home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Добро пожаловать на землю данийскую


–Ваня, не спи! Ваня, не смей спать! – я потрясла за плечо дремлющего адепта.

Петушков с трудом приоткрыл тяжелые веки, бросил на меня злобный взгляд и перевернулся на другой бок. Я загрустила.

Не дождавшись конца ужина, мы вернулись на постоялый двор, и теперь сидели в засаде в кустах малины напротив грядок, подстерегая наших огородных разбойников. Хмель все еще дурманил голову, я сладко зевала, и старалась не заснуть. Тянуло все больше к подушке, нежели на подвиги. Где-то далеко закричал филин, я вздрогнула и поежилась, от реки шла ощутимая свежесть. Сад, утопающий в чернильной ночи, безмолвствовал, где-то совсем рядом с нашим убежищем хрустнула ветка, я подскочила и снова пихнула Петушкова в бок:

–Ваня, я слышала шорохи!

Адепт вяло зевнул и отмахнулся от меня:

–Тебе на пьяную голову кажется! -пробормотал он.

Снова захрустели ветки, совсем рядом с кустом раздались чьи-то осторожные, крадущиеся шаги. С трудом я разглядела легкую тень.

–Ваня! – я опять затеребила адепта. – Они здесь, они грабят наш сад, а ты дрыхнешь!

–Слушай, чокнутая, отстань от меня на пять минут! Надоела уже!

Тут раздался чей-то едва слышный шепот: «Осторожно! Куда идешь?»

Ваня встрепенулся, сонный хмель моментально выветрился, и Петушков превратился в слух.

–Там действительно кто-то обчищает грядки! – резюмировал он.

Голоса начали приближаться, воры перестали бояться облавы и спокойно ходили по огороду.

–Вань, наколдуй какое-нибудь чудовище пострашнее!

Петушков кивнул, махнул руками, воздух наполнился ароматом жасмина, и перед нами возникло неясное голубое свечение с размытыми контурами.

–Ваня, это что угодно, только не приведение! – фыркнула я.

Адепт почесал затылок, надул щеки, и снова взмахнул руками. Раздался тихий хлопок, на нас повалил белый молочный дым, он медленно оседал и стелился по земле, а пред нашими очами появилась страшная перекошенная рожа с вывалившимся языком и только тремя зубами, казалось, что худое туловище с торчащими ребрами сейчас сдует ветром.

–Слушай, а почему у него зуба всего три? – поежилась я, внезапно узнавая в призраке точный потрет одного из задушенных пару лет назад Магистров Совета.

–Говорил, в страшной схватке выбили, – хмыкнул Ваня – но мне кажется, они у него от старости выпали, еще при жизни.

Ваня тихо щелкнул пальцами, призрак беззвучно полетел по направлению к единственно сохранившейся в неприкосновенности огуречной грядке.

–Вань, а ты уверен, что мы его туда заслали? – поинтересовалась я.

Приведение, между тем, проплыло около деревьев, меня непроизвольно передернуло: «Ну, и страшная же, однако, рожа!»

–Куда оно направляется? – зашептала я, наблюдая за призраком через колючие малиновые ветки. – Там же цветник.

В это время сад огласил леденящий душу визг, мы с Ваней довольно переглянулись.

–Бежим! – тоненько завизжал один из налетчиков.

Раздался топот ног и чье-то тяжелое дыхание, наше приведение метнулось в сторону высокого забора, который было возможно лишь перелететь, но никак не перелезть. Я, наконец-то, увидела две мечущиеся тени, одна повыше, другая пониже. Воры, зажатые между ограждением и призраком, вжались в каменную стену, практически сливаясь с ней в темноте. Вдруг раздался еще один протяжный крик, больше походящий на рык умирающего лося, к нему присоединился тоненькое сопрано: «Чур, меня!»

Пленники пробежали мимо оскаленного, с тремя кривыми зубами, торчащими из пасти, приведения, и шустро забрались на высокую, аршинов в шесть, грушу.

Ваня довольно кивнул, хлопнул в ладоши и морок превратился в большой голубой шар, осветивший сад. Мы подбежали к дереву с тоненьким стволом, макушка сиротливо накренилась, на фоне неправдоподобно большой оранжевой луной и тысячи мелких звездочек темнели две скрюченные фигурки.

–Акробаты, – хмыкнул Петушков, поднимая с земли сломанную тонкую веточку, рассматривая ее в призрачном свете энергетического светильника.

–Эй, вы там, наверху, слазьте! – заорал он так, что у меня зазвенело в ушах.

–И не подумаем! – донесся сверху знакомый голос. И где же я его слышала?

–Тогда скидывай наши огурчики! – потребовал Ваня, потрясая в воздухе кулаком.

–Да, нет никаких огурцов, – раздался второй жалобный голос, несколько хрипловатый, скорее всего сорванный, – только две штуки ирисов срезали!

–Скидывай их! – заорала я. На звук моего голоса сначала завыл Тризорка, а потом и все соседские шавки.

–Ну, уж нет! Это отступные за моральный ущерб!

«Сидр!» – вдруг догадалась я, вспоминая моего неожиданного знакомого. Так вот кто наш огород разоряет.

–Сидор! Я тебя узнала! – заорала я. – Зачем тебе два цветка, на смерть что ли?

–Ах, ты ведьма! Убери своего подельщика! – рядом со мной шмякнулась зеленая груша. Так они еще и покалечить решили! Я устало вздохнула:

–Вань наколдуй что-нибудь! Не хотят по-хорошему, поговорим, как можем!

Адепт закатал рукава, поплевал на пальцы и плавно взмахнул руками, дерево со страшной силой закачало в разные стороны, гибкий ствол наклонялся практически до земли, так что мы даже смогли разглядеть перекошенные от ужаса лица грабителей, намертво вцепившихся в ветки.

–Эй, Вань, – толкнула я Петушкова под локоть, – хватит, а то грушу сломаем!

Дерево еще раз дернулось и остановилось, сверху послышались проклятья на чистейшем словенском мате.

–Чего делать будем? – деловито поинтересовался Иван.

–Давай, Петушков, – кивнула я, – полезай на дерево! Раз не они к нам, то мы к ним.

–А почему я должен к ним карабкаться, это твоя идея, тебе и воплощать! – возмутился адепт.

–Иван Питримыч, – я уперла руки в бока и посмотрела на него с чувством глубокого превосходства, – кто я? Глупая необразованная женщина! Кто ты? Сильный смелый маг четвертой степени! Забирайся! – я ткнула пальцем в ствол дерева.

Ваня плюнул и, кряхтя, полез на грушу, по воздуху развивался его длинный черный с заляпанным низом плащ.

–Сидорик, – заорала я, – к вам лезет наш посланник!

–А не пошли бы вы все к лешему! – отозвался испуганный голос.

–Сейчас сам пойдешь! – пообещал Петушков, забравшийся практически до середины дерева. Тут случилось неожиданное: тонкая хрупкая ветка подломилась под тяжелым Ваниным сапогом, и Петушков с криком плюхнулся на землю, его плавно накрыл черный плащ. С кроны донесся ехидный голос:

–Не долез твой маг!

В это время Ванятка, отключившийся от удара о землю, начал приходить в себя и тихо застонал. Я бросилась к нему, осторожно приподняла плащ и посмотрела в бледное худое лицо.

–Аська, – процедил он сквозь зубы, – я кажется, ногу сломал. Давай лечи!

Я с готовностью положила руку на неестественно вывернутую голень и приготовилась к боли, которая всякий раз сопровождает мои опыты по врачеванию, но ничего не произошло. Я закрыла глаза и постаралась представить себе рану, но никакой реакции не последовало.

–Аська, ну, давай же быстрее!

–Не отвлекай меня! Я пытаюсь сосредоточиться! – открыла я один глаз. Сколько я ни старалась, ничего не получалось. Казалось, что сила во мне заснула мертвецким сном и радостно храпит, переворачиваясь с боку на бок.

–Вань, – вынуждена была признаться я, – не получается что-то.

–Аська, дура, – простонал он, – распоротый живот лечишь, а дурацкий перелом не можешь. Зови врача.

Следующие полчаса уже втроем: я, Гарий и Мария носились от дома до сада, вызывали доктора, переносили на носилках стонущего Ивана. Воспользовавшись переполохом, воры решили спуститься с дерева и покинуть место преступление, но им помешал огромный лохматый пес Тризор. Нас он знал и не трогал, а, почувствовав, наконец, чужой запах, с диким лаем сорвался с цепи и кинулся в сторону сада. То-то мальчики повеселятся, если решат спуститься!

Сложнее всего было объяснить доктору, приятному мужчине лет пятидесяти с пенсне на носу и с дурацким полосатым зонтиком в руках, что произошло. На вопрос, а как же Ваня так неудачно, я произнесла следующий текст, с первых слов почувствовав, что несу полную ахинею.

– Ваня упал с дерева.

– Но позвольте, зачем он туда забрался так поздно?

– За цветами...

– В каком смысле «за цветами»?

– Э-э-э, ну мы, в общем, мы ловили воров. Вернее огородных налетчиков. Они все время обдирают помидоры с огурцами, вот мы и решили это прекратить. В этот раз они, почему-то взяли только два гладиолуса.

– Ириса, – простонал с кровати Ваня.

–Ну, ириса. Мы сотворили приведение, оно загнало их на грушу, ну, ту самую высокую.

– Магдалена, – скорбно прошептал Гарий, хватаясь за сердце.

– Что?

– Сорт груши называется Магдалена редчайший, они вырастают высокие и плоды, как сахарные. Деревце одно во всем городе. А эти изверги, все ветки уже поломали...

Я сглотнула, вот и помогли гостеприимным хозяевам!

– Так вот, – продолжала я, – слезать они не хотели, ирисы отдавать тоже не хотели, тогда Ваня полез к ним на переговоры, оступился, упал, очнулся...

– Ах, ну теперь все понятно, – по лицу доктора было видно, что не понятно ему ровным счетом ничего, но хорошее воспитание и деликатность не позволяют спросить, зачем мы, идиоты, вообще, все это затеяли.

–Ну, что же наложим гипс, – ласково улыбнулся он Ванечке.



* * * | Приключения ведьмы | * * *