home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ВЕЩЬ-ЧТО-ПЛАЧЕТ-В-НОЧИ

И Принц-Что-был-Тысячей начал рассказ:[1]

В те дни, когда царствовал я, как Властитель,

над Жизнью и Смертью, мольбе Человека -

я внял и в бескрайность приливных энергий

сумел очертить то, что в Средних Мирах.

Я создал естественный ритм изменений:

рождений, развития, смерти, а также

всех помыслов, связанных – с ними... И это

я дал Управителям-Ангелам, чтобы

посты на границах у Средних Миров

и руки их, что овладели волнами, служили для пользы.

И – много веков мы правили вместе, давая для жизни -

развитие полное, смерть умеряя,

позволив энергии шириться морем...

Окутались истины ветром и вихрем,

стремящимся к выси творенья, другие -

на Внешних Мирах. Это было наградой.

Но как-то случилось, что я, размышляя

над миром, который подобен пустыне,

хотя превосходен, но мертв и бесплоден,

и – жизнью еще не затронут, случайно

волны поцелуем, придуманным мною,

я вдруг разбудил эту спящую вещь...

И – сам испугался проснувшейся вещи,

когда из земли, вытекая, как лава, -

напала она и пыталась убийством

закрыть мне дорогу. И жизнь на планете

она уничтожила быстро, и – снова,

от злобы слюной истекая, метнулась,

насытилась Жизни приливом, коснулась

тебя, мое счастье, жена моя, радость...

И – тело твое не сумел воссоздать я;

лишь это дыханье и – все... О, проклятье!

И Жизнь выпивало оно так, как люди -

вино выпивают. И было бессильно

любое оружье, которым владел я.

Я – пробовал все, но оно не скончалось,

не впало в безмолвие, нет, но старалось -

укрыться, бежать, раствориться во мраке...

Я смог задержать его. Станции дали

энергию мне для создания поля,

для поля нейтральных энергий, сумевших

в себе заключить этот мир, где оно...

Но так как способно оно пробираться

не только сюда, но и к Жизни, посеяв

на месте миров – бесконечную пустошь,

его уничтожить – мой долг. И, конечно,

я – много пытался – терпел неудачи:

они приравнялись к попыткам, но все же -

в течение полустолетия я держал его

в том безымянном пространстве.

На Средних Мирах воцарившийся хаос -

стал следствием долгих отсутствий. Утерян

контроль был рождений, развития, смерти...

О, боль моя, ты – не имела предела!

Да, новые станции строились, но...

так медленно... Нужно б накладывать поле

еще раз, но то безымянное Нечто

не стал отпускать я на волю. Я сразу

не мог поддержать Миры Жизни и тут же -

удерживать страшного пленника – тень.

Тогда среди Ангелов вспыхнули ссоры;

гордыню раздоров дурною травою – скосил я...

Ценою же стала лояльность – я знал это твердо.

А ты, о, Нефита,

отца моего не одобрила смелость,

когда он вернулся из Средних Миров,

рискуя Осириса гневом, поскольку

хотел утолить разрушения жажду,

любовь свою, ту, что была запредельна.

Да, ты не одобрила, ибо отец мой

по имени Сет был не только воитель

и самый могучий из живших на свете,

но также и сын наш в далекие дни

на Марачеке. Дни, где взломал темпоральный

барьер я, желая так жить постоянно

во все времена. И не знал я, что время -

назад повернуло, и стану отцом я

того – кто моим был... О, Сет солнцеглазый,

владеющий Жезлом, Перчаткой, идущий

над сушей, морями, горами... Нефита,

да, ты не одобрила, но не отвергла

ту битву, где всем предстояло сразиться -

и Сет опоясал себя на борьбу...

Не будучи прежде никем побежденным,

преград он не знал. Хоть Стальной Генерал

развеян был этим, пока Безымянным,

он страха не чувствовал. Правую руку

он вытянул – плотно Перчатка Энергий

ее охватила и выросла так,

что тело закрыла его как бронею.

Глаза же сияли сквозь эту броню...

Он на ноги пару сандалий чудесных надел.

Позволяли шагать они смело

по воздуху и по воде, как по суше...

На черную нить, ей себя опоясав,

повесил он ножны от Звездного Жезла,

рожденного в Норне у тех кузнецов,

что были слепы. Он единственный в мире -

мог этим владеть.

Да, он страха не ведал!

Он в крепость мою был готов отправляться

и мир сокрушить, где жило это Нечто,

голодное, ждущее жертв. Брат мой Тифон -

другой его сын – Пустота Черной Тени,

явился, прося взять с собой. Сет отвергнул

его предложенье и бросил надменно

себя в темноту, открывая свой лик...

И – триста часов длилась битва. И стало

слабеть Безымянное... Сет при атаке

его зацепил и готовил к удару

для смерти. И – скрыться оно в океанах

уже не могло... Добивал он на суше,

в глубинах морских и на горных вершинах,

по шару планеты преследуя, чтобы -

закончить смертельным ударом сраженье!

И были разрушены два континента...

Кипели моря, наполняя пространство,

как облаком-паром... И – плавились скалы...

А небо исхлестано было не плетью,

а – звука ударом... О, дюжину раз я

Тифона удерживал – рвался на помощь...

Затем Безымянное, коброй свернувшись,

в небесную твердь вознеслось на три мили,

а Сет оставался на месте. Ногами -

он в сушу и воду уперся... Тогда-то

Осирис свершил свою подлость, – измену.

Не зря он поклялся отца уничтожить

за то, что украл у него он Исиду,

родившую Сету меня и Тифона...

Анубис его поддержал. Взявши поле

тем способом, что получают для солнца,

к пределу стабильности бросив светило,

Осирис обрушил удар. Еле спасся

я сам от него, но отец не успел...

Удар, уничтоживший мир, на планету

еще никогда не был брошен. Бежал я

в далекое место, за многие годы...

Тифон попытался спастись в подпространствах,

где дом его был – не добился успеха...

И – больше я брата не видел. Нефита!

Мне стоила битва отца, что был сыном,

и брата, и плоти твоей.

Живо Нечто.

Сумела та тварь уцелеть при атаке

от Молота-что-разбивает-все-солнца.

Нашел я ее на планетных обломках

позднее. Была она будто туманность,

горящая пламенем, словно при ветре...

Я создал вокруг него сил паутину;

закрылось оно, ослабевшее в битве...

И я поместил его в тайное место

за всеми пределами. Там, в заключенье,

оно без дверей и без окон. Я часто

пытался убить его снова. Не знаю,

что это такое. Лишь Сет мог ответить

на этот вопрос и при помощи Жезла.

Но – живо оно и по-прежнему плачет,

и, если когда-нибудь сможет прорваться, -

убьет оно Жизнь, что на Средних Мирах.

Осирис с Анубисом власть поделили

за этой атакой. Смолчал я. Поскольку

я должен остаться на страже, покуда

не будет оно уничтожено. Вскоре

на станциях многих и ангелы стали

друг с другом сражаться. Их войны продлились

лет тридцать. А после – Осирис с Анубисом

то, что, осталось, пожали совместно.

И – нет этих станций.

Теперь эти двое волнами Энергий

должны управлять, подвергая народы

чуме или войнам. Достичь равновесий

от мирных воздействий путем постепенным

и с помощью станций – значительно легче...

Они не способны идти по-другому,

поскольку боятся двумнения или

дележки энергий, которые взяли

путем беззаконья. И даже друг с другом

они договор заключить не сумели.

Когда Безымянное я уничтожу

и путь, наконец, отыщу для убийства,

я силу энергий своих переброшу,

смещу моих Ангелов, двух, что остались...

И это – труда не потребует. Руки

мне новые будут нужны, чтобы волю

мою воплотить. Было б гибельно просто

убрать тех, кто может работать с волнами...

Когда я добьюсь всего этого, сразу

я, мощь этих станций собрав воедино,


ГНЕВ ОГНЕННОЙ ЛЕДИ | Создания света — создания тьмы | ТЕБЯ ВОПЛОЩУ, О БЛАГАЯ НЕФИТА...