home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




К ак ваня сломал ногу


–Мария, может, мне чем-нибудь помочь тебе? – я стояла посреди светленькой чистой кухоньки, и отчаянно мешала хозяйке готовить обед. Женщина испуганно посмотрела в мою сторону:

–Ты лучше отдыхай, милая. После дороги, поди, устала.

Я уселась на табурет, обтянутый светло-голубой ситцевой сидушкой и начала рассматривать бьющуюся о стекло муху. Несчастная отчаянно жужжала, пыталась вылететь, но не могла.

–Я тебя очень прошу, – тихо сказала я, таким тоном, что от жалости к самой себе на глаза выступили слезы. – Я не испорчу ничего, честно!

Мария призадумалась:

–Ну, хорошо, – кивнула она, – возьми корзину на террасе, собери помидоры.

Получив это особо важное задание, я радостная выскочила из кухни, подхватила корзину и бросилась бегом в сад. Ваня лежал в гамаке, натянутом между двух старых яблонь, и с интересом разглядывал меня.

–Петушков, – крикнула я, – пойдем в огород трудиться, а то у тебя уже пузо растет.

Ваня поморщился, закинул руки за голову и уставился в синее небо, виднеющиеся через густую зеленую листву.

–Как говорят умные люди, Аська, к коим ты не относишься: лучше пузо от пива, чем горб от работы.

–Я не поняла? – я уронила корзину и уперла руки в бока. Ваня моментально вскочил на ноги и широко улыбнулся:

–Уговорила, Вехрова!

Мы подошли к грядкам, чистенькие без единого сорничка... и кустов с помидорами. Кто-то обобрал огород, поломав все побеги, оставив лишь убогие корешки, сиротливо торчащие из земли.

Ваня откашлялся:

–Ася, не хочу тебя огорчать, но, кажется, это и были помидоры.

Я в растерянности уставилась на голые палки, некогда поддерживающие кусты, и яростно зачесала затылок. С огурцами произошла такая же катастрофа, из земли торчали маленькие сломанные черенки, валялись веревки, которыми были подвязаны растения и больше ничего.

Потерпев полнейший крах, я вернулась на кухню. Гарий стоял посреди меленькой комнатки, пил холодное молоко прямо из кринки, оно текло по усам и капало на темную от пота рубаху.

–Помидоры выдрали с кустами! – с порога заявила я.

Хозяин подавился, его мощное богатырское тело сотрясалось от приступа кашля, на глаза выступили слезы, а Мария хлопала по его широкой спине. Когда Гарий пришел в себя, то прохрипел:

–Как выдрали?

–Просто, – я пожала плечами, – и огурцы тоже.

–И огурцы? – Гарий закатил глаза, упал на табуретку и схватился за сердце. – Они у меня крупные были, сладкие, а помидоры красные с желтыми крапинками, десять лет скрещивал, впервые получилось, – шептал он посиневшими губами.

Мария быстро оценила обстановку, вытолкала меня из кухни на террасу, достала из кармана фартука завернутые в платок золотые.

–Иди, – она вложила мне в руку монеты, – купи на рынке эти несчастные помидоры.

–На рынке? – усомнилась я. С тех пор, как нас поселили на постоялый двор, я никуда не выходила, боясь встречи с фатийцами, да, и сюда постояльцы сейчас не приезжали, заслышав, что у Гария и Марии живут люди.

–Рынок рядом с Главной площадью, не бойся, быстро найдешь!

Я неуверенно кивнула и направилась к калитке. Я так сильно волновалась, что мне казалось, будто ноги сами несут меня, сердце билось в груди, как птица в клетке. Из соседнего двора выбежала маленькая шавка, я резко остановилась: собак боюсь с детства, а маленьких собачек тем паче – они сразу хватают за голень железными челюстями, и их потом не отцепить. Шавка почувствовала во мне слабого противника, и зашлась громким визгливым лаем. Я тоненько завыла и бросилась на перевернутую телегу, валяющуюся рядом с дорогой. Собачка догадалась, что жертва сломлена и, гордо задрав хвост, прошествовала мимо меня.

Я осторожно спрыгнула на дорогу и тут увидела, что из-за буйной зелени кустов кто-то наблюдает за мной. Я на всякий случай забралась обратно на телегу и крикнула:

–Выходи!

На свет божий вылез молодой красавчик – рыжий, с торчащими в разные стороны патлами, с яркими веснушками на вздернутом носу и наглой улыбкой.

–Чего испугалась? – спросил он.

Я нехотя спустилась на траву:

–А ты чего подглядываешь? Меня Ася зовут, – я протянула руку.

–Исидор, – тот пожал мою ладонь, сильно, по-мужски.

Мы двинулись по узкой извилистой улочке по направлению к рынку, посыпанная гравием дорога поднималась в гору, по бокам маленькие деревянные домики, с квадратными окошками и резными наличниками, разноцветные заборчики с открытыми нараспашку калитками. Сидр всю дорогу улыбался и пытался шутить, но то ли данийский юмор слишком тонкий для моего приземленного рассудка, то ли у меня просто нет чувства юмора, но улыбалась я через силу. Парень ненадолго замолчал, подхватил меня подмышки и с легкостью перетащил через узкий, но достаточно глубокий ручей, а потом, решив, что мы уже близко знакомы, задал мучивший его вопрос:

–А как ты Наследника нашла?

«Ну, вот, началось. Хотела славы, вкушай ее плоды». Я пожала плечами:

–Тебе рассказывать все, или только основные моменты?

Сидр смутился:

–Можно основное.

–Ну, – я призадумалась, – было холодно.

–Холодно? – удивился он. В лексиконе данийцев, живущих в вечном лете такого слова не было. Я поняла, что не смогу передать ему всю прелесть своего приключения на тридцатиградусном морозе и махнула рукой:

–Случайно я его нашла.

–А Фурбулентус? – у Исидора загорелись глаза. Ага, вот мы и добрались до сути вопроса.

–Меч не мой, а Ванин. Парня, с которым мы приехали, – рявкнула я, злясь на его любопытство.

Кажется, Сидорушка поник, он уже без интереса посмотрел в мою сторону и тяжело вздохнул:

–Рынок здесь рядом. Мне пора.

Я согласно кивнула, глядя на то, как он быстро повернул на соседнюю улочку с красивыми белыми особнячками и скоро скрылся из виду.

Первое, что я увидела, когда зашла на маленький овощной рынок – ярко-красные с желтыми крапинками помидоры, сложенные большой пирамидой на прилавке, за которым стояла милая улыбчивая старушка. Бабулька заломила за них такую цену, что у меня полезли глаза на лоб, торговаться она наотрез отказалась, заявив, что таких помидоров я во всей Данийе не найду. В какой-то степени она оказалась права, такой сорт Гарий вывел совсем недавно.

Я изумилась: в Стольном граде ни кому не пришло бы в голову выставлять на продажу вещи, которые может опознать хозяин, ведь так и по шапке недолго получить. Очевидно, фатийцев это не заботило. Мне хватило денег ровно на два помидора, спрятав их в корзину, я бегом вернулась на постоялый двор.

–Они? – я протянула плоды к самому носу Гария.

Хозяин снова схватился за сердце:

–Они!

Я кивнула и молча вышла из кухни. Ну, ничего, мы покажем нашим садоводам-любителям! Ванина дверь была надежно заперта, я начала барабанить, страшась сломать косяк. Петушков возник в дверях, заспанный, в длинных выцветших трусах, в накинутым на худые плечи рваном черном плаще.

–Чего надо? – он широко зевнул.

–Поговорить! – я отодвинула его и без приглашения вошла в комнату. Жилище уже приобретало следы запущенности и беспорядка, не смотря на то, что Мария исправно убирала комнаты каждое утро. На столе стояла недопитая кружка с квасом, я, любопытствуя, заглянула в нее, на поверхности темно-коричневой жидкости плавала муха. Простыни на постели смяты, подушка валяется на полу, рядом с ней стоят грязные кирзовые сапоги, с портянками, сложенными поверх голенищ. Занавески надежно сомкнуты, в комнате царил полумрак. Я плюхнулась на стул, усаживаясь на единственную отглаженную и накрахмаленную Ванину сорочку. Адепт болезненно поморщился, словно, я ударила его в живот, грубо вытащил из-под меня рубаху, бросил на кровать и хмуро посмотрел в мою сторону:

–Говори!

–Мы сегодня будем вылавливать налетчиков на огород! – радостно улыбаясь, заявила я.

–Чего? – не понял Петушков.

–Будем ловить тех, кто ворует овощи, – еще раз, как малому ребенку пояснила я.

–Без меня! – Ваня спокойно открыл дверь, предлагая мне убраться восвояси со своими идеями. – Еще перепугаем дюжину фатийцев, нас обвинят в агрессии, тебе надо ты и лезь в петлю!

–Ну, конечно, – я беспечно пожала плечами и встала, – это дело лично каждого помогать гостеприимным хозяевам, которым мы, кстати, не платим ни гроша!

Удар достиг цели! Ваня покраснел и пробурчал:

–Знаешь, Аська, когда я последний раз помогал гостеприимным хозяевам, меня чуть дракон не сожрал!

–Ну, не сожрал же! – удивленно развела я руками.

–Иди ты в болото! – плюнул Ваня и с грохотом закрыл дверь. – Чего делать надо?

Я плюхнулась обратно на стул, счастливо улыбаясь:

–Ночью засядем в засаду и будем их ждать.

–Плохая мысль, – протянул Ваня, натягивая порты.

–Почему?

–Ты ночью заснешь, как тогда в Егорьевском ските, и я их один ловить буду! – буркнул Ваня.

Наверное, так бы оно и получилось, если бы не маленькое обстоятельство.



Фатия | Приключения ведьмы | * * *