home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Рухлов не мог просто так войти. Он просто обязан был с порога озадачить.

– Ты знаешь, что ты – гений?! – воскликнул Антон, вламываясь в коморку Ханина.

– Определенно и давно… – отозвался Ханин, не отвлекаясь, впрочем, от своих занятий. Перед ним была разложена карта района с линиями и графиками предполагаемых маршрутов.

– Нет! – заявил Антон, падая на кровать Ханина. – Ты даже не понимаешь почему!

– Просто потому, что я именно такой, – так же спокойно сказал Ханин и, отложив карандаш, посмотрел-таки на взволнованного Рухлова. – Ну, говори… что нового.

– Заработала!

– Да ну… – недоверчиво нахмурился Ханин.

– Да я серьезно… – сказал Рухлов, сделав витиеватый жест рукой в воздухе.

– И?..

– Да будет свет! – воскликнул довольный Антон.

– Когда? – коротко спросил Ханин.

– Уже проверяют проводку ближайших кварталов.

– А куда запитали?

– Подстанция под высоковольткой. Там твой Серов что-то перемаклачил, – сказал Рухлов, садясь и потирая царапину на руке.

– Мэру доложили? – спросил Ханин, наблюдая за соседом и приятелем.

– А… Ну его… – раздраженно сказал Антон. – Козел он редкий…

– Ну, это-то конечно. Но в электричестве он заинтересован больше всех. Надо бы ему сказать.

– Вот сам и иди, – буркнул Антон.

– А я-то тут при чем? Я, что ли, турбины таскал? Я плотину восстанавливал? Нет. Я даже у вас там не появлялся.

– Но идея-то твоя! – улыбаясь, сказал Рухлов.

– Ну и что! – воскликнул, усмехаясь, Ханин. – Если ты забыл, мы тогда с тобой изрядно нализавшиеся были. Я в этом состоянии и не такое толкну.

– Да прекрати ты, – отмахнувшись, сказал Рухлов. – Если бы не твои ребята, я бы это месяцев восемь мастерил.

– Они такие же мои, как и твои. Нас уже месяца три как расформировали по его, кстати, приказу. А отряд по своей воле у тебя пашет.

– Интересно, а зачем он вас тогда разогнал? – в который раз риторически спрашивал Антон.

– Не о том спрашиваешь… – перелистывая карты, сказал Ханин.

– Да брось ты… – вытягивал ответ Рухлов.

– Успокойся. Или хочешь за Мяловым последовать? – жестко спросил Ханин.

– Нет, не хочу, – поднял руки в жесте капитуляции Антон.

– Так и молчи.

– Ты же меня не сдашь?! – шутливо-напуганно спросил Рухлов.

Ханин серьезно ответил:

– Я – нет, но другие точно сдадут. Сейчас за премиальную пайку мать сдадут, – все таким же жестким голосом сказал Ханин.

– Ну, не все.

– Да, не все… – согласился Ханин, приглядываясь к карте и беря в руки карандаш, но тут же отбросив его, ткнул пальцем в карту и сказал: – Смотри, я сердцем чую, что тут есть чем поживиться.

Рухлов склонился над картой и, прочитав название городка, сказал с сомнением:

– А по-моему, ты просто оттуда лишние рты притащишь. Его наверняка уже объели как липку.

– Вряд ли, – уверенно сказал Ханин. – Направления эвакуации проходили вот здесь, здесь, здесь и здесь. Его ни одно даже близко не затрагивает.

– Ну, так в чем дело? Бери пехоту – и вперед, – отходя от стола, сказал Рухлов. Дела поисковиков его волновали постольку-поскольку…

– Так это ж к мэру надо за разрешением, – сказал Ханин, разглядывая соседа. – Это больше чем двести кэмэ. Туда экспедиция нужна. И не десять человек, а как минимум взвод. Да и транспорт нужен позарез.

– Не даст он тебе транспорт, – шутливо злорадствовал Антон.

– Не даст, – кивнул Ханин. – Да и взвод не позволит вооружить.

– Эт точно, – сочувственно сказал Рухлов. – Не видать тебе этих запасов…

– Да я-то тут при чем?! – раздраженно сказал Ханин. – Мне это, что ли, надо? Я, как командир поискового отряда, всегда свои карточки получу. А люди как же? Зима на носу.

– Ну-у-у-у-у, – протянул, усмехаясь, Антон. – Я тебе как бывший метеоролог говорю: не жди в этом году зимы. Гольфстрим изменил свое течение, да и вообще, ты раньше видел, чтобы в октябре плюс двадцать было?

– Я раньше и дождя длиною в месяц не видел, – сказал, шмыгнув носом, бывший старший лейтенант.

– Вот видишь… Да и мое ведомство говорит то же, что и я.

– Ну, жрать-то надо что-то народу!

– Наш народ, по словам, Великого Мэра, всегда готов к тяжестям, точнее, к трудностям! – сказал Рухлов, поднимая руку в давно всеми забытом приветствии пионеров.

– Но не к голоду.

– Думаю, что до января нам провианта на складах хватит, – сказал Антон, кивнув сам себе.

– А в январе? – спросил, еще больше раздражаясь, Ханин.

– До января отряды натаскают чего еще.

– Медленно. Очень медленно. У нас пять отрядов. Это те, кому мэр более-менее доверяет. Пятьдесят человек на двадцать тысяч народу. Это даже не смешно. И ладно бы нам транспорт давали, так нет… транспорт высылают только после обнаружения складов и запасов. Он что, не соображает, что мы быстрее будем работать с транспортом?

– А вдруг вы смоетесь!

– Он параноик. Если бы я захотел, я бы ушел и так.

– Ты – да… Но остальные?

– Слушай, когда ты ползал… ты что хотел: жить на необитаемом острове или с людьми? – чуть зло спросил Ханин.

– Ну, не забывай, у меня было приятное свадебное путешествие… – Рухлов откровенно улыбался. – Я же с Алиной добирался…

– Да… – протянул Ханин, сворачивая карту, – тебе не понять. Кстати, как она?

– Нормально. В новой квартире сейчас цветы рассаживает.

– Лучше бы редиску или, там, лук посадила, – заметил рациональный Ханин.

– Ты еще скажи, картошку, – усмехнулся Рухлов, поднимаясь вместе с Ханиным.

Оба надели плащи и, словно перекрестясь, спросили друг друга одновременно:

– Ну, к мэру?

Посмеялись, и Ханин, выгнав Рухлова на лестницу, закрыл за ними дверь.

Спустившись, они накинули капюшоны и торопливо двинули вдоль бывшей улицы Первомайской, а ныне по личному указу мэра переименованной в Патриотов. Мэр серьезно считал, что только патриотизм спасет общество от развала. Прошли мимо пункта отоваривания карточек – бывшего универмага. Такие пункты теперь были в каждом районе города. У раздачи стояла очередь, преимущественно пожилые женщины и дети. Время было около пяти, и все способные трудиться были на обязательных работах. Мэр поставил лозунгом: обязательный труд снижает преступность. Что ж, в чем-то он, может, был и прав – замученные на земляных и других работах люди вечером мало что могли, кроме того как спать. Да только вот закоренелые преступники плевали на обязательный труд. Причем с высокой колокольни. Как и раньше, на улицу нельзя было выйти уже в девять часов вечера. На кухне Ханин и Рухлов, да еще Серов, когда появлялся в центре города, обсуждали эту проблему. И приходили к выводу, что надо просто вооружить милицию и выпустить ее на улицы после комендантского часа. За ночь город избавится от девяноста процентов преступников. Эффективность же введенных мэром блокпостов на основных улицах была практически нулевая. Уроды, что ночью вламывались в квартиры и дома, легко обходили стационарные посты. Жители даже не могли подать сигнал бедствия. Нужно было вооружать новые подразделения. А мэр сказал, что количество оружия, выданного на руки, ограничено, дабы не возникали случаи краж или утери его. Да каждый бандит в этом городе и так при пушке, возмущался Ханин. Что толку от безоружных ментов? Но скоро все изменится, думал про себя Ханин, скоро Рухлов даст этому городу и свет, и связь. Тогда хотя бы можно будет создать отряды быстрого реагирования.

Городская управа, находившаяся совсем недалеко от дома Ханина, была ярко освещена как изнутри, так и снаружи. Дизель-генератор давал достаточно энергии для запитки и многих других приятностей, в частности котельной. Алина часто высказывала Рухлову, что мэра она готова удавить только за то, что тот каждый день имеет возможность, живя в управе, мыться, а она, чистюля и вообще… вынуждена греть воду во дворе на костре и таскать ее аж на третий этаж. Впрочем, так поступала не только она. Рухлов, шутя, говорил, что тогда ей придется удавить и весь персонал управы. Легко! – отвечала Алина и делала столь кровожадное лицо, что Антон еще долго ухахатывался, глядя на нее.

Подходы к управе и непосредственно вход охраняла милиция, полностью вооруженная и готовая отразить нападение кого бы то ни было. Да и на каждом этаже было не менее дюжины бойцов, рассредоточенных в ключевых местах. Начальника городского отдела внутренних дел сменил начальник безопасности мэра, и понеслось… Бойцы получали двойные пайки на себя и на каждого из членов семей. Они ходили в новенькой форме, притараненной по заказу мэра именно Ханиным и его группой. Ханин помнил тот поход и холодел при воспоминаниях о нем. Половину он оставил по дороге. Могилы исправно отметил на карте и пошел дальше. А потом на волокушах по асфальту и грязи они тащили триста килограмм «полезного» груза – обмундирования и оружия. Пять ребятишек он оставил там, чтобы эти зажравшиеся морды могли щеголять в новеньких кителях. Но безопасность власти превыше всего!

Несмотря на свою неприязнь, он отдал честь охране на входе. Его узнали и пропустили. У Рухлова потребовали документы. И хотя тот бывал в управе не реже самого Ханина, а может, и чаще, чем-то он не нравился господам милиционерам. Предъявив от руки написанный пропуск с печатью управы, Рухлов проскочил за Ханиным и нагнал его уже на лестнице.

– Ну, кто первый? – спросил он, догоняя.

– Ты. Наверняка обрадованный твоими успехами он подпишет экспедицию. Мне, лично, пофигу – не хочет он моих людей вооружать, пусть из своей охраны дает.

– Чего-то я сумлеваюсь, что он подпишет, даже после моих хороших новостей, – сказал Рухлов на полном серьезе.

– Попытка не пытка… – резонно рассудил Ханин.

На втором этаже повторилась процедура, как на входе. И опять Ханина пропустили, просто узнав его, а Рухлов копался в карманах, вытаскивая измочаленный листок пропуска.

На третьем этаже их обыскали и, забрав у Ханина револьвер, пропустили в приемную.

В приемной, обшитой пластиковыми панелями под дерево, с шикарными люстрами на потолке и с не менее шикарными коврами на полу, топтались человек двадцать.

Ханин и Рухлов подошли к секретарю и записались на прием, кратко изложив суть вопроса. Секретарь сказал, что их вызовут. Они отошли и встали возле хмурого, залитого дождем оконного стекла. Время от времени громко выкрикивали чье-то имя и приглашали войти. В это время от мэра выходили люди, кто довольные, кто разозленные, но чаще просто озадаченные. Спустя час или около того позвали Рухлова.

Антон вошел в сверкающий и поражающий своей роскошью кабинет мэра и поздоровался с присутствующими. Кроме тучного мэра, в кабинете был секретарь по безопасности – суховатый человек невысокого роста, раньше якобы бывший сотрудник ФСБ, и секретарша по социальным вопросам – девица, сколь молодая, столь и глупая на вид. Все они благосклонно кивнули вместо приветствия, и мэр лично предложил Рухлову доложить суть вопроса.

– Мы можем дать городу электричество! – гордо заявил он. – Все, что нам нужно для этого, – освободить всех электриков от обязательных работ и переподчинить их мне. Сегодня мы произвели запуск турбин и получили ток. Ближайший квартал будет подключен уже на днях. Своими силами мы не можем быстро электрифицировать город. Нам нужны электрики, монтажники для проверки сетей. Всего человек сорок-пятьдесят. Это минимум. Чем больше, тем лучше. Тем быстрее закончим мы проверки…

Антон еще долго распинался о том, что город получит в ближайшее время, только дайте ему еще людей. Наконец его прервал мэр и предложил высказаться секретарю по безопасности.

Тот, не вставая, сразу ошарашил Антона вопросом:

– Это правда, что в своих работах вы использовали труд бойцов поискового отряда бывшего старшего лейтенанта Ханина?

– Э-э-э-э… Да, но это было их добровольное волеизъявление, – сказал несколько взволнованно Антон.

– Так, это правда… – Секретарь пристально присмотрелся к Рухлову и спросил: – А при чем здесь волеизъявление? Вы понимаете, что эти парни рискуют жизнью, уходя на поиски так необходимого нам провианта? Вы осознаете, что, возвращаясь в город всего на пару-тройку дней, они должны отдохнуть перед новым, прошу заметить, связанным со смертельным риском, походом? А вместо этого вы их уговариваете работать на ваших турбинах. Что может уставший боец, кроме как погибнуть? Подумайте, что если из нового похода кто-то из них не вернется. Его смерть может быть на вашей совести. Ни одно из роскошеств цивилизации не стоит смерти человека! Мне кажется, что ваши уговоры поработать на монтаже вашего оборудования… несколько…

– Да не уговаривал я их! – возмутился Рухлов. – Они сами, узнав, чем я занимаюсь со своими двумя помощниками, пришли ко мне и предложили помощь.

– И не единожды, наверное? – попытался съязвить секретарь.

– Ну… мы несколько месяцев готовились к этому, и вот, наконец оно свершилось.

– Что свершилось? – показывая наигранное удивление, сказал секретарь по вопросам безопасности.

– Есть ток. Будет свет!

– А-а-а-а, понятно, – покивал серьезно секретарь. – А скажите, правда, что из похода люди Ханина провозили в город контрабанду деталей для ваших машин?

– Почему контрабанду?

– Ну, хотя бы потому, что эти детали, а также, – секретарь взял в руки листок с перечнем, – масла, контакторы, провода… не поступали на центральный распределительный склад… Сколько весит контактор с керамической оболочкой? Скажите, Рухлов?

Антон замялся:

– Около пятидесяти килограмм, господин секретарь.

– Значит, на пятьдесят килограмм полезного груза группа меньше приносила из похода? Да? А вы, сударь, знаете, что такое в наших условиях пятьдесят килограмм груза? Это пятьдесят килограмм провизии, лекарств и прочего… Это единовременно накормить сто пятьдесят детей, стариков, женщин. А знаете, что такое пятьдесят килограмм лекарств? Это сотни спасенных жизней. А вместо столь необходимых вещей вы провозите, нарушая закон, железо, которое никому, в сущности, и не нужно.

– Как? – не понял Антон. – Как не нужно?..

– Молчите… Вы знаете, что полагается за контрабанду? Три месяца штрафных работ! Вы собираетесь попасть на них?! – Секретарь повысил голос. – Забудьте о вашем токе, забудьте о вашем свете, ближайшие три месяца вы проведете на прокопке каналов и возведении плотин! На хлебе и воде!

Мэр знаком остановил разбушевавшегося секретаря по безопасности и дал слово секретарше.

Молодая поднялась, выправляя юбку, врезавшуюся ей между ягодиц, и сказала, обращаясь только к мэру:

– Я коротко. Я считаю, что подключать сейчас свет, – это опасно. Возможности пожаров возрастают в сумасшедшей прогрессии. А пожарные команды у нас не сформированы. Это грозит многим людям гибелью.

– Да, но мы же об этом и говорим… дайте мне людей для обследования сетей.

– Не перебивайте, пожалуйста, – сказала, даже не повернувшись к нему, секретарша. Антон умолк, а девушка продолжила: – Кроме того. Возьмем нынешнее положение вещей. После работы люди приходят домой и с наступлением темноты укладываются спать. Они хорошо высыпаются. Они не бодрствуют ночами, не устают в бесполезных разговорах на кухне за чаем или, того хуже, самогоном… А что мы получим, если будет свет? Конец нервам наших людей. Они перестанут высыпаться. Станут дергаными. Будут ошибаться на работе, и как следствие – частые травмы или даже гибели по неосторожности.

– Бред… Но как же так?! – не выдержал Антон. – А как же связь?

– Телефоны тоже до добра не доводят, – сказал, осаживая Антона, секретарь по безопасности.

Антон смотрел, широко раскрыв в изумлении глаза и переводя свой ставший мутноватым взор с одного человека на другого.

– Да, – сказал мэр, тяжело поднимаясь из кресла во главе стола. – Вот так, господин Рухлов. Так что сворачивайте-ка свои работы по электрификации. Живем же мы так уже полгода, значит, проживем и чуть больше. Для ваших идей еще не пришло время. Мы уважаем ваши заслуги. Вы запустили генератор в управе и сделали нашу работу гораздо эффективней, но с городом надо подождать… думаю, через месяцев пять мы вернемся к этому вопросу.

– Но зима? Господин мэр, а как же зима?

Секретарь по безопасности сказал со своего места:

– А не вы ли на каждом углу утверждали, что зиму в этом году отменили? Вот, пожалуйста. – Он взял еще один листок. – Вы неоднократно говорили это, ссылаясь на свое предыдущее место работы и информацию, якобы полученную из метеослужбы Российской Федерации.

– То есть как отменили? – не понял выражения Антон.

– Ну, что не будет ее. Говорили вы такое или нет?

– Но нельзя же быть до конца уверенными! Это же погода! Ей никто не верит никогда.

– То есть вы не уверены в том, что говорили насчет зимы? Тогда почему вы уверены в том, что говорите насчет света? Вы понимаете, что вдобавок ко всем вашим преступлениям, да, именно преступлениям, вы хотите подчинить себе не менее пятидесяти человек. Мы не можем такому неуверенному человеку доверить столько людей. Я думаю, вопрос исчерпан. Да, господин мэр?

В тихом, безмолвном шоке, с безумной озадаченностью в глазах Антона вывели из кабинета мэра. Он даже не заметил прошедшего мимо него Ханина.

Старлей немного испугался за состояние друга, но остановиться не посмел и, войдя в кабинет, поприветствовал все честное собрание. С ним сухо поздоровались, сухо, каждый по своим причинам. Секретарь по безопасности Ханина просто ненавидел, видел в нем человека решительного и полностью противоположного себе по качествам. Кроме того, даже люди секретаря, милиция и охрана штрафников, зная Ханина, были пропитаны уважением к нему. Ханин был для них чем-то вроде боевого командира, отрицающего штабистов. Да и жил город только благодаря таким, как Ханин, – поисковикам. Секретарь ревновал к нему даже свою жену, которая при встрече оказывала всяческие знаки внимания старшему лейтенанту. И конечно, секретарь ненавидел его за гордость. Ханин даже после настоятельных просьб не сменил свой черный китель на мышиного цвета мундир. Только в поиск он уходил в джинсе, когда все его надевали маскировочную форму, а по городу Ханин ходил исключительно в форме старшего лейтенанта ВМФ. Причем даже Рухлову он не открыл секрет, как сохранять у формы выглаженный вид, когда в городе работало только три утюга, да и те в управе. Вот и сейчас под черным плащом у него были видны отвороты кителя, так бесившего секретаря безопасности.

С мэром было все просто. Они поссорились тогда, когда Ханин высказался, что мэрская гвардия, а точнее, ее униформа не стоила пяти молодых людей, погибших в перестрелке с бандитами.

А секретарша по соцвопросам была наслышана об обоих конфликтах и решила вести себя согласно политической обстановке.

– Чем обязаны, господин Ханин? Мы глубоко вам признательны за то дело, которое вы делаете для всех нас. Но если вы собираетесь вооружить, как хотели, еще большее число людей, то я заведомо отвергаю эту идею. – Мэр махнул перед своим лицом пухлой ладонью, словно кто-то рядом с ним попортил воздух.

– Честно говоря, я пришел показать вам проект следующей глубокой экспедиции. И… да. Мне понадобятся еще люди. Или из других отрядов, или из вашей гвардии, или придется набрать народ в мой отряд. Вот, со мной список людей, мною лично проверенных, кого бы я хотел видеть в экспедиции.

– Ну, покажите, покажите… – попросил секретарь по безопасности.

Ханин протянул список. Секретарь, не глядя в него, сунул в стопку листов перед собой и сказал:

– И куда же вы собрались?

Ханин развернул карту и показал точку на ней:

– Сюда. Я хотел бы направиться за пополнением провианта.

Секретарь внимательно, или делая вид, изучил карту и воскликнул:

– Но это же далеко!

– Да. Это более двухсот километров, и пешая прогулка только в один конец затянется на две недели, если идти осторожно… с авангардом и арьергардом, и тщательно изучать этот городок. Поэтому я хотел бы получить в экспедицию два грузовика из ваших гаражей, господин мэр. А также топлива на дорогу, туда и обратно. Тогда со всей разведкой, сбором провианта и отходом назад в город это будет меньше недели.

– Немыслимо, еще и грузовики. А вы знаете, на что необходимо топливо? На зиму! У нас каждая капля на счету. Или вы предлагаете, – возмущалась секретарша, – чтобы дети зимой замерзали.

– Хорошо, – спокойно сказал Ханин, – дайте мне на дорогу туда. Там я найду топлива, и коли оно вам так необходимо в эту теплую зиму, то привезу еще и вам.

– Почему вы считаете, что этот город не разграблен, как другие? – спросил сдержанно мэр.

– Он лежит в стороне от основных путей миграции. Псковские прошли ниже, питерские прошли выше. Остальные придерживались главных магистралей. А они в стороне.

– И это все, на что вы рассчитываете, собираясь в такую опасную экспедицию и тем более желая вооружить еще людей? Кстати, сколько вам надо народа?

– Взвод.

– А не много?

– Это именно столько, сколько надо. Поверьте, я посчитал, – уверенно сказал Ханин, рассматривая лица собравшихся.

– Нет, – сказал секретарь по безопасности, – я решительно против. Во-первых, многие сбегут с оружием в руках, это как пить дать. И не говорите, что берете все под вашу ответственность. Во-вторых, это далеко. Почему бы вам не пойти вот сюда. Насколько я знаю, другие группы отсюда вывезли ни много ни мало уже девять грузовиков.

– Да, это так, – согласился Ханин. – Назим и Полейщук уже неоднократно бывали в этом городе. Только по вашему приказу, господин секретарь. Вы забываете, что мы не перевозчики, а поисковики. Вы давно бы могли снарядить людей, чтобы они организовали непрерывную перевозку.

– Не каждого можно послать за пределы города, – возразила секретарша. – Тем более вооруженного.

– Отберите тех, кому доверяете.

– Мы непременно так и поступим, – поднял успокаивающе свои пухлые ладони мэр, – но со временем. У нас же есть еще насущные проблемы.

– Большие проблемы, чем накормить двадцатитысячный город? – притворно удивился Ханин.

– Давайте вернемся к вашей экспедиции… – нетерпеливо сказал секретарь. – Я высказался против. А вы, господин мэр?

– Я доверяю вашему мнению, господин секретарь…

…Ханин и Рухлов завалились в коморку старлея и, зло сорвав с себя плащи, засели на кухне. Ханин достал из отдушины бутылку водки и, раскупорив ее, налил по полному стакану себе и Рухлову. Выпили и закусили маринованными огурчиками из спецпайка Ханина.

– Скотины, – сказал Ханин, бросая вилку на стол.

Рухлов, пережевывая, несколько раз кивнул.

– Уроды.

Рухлов опять молча с ним согласился.

– Что делать? – спросил сам у себя старлей.

– Ничего… – ответил Рухлов, наливая в стаканы теперь уже по половине. – Давай еще… не хрен расстраиваться.

Выпили. Закусили. Закурили. Ханин закашлялся, но, победив резь в горле, затянулся еще.

В голове у малокурящего Антона как-то странно быстро зашумело. Тело расслабилось, а мозги, наоборот, вошли в ступор, не желая шевелить ни единой извилиной, кроме тех, которые отвечали за ненависть к мэру и его секретарям.

– А я все равно электричество протащу к себе, – заявил Рухлов, подцепляя вилкой огурец. – Я Алинке обещал. Я сделаю. Хочешь, и тебе соплю кину? Хоть воду можно будет кипятить дома, а не на балконе или во дворе.

– Давай, – пожал плечами Ханин. – Слушай, Антон… Сколько этих уродов терпеть можно?

– Мялова вспоминай при таких мыслях, – ответил, хмыкнув, Антон. – Его на площади перед управой расстреляли. Прямо под окнами мэра. Чтобы тому лучше было видно. Из его бригады только восемь выжило. Восемь из ста сорока. Остальных положили прямо при штурме. И где эти восемь? В штрафниках. Каналы отводные роют. Тоже скоро помрут. Там долго не выживают. На таком пайке никто долго не выживет, даже не работая. А они там как лошади пашут. Поверь, уж я-то их видел, когда карты составлял новых рек и озер.

Ханин молчал. Антон еще схрустел один огурчик и продолжил:

– Ну, что? Ну, не подписали твой поход. Ну и фиг с ним. Ты хоть за город выходишь. Ты себе там ни в чем не отказываешь. А другие? Как им? И ведь терпят.

– И зря…

– А что, под пули им лезть, что ли? – усмехнулся Рухлов.

– Не знаю, Антон… Ничего не знаю… Ты давай домой ползи. Алинка, наверное, совсем измучилась.

Ханин поднялся и достал из-за бесполезного холодильника промасленный бумажный сверток.

– На вот, передай ей… – сказал он, когда Антон уже оделся и обулся. – Тут свечи… Надолго хватит.

– Круто! – сказал Антон. – Заранее от нее спасибо. И конечно, на тебя не ссылаться, если что?

– Ну конечно… Понимаешь же, что контрабанда. Хотя мне уже все равно после тех твоих контакторов, – засмеялся Ханин.


Книга вторая | Мы – силы | cледующая глава