home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

Михаил поднес кружку с водой к губам Ханина и осторожно наклонял ее по мере того, как командир пил. Наконец кружка опустела, и Мишка поставил ее на стол. Покосился на оперативника из службы безопасности, внимательно следившего за его действиями, и, поправив подушку под головой Ханина, сел на стул рядом с ним и снова взялся за книжку.

Спустя полчаса пришла медсестра, двигая перед собой столик с еще одной керосиновой лампой на нем.

– Ну, как мы здесь? – спросила она непонятно у кого. Ханин почти не говорил, а Михаилу было непонятно, как себя чувствует его командир. О безопаснике можно даже не говорить. Тому все по фиг было, кроме тех вещей, о которых в редких случаях говорили Ханин и его добровольная сиделка Михаил.

Помогая перевязывать командира, Михаил поневоле морщился вместе с ним. Боль сопровождала все существование Ханина. Но он постепенно к ней привыкал и страдал только на перевязках. Закончив перебинтовывать туловище, медсестра поставила укол и удалилась.

В который раз Михаил сокрушенно качал головой, глядя, как судорога медленно отпускает лицо командира. Это он виноват, в который раз думал он. Ханин, правда, за такие речи уже не единожды его обругал, причем матом, но все равно Михаил казнил только себя.

Ханин уснул спустя полчаса после ухода сестры. Безопасник тоже задремал. И только Михаил бодрствовал, не слишком вчитываясь в книжку Паоло Коэльо.


предыдущая глава | Мы – силы | cледующая глава