home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Альберт Эйнштейн

(1879—1955 гг.)

физик

…мы хотим не только знать, как устроена природа (и как происходят природные явления), но и по возможности достичь цели, может быть, утопической и дерзкой на вид, – узнать, почему природа является именно такой, а не другой. В этом ученые находят наивысшее удовлетворение.


…практическая профессия – вообще спасение для таких людей как я: академическое поприще принуждает молодого человека беспрерывно давать научную продукцию и лишь сильные натуры могут при этом противостоять соблазну поверхностного анализа.


Бог – это газообразное позвоночное.


Большая ошибка думать, что чувство долга и принуждение могут способствовать находить радость в том, чтобы смотреть и искать.


Воображение важнее, чем знание.


В физике часто случалось, что существенный успех был достигнут проведением последовательной аналогии между несвязанными по виду явлениями.


Все должно быть изложено так просто, как только возможно, но не проще.


Все идеи в науке родились в драматическом конфликте между реальностью и нашими попытками ее понять.


Все с детства знают, что то-то и то-то невозможно. Но всегда находится невежда, который этого не знает. Он-то и делает открытие.


Главное в жизни человека моего склада заключается в том, что он думает и как думает, а не в том, что он делает или испытывает.


Господь Бог изощрен, но не злонамерен.


Господь Бог не играет в кости.


Если не грешить против разума, нельзя вообще ни к чему прийти.


Если теория относительности подтвердится, то немцы скажут, что я немец, а французы – что я гражданин мира; но если мою теорию опровергнут, французы объявят меня немцем, а немцы – евреем.


Если я посвятил себя науке, руководствуясь не только чисто внешними мотивами, как добывание денег или удовлетворение своего честолюбия, и не потому (по крайней мере, не только потому), что считаю ее спортом, гимнастикой ума, доставляющей мне удовольствие, то один вопрос должен представлять для меня как приверженца науки жгучий интерес: какую цель должна и может ставить перед собой наука, которой я себя посвятил? Насколько истинны ее основные результаты? Что в них существенно и что зависит от случайностей ее развития?..


Есть только две бесконечные вещи: Вселенная и глупость. Хотя насчет Вселенной я не вполне уверен.


Законы математики, имеющие какое-либо отношение к реальному миру, ненадежны; а надежные математические законы не имеют отношения к реальному миру.


Математик уже кое-что может, но, разумеется, не то, что от него хотят получить в данный момент.


Математика – наиболее совершенный способ водить самого себя за нос.


Наши математические затруднения Бога не беспокоят. Он интегрирует эмпирически.


Не стоит обожествлять интеллект. У него есть могучие мускулы, но нет лица.


Нет сомнения, что в квантовой механике имеется значительный элемент истины…Однако я не думаю, что квантовая механика является исходной точкой для поисков [будущей теоретической] основы, точно так же, как нельзя, исходя из термодинамики… прийти к основам механики.


Никаким количеством экспериментов нельзя доказать теорию; но достаточно одного эксперимента, чтобы ее опровергнуть.


Никакую проблему нельзя решить на том же уровне, на котором она возникла.


Образовывать коллектив изобретателей я бы не советовал ввиду трудности определения настоящего изобретателя; я думаю, что из этого может получиться только общество укрывающихся от работы бездельников.


Перед Богом мы все одинаково мудры – или одинаково глупы.

С тех пор, как за теорию относительности принялись математики, я ее уже сам больше не понимаю.


Самое непостижимое в мире – то, что он постижим.


Джордж Эйд | Афоризмы | Шарль Азнавур