять изобьют. Лейтенант посмотрел на него и промолчал. Только он отошел от могил, двумя рядами тянущихся вдоль дороги, как мичман подполз на коленях и просто лег всем телом на поваленную майором доску.

На себя ему было плевать. Его обещали расстрелять, но оставили в живых, содрав погоны и отобрав кортик. Пока еще только условно. Но приговор суда будет жесток, и он это знал. «За бандитизм». Никто не хотел разбираться. Все хотели только одного – прийти и покарать разошедшихся бандитов, обнаглевших настолько, что у власти еще и помощи для борьбы с другими бандитами просят.

К могилам подвели несколько грязных жителей, что до этого ожидали в стороне.

– Ну, кто такие? – спросил майор у старшего.

– Я врач, – почти плаксиво сообщил тот. – Я хирург! А это мой сын и его невеста…

– Вы забыли сказать, что вы еще и еврей, – глухо сказал майор, смотря на стоящую перед ним на коленях троицу.

Врач с тоской глядел на начищенные ботинки майора и молчал.

– Я юдофоб, знаете ли… – проговорил майор и добавил: – Вам надо многое мне рассказать, прежде чем я решу, что с вами делать.

Врач кивнул и сказал:

– Я готов…

– Вы были здесь, когда все это произошло? – спросил майор, указывая на развалины города.

– Не здесь… недалеко. Но мы все видели и знаем, – поспешно сказал врач.

– Ну и что же тут произошло? Данила, заткни эту бабу!

Лейтенант аккуратно поднял скованного Серова и отвел его, рыдающего, подальше.

– Тут война была! – сказал хирург, обводя рукой горизонт.

– Да вижу, что не в лапту играли! – сказал майор. – Кто с кем воевал?

– Бандиты напали на город и всех здесь… До единого…

– Ты, старик, хотел сказать, что бандиты напали на бандитов? Верно? – проговорил он с нажимом.

После секундной паузы старик врач закачал головой.

– И кто победил? – спросил довольный майор.

– Бандиты, – неуверенно сказал врач.

– Какие из них?! – рявкнул майор.

– Те, которые напали… Извините…

– Не извиняйся. Это ты потом на суде извиняться будешь…

Подбежал радист:

– Господин майор! Там… недалеко отсюда взвод Хитрова наткнулся на особняк и попытался к нему подойти. В ответ по ним выстрелили. Нет, никого не ранили, но что делать Хитрову?

– Что-что? Что вы как бабы сопливые. Не сдаются – уничтожать! Вы, б…ди, на войне, а не в бабском общежитии. Пусть взорвет его ко всем чертям!

– Говорит, в окне видел девочку лет тринадцати-пятнадцати.

– И что? Приказ слышали? С теми, кто берет заложников, переговоры не ведутся! Исполнять!

– Есть! – сказал радист и убежал.

Майор повернулся к пленникам и спросил:

– Ну что, жидята. Страшно? Данила, позови сюда Хромого, пусть оформляет в лагерь! Всех, кого найдут, пусть передают сначала разведке, а потом сразу в лагерь. Не хрен им шляться неприкаянными… И готовьтесь выдвигаться дальше. Будем искать тех, кто победил…

Серова расковали, и он смог поправить доску на могиле. Рядом с этой доской он увидел другую: «…от друга и брата Роману…». Фамилию Серов не смог прочитать, так испорчена была доска дождями и ветром.


Эпилог | Мы – силы | cледующая глава