home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

— Отведи его на пит, и пусть забирает свое барахло, — сказал Лек.

Сквиб посмотрел на Майка.

— Пойдем.

— Мне не нужно было туда переезжать. Это комната Тайлы, прошептал Майк — Мне было все равно, — сказал Сквиб.

Майк больше не произнес ни слова до самого пита, и Сквиб ждал в дверях, пока Майк упаковывал вещи. Их было немного, и сборы заняли мало времени.

Когда все было готово, Майк поискал Эндрю, но его нигде не было.

Несколько клаат'ксов летали вокруг, глядя на них огромными глазами.. — Счастливо оставаться, мальчики и девочки. Держите ваши ручки при себе, — попрощался Майк.

Сквиб остановился возле двери в служебный коридор.

— Чертовски неприятно, Майк. Мне так жаль.

— Скажи это Эдду.

— Обязательно. Я поговорю с ним о тебе.

— Даже и не думай!

Он не хотел, чтобы за него просили. Либо он сделает все сам, либо не сделает ничего. Сквиб колебался.

— Ты спас мне жизнь. Я этого не забуду.

— Забавно. По-моему, половина Питфола считает, что авария произошла по моей вине.

— Я знаю, что это не так.

— Нет, не знаешь.

— Это была диверсия.

— Всего лишь теория. Попробуй привести этих шустриков в суд.

Майк посмотрел через плечо Сквиба. Летучие ящерицы молчаливо вращались в хороводе, покусывая и царапая друг друга. Очевидно, практиковались в балете. Наверно, они уже забыли о Майке.

— Да, — продолжал Майк. — Хорошие из них получатся свидетели.

— Это была диверсия, Майк. Я это знаю точно.

— Пытаешься поддержать меня, да? Ободрить меня словами: «Да, Майк, кто-то действительно хотел убить нас — и при этом вышел сухим из воды».

— Этого больше не случится.

— Почему ты так думаешь?

— Я знаю, кто это сделал.

Майк посмотрел в бесстрастное стальное лицо.

— Но мне не скажешь.

— Тебе это не понравится.

Майк попытался поселиться обратно в общежитии, но кто-то занял его комнату. Кто бы мог подумать, что «Ночлежный дом Слизаков» окажется таким переполненным?

Он тащил свой рюкзак по длинному переходу, проталкиваясь между пьяницами, жуликами и веселыми компаниями. Должно быть, сегодня день зарплаты, подумал он, прикидывая, сколько у него осталось денег. Рано или поздно придется искать работу, хотя ему и приходило в голову, что сейчас его не очень-то ждут на гоночных питах.

— О боже, — пробормотал он, — я сам себя загнал в угол. Через час с небольшим он отыскал ночлежку в самом центре пришедшего в упадок среднего ринга. Стойка регистратора была покрыта грязным потрескавшимся пластиком.

— Здесь здорово, — сказал Майк ночному портье. — В этом месте, наверное, кончают все пилоты-неудачники.

— Напрасно вы так. У нас даже Спидбол Рэйбо ночевал однажды.

— Давно же это, наверное, было.

— Да нет, на днях. У этих старых жестянок иной раз бывают свои причуды.

— Да уж, — Майк прижал запястье к сканеру, но дисплей не засветился.

— Ничего не получится. Он не работает. Может, у вас найдутся наличные? Майк заглянул в бумажник.

— Что я смогу получить за одну йену?

— Пять дней в общаге. Или десять в одном из наших номеров-люкс.

— Звучит заманчиво, — сказал Майк, протягивая йеновую банкноту.

Портье быстро спрятал деньги.

— Добро пожаловать.

Майк поднялся по крутой низкогравитационной лестнице и протиснулся в свою комнатку. Улегся на вонючую кровать и стал разглядывать разводы масляной краски на стене.

«Вот оно, — подумал он. — Вот оно, дно».

МАЙК: Добрый день, Линия помощи слушает.

АБОНЕНТ: У меня ощущение, будто я задыхаюсь.

МАЙК: Питфольная клаустрофобия. Держись, парень.

АБОНЕНТ: Стены этого вонючего дома надвигаются на меня. Я это чувствую.

МАЙК: Это только начало, земляк. Весь этот проклятущий притон похоронен в теле звезды — прямо сейчас, в эту секунду!

АБОНЕНТ: Ты думаешь, я этого не знаю?

МАЙК: Тогда ты, возможно, еще знаешь, что между нами и полной аннигиляцией находится несколько генераторов искривленного поля, каждому из которых по триста лет, и я сомневаюсь, что кто-нибудь в них хоть что-то понимает.

АБОНЕНТ: ...

МАЙК: Алло?

АБОНЕНТ: Что же нам делать?

МАЙК: Забудь об этом, земляк. Мы ничего не можем сделать. Они нас поймали. Мы на крючке. Мы просто мясо. Выхода отсюда нет. Мы с тобой просто настолько глупы, что думаем об этом. Мы сами себя сюда загнали и никогда не отыщем дороги назад. Они нас сцапали. И мы все сдохнем. Ты меня слышишь? Мы все сдохнем, земляк. Хочешь еще что-нибудь узнать? Это будет больно. Это будет очень больно, земляк.

Майк с трудом проснулся, весь мокрый от духоты. Эхо собственных слов, сказанных во сне, все еще пронизывало ткани мозга.

— Это будет больно, это будет больно.

Он застонал.

Слишком поздно. Уже больно.

В начале первой световой смены Майк обнаружил, что кто-то забрался в его комнату, пока он спал, и украл бумажник и рюкзак. Таким образом, он остался в чем был — к счастью, спал он не раздеваясь.

— Хорошее начало, Мюррей, — пробормотал он, садясь на край кровати.

Пол комнаты был испачкан желтой грязью, оставленной, очевидно, грабителем.

— Может, это золото.

Он потрогал желтую грязь босой ногой и тут же в панике начал искать тапочки, которые оказались под кроватью.

Второй и хорошей новостью было то, что воры не тронули его скафандр, запертый в кладовке возле пита Лека. Он торопливо пошарил в заднем кармане — слава богу, пластиковый ключ-карточка был на месте. Майк вышел из номера, миновав стойку, за которой торчал новый и очень негуманоидный клерк, и осмотрел коридоры. Очевидно, выдача зарплаты продолжалась.

Майк отыскал дешевую забегаловку и еще раз попытался проверить на сканере свой кредит. На счету еще оставались деньги, а это означало, что у ночного вора не было при себе контрабандного сканера. Уже неплохо. Майк позвонил Спидболу и попросил приехать сюда, а затем уселся за стойку.

Поджидая приятеля и потягивая кофе, Майк достал серебряную монету и положил ее на грязноватую стойку.

Подошла, официантка и наполнила его чашку. Взглянув на монету, она бросила:

— Извини, парень, мы здесь такие не принимаем.

— Да, я знаю.

Несколько секунд спустя он заметил, что она все еще разглядывает его.

— Что?

— Сладкий мой, я чувствую, ты на мели.

— Что, так заметно?

— Да, детка, по запаху.

— О, простите.

Сомнений быть не могло, придется где-то раздобыть новую рубашку. Майк протер глаза. Та кладовка, в которой он провел ночь, была настолько дешевой, что гравитация в ней постоянно колебалась. Он вообще удивлялся, как ему удалось заснуть.

Теперь, взмокнув от пота в жарко натопленной кофейне, он подумал, что, может, и не было никаких колебаний гравитации.

— Просто я совсем пропадаю, — прошептал он, подбрасывая монету.

Это была его последняя связь с Землей, полумифической планетой, которую он, может, больше никогда не увидит.

Майк повертел монету в руках, опасаясь, что она может снова наполнить его хрупкий разум фантомами. Какое-то наваждение. Проклятая вещица была полна мерзких посланий, адресатом которых был он сам, а отправителем кто-то, кого он знал, но не мог вычислить.

Если только клаат'ксы не напортачили чего-нибудь с монетой. Эдд сказал, с ними такое бывает...

Эдд сказал, Эдд сказал. Майк подумал, а что сказал бы Эдд, если бы в мысленном изображении появилось его лицо.

Сказал бы, что они сумасшедшие или лгуны. «Почему ты думаешь, что это не они сами устроили диверсию на корабле?» — сказал бы он. Я ничего не думаю, приятель, ничего.

Сосредоточившись, Майк мог отчетливо вспомнить лицо Джесса, протянувшего руку за сандвичем. При этом образ диверсанта за работой рассыпался на части. Теперь он ясно понимал, что подозревать Джесса было нелепо, но не извиняться же перед человеком за невысказанные мысли. Он еще раз подбросил монету в воздух, следя за ее медленным вращением в низкогравитационном поле. Поймал, подбросил, еще раз, еще... Вдруг кто-то протянул руку и перехватил монету в воздухе.

— Эй!

— Где ты это взял?

Перед ним стоял крупный мужчина в темном костюме — из тех, с которыми люди в здравом уме предпочитают не связываться. Но Майк не был в здравом уме.

— А тебе-то что?

— Это непростая штучка, — заявил человек, ощупывая монету.

— Она моя!

— Не думаю, чтобы ты понимал, что это за вещь. Парни, которые получают такие монеты, не размахивают ими в людных местах. Парни, которые получают такие монеты, не хотят, чтобы люди знали о том, что они их получили.

— А почему?

— А ты не знаешь?

— Отдай!

Верзила улыбнулся.

— Может, я лучше просто... — но тут улыбка сползла у него с лица.

— Я полагаю, что тебе лучше отдать монету, — сказал Спидбол, вырастая у него за спиной. Он протянул одну из своих титановых ручищ и сомкнул ее на шее парня. — Друг, если ты еще не понял, то я скажу тебе, что у меня гоночная силовая установка, и ты будешь просто потрясен, когда узнаешь, какую силу она придает рукам. Знаешь, я могу с легкостью расплющить твою шею, даже не сомкнув пальцы. Давай попробуем?

— Не сегодня, — поспешил с ответом верзила, роняя монету на ладонь Майка.

— Но поскольку я тебя все равно ухватил, — продолжал Спидбол, — то, может, продолжим разговор, и ты нам расскажешь, почему парни, получившие такие монеты, так стыдятся этого.

Парень колебался, и Спидбол пояснил:

— Ты, наверное, удивляешься, как это робот может тебе угрожать, а как же, дескать, всякие ограничители, заложенные в программах, и тому подобное. Так вот, друг, что касается меня, то я никакой не робот.

Верзила пискнул.

— Верно говоришь, друг, — сказал Спидбол. — Я просто человек в стальной клетке, поэтому никто не сможет сказать, что я сделаю в следующий момент, — титановые пальцы сжались на сантиметр.

— Это бандиты! — выдавил верзила. — Бандиты ими пользуются, когда расплачиваются с парнями, которые оказывают им услугу.

— Да? — переспросил Спидбол. — А конкретнее?

— Ну, скажем, парень задолжает бандиту, а отдавать надо, вот он и проворачивает для бандита всякие делишки.

— Понял, — сказал Спидбол. — А монеты выдаются в качестве премии?

— Ага, вроде как, знаете, тридцать сребреников, только здесь они получают один вместо тридцати.

— Любопытно, — заметил Спидбол. — Я ведь уже видел здесь раньше твою мерзкую рожу, или я ошибаюсь? Ты кто такой — буки? Парень хотел было энергично кивнуть, но сдавленная шея не давала такой возможности.

— Да, да! Просто буки! Вот я кто!

— Уверен?

— Да!

— Откуда же ты знаешь такие подробности о бандитах?

— Ну, я наблюдательный. Смотрю, слушаю, понимаете? Иной раз пилот задолжает мне деньги, и тогда приходят крутые ребята, расплачиваются со мной, а его, стало быть, могут использовать в своих делах.

— В каких делах? — спросил Майк.

— А я знаю? Срывать гонки, подкручивать что-то в кораблях, чтобы они плохо летали. Обычные дела.

— Диверсии, — высказал предположение Майк.

— Именно так это и называется, — подтвердил Спидбол. Он встряхнул верзилу и отшвырнул его прочь. Парень тяжело ударился о стену и пополз к двери.

— Славно повеселились, — огорчился Спидбол.

— Это правда, что он сказал?

— Похоже на то. Он был слишком испуган, чтобы врать. Пульс сто пятьдесят, дыхание сорок. У меня не было времени взять анализ крови, но в ней наверняка было полно адреналина.

— Значит, так и есть. Я ищу людей со связями в преступном мире. Кого-нибудь, кто оказывает им услуги.

— Попробуй. Это забавные ребята.

— Представляю.

— Но пока тебе надо найти другую работу. Здесь нельзя долго жить без законных на то оснований. Ты зарегистрировался в администрации Питфола?

— Как безработный?

— Они внимательно следят за этим.

— Сколько времени у меня осталось?

— С твоим банковским счетом? Около недели.

— Я смогу протянуть больше недели!

— И оплатить билет?

— Меня могут подбросить до Энигмы, разве нет?

— Не знаю. Не так много частных кораблей туда летает. Майк уставился в свою чашку.

— Здорово. Теперь я действительно в ловушке. Спидбол постучал по стойке металлическими пальцами.

— Послушай, а что там с твоим импульсным повторителем? Ты действительно что-то в нем подкрутил?

— Да, и это сработало. Спидбол засмеялся.

— Почитай-ка официальные сообщения, парень.

— Ну, почти сработало. Мне просто нужно было быть поосторожнее.

Спидбол покачал головой.

— Не знаю. Такую штуку только Джесс Бландо мог выкинуть.

— Да, наверное.

Робот подсел поближе к Майку.

— Почитай-ка. Я подобрал это на Большом Стадионе. Майк развернул сложенный листок и положил перед собой на стойку. Это была букмекерская распечатка.

СЕКРЕТНЫЙ СПИСОК ДОКА КЕПЛЕРА

1/0.30 первый заезд.

Класс А «Гибрид» — одиночки.

Отправлено: 3/2.00 1. Рен Рен Дунг Гао

2. Хидео Ватанабе

3. Фоутилайзер Дж.

4. Майкл Мюррей

5. Дувер Белл

6. Мартин Мишима

7. Самсон Родригес

8. Торкидд

Якобсен Спидбол пояснил:

— Разумеется, в новых списках тебя вычеркнули.

— По крайней мере на этот раз написали правильно мое имя.

— Это ненадолго.

— Вот небось Дувр Белл злится.

— Дувр Белл — визгливая голова.

Майк согласился.

Спидбол сложил бумажку и сунул ее в металлический карман на боку.

— Кстати, а какого черта ты сидишь в этой рубашке?

— Меня обокрали.

— Я их не осуждаю.

НЭНСИ: Ты хочешь изменить свой график?

МАЙК: Нет, я... Я не могу больше этим заниматься.

НЭНСИ: Почему?

МАЙК: Я... я занят.

НЭНСИ: Майк, насколько я понимаю, ты не просто доброволец.

МАЙК: Да, конечно. Послушай, я буду делать что-то другое, ладно? Или... я как-нибудь заплачу штраф. Ну, не знаю. Но принимать звонки я больше не могу.

НЭНСИ: Хорошо, Майк. Мы как-нибудь это уладим.

МАЙК: Спасибо.

НЭНСИ: Я могу тебе чем-то помочь?

МАЙК: Едва ли.


предыдущая глава | Звездный спидвей | Глава 16