home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Майк некоторое время постоял у запасного выхода. Госпиталь находился прямо на пит-ринге, слегка выдаваясь в сторону, чтобы спасательным кораблям легко было его отыскать. Он имел огромный причал и самый большой на Питфоле воздушный экран. При необходимости здесь могла разом сесть дюжина кораблей, не рискуя столкнуться.

Майку нечего было делать на пите, пока туда не доставили «Скользкого Кота», поэтому он убивал время, слоняясь туда-сюда. Когда он приближался к экрану, гравитация падала почти до нуля. Ангар ослепительно сиял, даже сейчас, между гонками, когда внутри было почти пусто. Невдалеке, потрескивая и пощелкивая, остывал какой-то корабль, пустой, с открытыми люками. Это был не тот, что доставил сюда их с Тайлой.

— Счастья вам, ребята, кем бы вы ни были, — пробормотал Майк.

Он остановился, балансируя на цыпочках на красно-белой зебре опасной зоны, в пятидесяти метрах от вакуума внешней раковины Питфола. Сквозь подошвы ботинок ощущалась вибрация воздушного экрана. В десяти метрах под его ступнями был указатель другого входа, с опрокинутым гравитационным полем — там была другая поверхность, в точности повторяющая пространство ангара.

Майк выполз на шершавую плиту и заглянул через край. Он опасался, как бы кто-нибудь не заметил его и не велел ему вернуться. Отсюда был виден Питфол. Полдюжины его рингов и разноцветные огни бакенов прятались за массивностью пит-ринга. На расстоянии шести километров горела красными огнями зона выхода, опоясывающая темное внутреннее пространство сферического искривления; отсюда через скрученное кольцо пролегал путь к дюжине с небольшим трасс спидвея. Прямо перед Майком находилось белое кольцо входа в один из туннелей пассажирской сети, которая связывала планеты системы Клипсиса, с каждой из которых можно было попасть в мир одной из известных разновидностей гуманоидов.

Люди делили свою базовую планету, Энигму, с десятком других кислорододышащих существ. В физическом плане это была почти безупречная копия Земли, хотя никто специально не подгонял ее среду под земную. Майк уже шесть месяцев находился на Питфоле, но до сих пор не летал ни на Энигму, ни на другие планеты. Они не интересовали его. Он приехал сюда ради гонок.

Майк посмотрел на часы и застонал. Питфол проходил по орбите максимально близко к звезде Клипсис, и в таком положении им предстояло оставаться почти сорок минут. Лек утверждал, что искривленное поле Питфола не только защищает от смертоносного жара, но и подпитывается энергией конвекционной зоны звезды.

Майку это было все равно. Он чувствовал себя гораздо лучше, когда Питфол находился в дальней точке своей эллиптической орбиты, примерно в трехстах тысячах километрах над протосферой звезды. Майк прищурившись смотрел на белое отверстие входа в искривление, словно проверял его на прочность. Черт, если искривленное поле Питфола вдруг откажет, и этот крошечный пузырек вдруг наполнится всяким звездным мусором,

Майк, возможно, даже не успеет этого почувствовать. Он продолжал смотреть, и вот из белого круга возникла черная точка корабля, увеличиваясь и надвигаясь прямо на него. На Уоллтауне, внутренней поверхности Питфола, загорелись сине-зеленые лучи лазеров, проверяя корабельные системы. Майк закрыл глаза, когда на нем заплясали несколько когерентных лучей.

Корабль приближался. Майк встал и попятился, отступая в низкогравитационное поле. По ангару пронесся звук предупредительной сирены.

— О боже, — пробормотал он, со всех ног бросившись в сторону.

Разбежавшись, он оттолкнулся и прыгнул. Сначала он взмыл высоко вверх, но траектория прыжка снижалась по мере нарастания гравитации. Майк рухнул на плиту и откатился в сторону, стараясь не повредить скафандр. Он еще не расплатился за эту одежонку.

Корабль пронзил воздушный экран, мгновенно оглушив Майка ревом тормозных двигателей. Заработали мощные вентиляторы, выдувая из ангара через пульсирующий экран ядовитые газы выхлопа. Огромный черный корабль замер наконец в нескольких метрах от Майка. Он решил, что надо поскорее выбираться отсюда, пока кто-нибудь не составил рапорт о создании аварийной обстановки при посадке. Когда Майк добрался до пита Крувена, «Скользкий Кот» уже стоял в смотровом отсеке; буксир только что отчалил, его навигационные огни еще маячили сквозь матовый экран.

Майк считал, что корабль здесь надолго не задержится. Ему место в ремонтном доке.

Подошел Эндрю.

— Как Тайла?

— Ничего. Лек просил тебя зайти. Палата 882.

— Это контейнер?

— Ага.

— Боже правый.

Майк невольно улыбнулся. Эндрю был единственным из его знакомых меркеков, который говорил с кембриджским акцентом.

— Давай иди. Лек тебя ждет.

— Они только что притащили «Кота».

— Знаю. Мы с Дуайн все проверим, не беспокойся, — Майк заглянул в отсек. — Этот парень еще здесь?

— С. Ричардсон Эддингтон? С. означает «сноб»? Или С. означает...

— Да ладно, успокойся. Нам без него не обойтись. Если он даст добро, мы получим еще одного неслабого спонсора. Может, нам даже дадут второй корабль, о котором Лек все толкует. На котором я должен был летать.

— Выше нос, Майк. Мы его получим или все останемся без работы.

Майк кивнул.

— Иди, иди. Увидимся позже.

Краснолицый меркек повязал на шею светлый галстук.

— Я не задержусь, сынок.

Майк пересек рубку управления и заглянул в защитное окно. Дуайн была уже в смотровом отсеке, сейчас она ощупывала «Кота» в четырех местах одновременно. Поласанка напоминала индийское божество техосмотра кораблей.

Майк обернулся и увидел приближающегося Эллингтона. Оценщик ел китайский салат из пластиковой коробочки. Он помахал Майку палочками.

— Сейчас ты скажешь, что это не твоя вина.

— Да сэр, я действительно так думаю. Эдд, — добавил он. Этот парень хотел, чтобы все называли его Эддом, но Майк постоянно забывал. Он кивнул на корабль. — Как вам это зрелище?

— Я видел и похуже.

— А я не видел, — невольно вырвалось у Майка. Майк подошел к контрольной панели отсека, включив насос, чтобы подкачать в ангар воздух. Дуайн оглянулась. Ей нравилась разреженная атмосфера. Майк помахал ей через стекло и развел руками. Он все же предпочитал дышать. Эдд наблюдал за ним. Майк сказал:

— Прожгло обшивку.

— Это очевидно, — Эдд тыкал палочками в коробку, пытаясь ухватить листик масляного латука. — И дорого. Для начала вам нужна новая обшивка. И новая кабина пилота, и новое кресло, и иллюминатор, и трубы охладительной системы. Для начала.

На Майка это произвело сильное впечатление. Парень, несомненно, знал свое дело.

Эдд продолжал:

— Корабль придется отогнать в доки, знаешь ли.

— Надолго, как вы думаете, сэр?

— Ну... дней на двадцать, пожалуй. Влетит в копеечку, — снова напомнил он.

— Да, я знаю.

«Что ты хочешь этим сказать, Эдд? Твои ребята согласны еще раскошелиться? Или хотят отвернуться от команды Крувена?» Эдд молчал. Майк посмотрел сквозь стекло на черный корабль, который выпускал из себя гидравлическую жидкость. Дыра в боку казалась отвратительно пугающей.

— Вы должны были видеть тот выхлоп, налетевший прямо на нас.

Корабль зажало с боков, и мы ничего не могли...

— Да, я видел репортаж. Сейчас то и дело крутят записи вашей корабельной камеры.

— Ну да, я так и думал. Всем нравится хорошее, смачное крушение особенно, если ты не поставил денег на этот корабль.

— Что ж, Майк, мы играем в такие игры, — Эдд проглотил последний кусочек помидора и запустил пустую коробочку в сторону люка, куда она и поплыла с низкогравитационной грацией. — А теперь за работу, — он повернулся к контрольной панели и включил вентиляторы. — Мне нравится воздух посвежее, не возражаешь?

Майк совсем забыл о вентиляторах. Авария вытеснила у него из головы такую привычную меру безопасности, как выветривание ядовитых газов.

— Ах да, отлично, — сказал Майк. — Я как раз собирался это сделать.

Майк запоздало нажал кнопку, которая разворачивала тяжелый противорадиационный щит над задней частью корабля. Дуайн едва успела отскочить. Майк беспомощно улыбнулся ей и подивился, осталась какая-нибудь мера безопасности, которую они умудрились не нарушить. Что об этом подумает Эдд?

Хорошенькая гоночная команда подобралась, вот только корабли взрывают, пилотов засовывают в контейнер, позволяют техническому персоналу задыхаться и травиться газами.

— Вообще-то здесь... э... нет радиации, Эдд. Я хочу сказать, что для работы будет достаточно прохладно.

— Будет... через несколько минут. Надеюсь, вы, ребятки, не продырявили топливные шланги. Если показатели в норме, то вы чересчур перегрели двигатель. Перегрели и гоняли всухую.

— Да, знаю. Как раз этого Лек нам не рекомендовал делать сохранилась запись его голоса по связи. Я ей говорил.

— А ей нужно было прислушиваться к разумным советам. Майк нервно усмехнулся.

— Не совсем так. Я имею в виду, она знает, что делает. Она действительно знает. Эдд молча кивнул.

Майк отвернулся. Похоже, он сегодня все говорил невпопад.

— Я хочу сказать, — начал он, — Тайла может летать... — Майк запнулся и оглянулся кругом, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает, затем понизил голос. — Эта девушка может летать вокруг меня кругами. Но не говорите ей, что я это сказал.

Майк облачился в комбинезон и прикрепил к поясу аварийный баллон с кислородом. У входа в шлюз он столкнулся с Эддом.

— Клайно-вор! — сказал Эдд.

— Что?

Эдд почему-то заговорил на каком-то языке вроде полдавианского.

Нельзя что ли говорить по-английски?

— Клайно-вор! — повторил Эдд, отворачиваясь. Майк услышал лепечущий звук, доносившийся из кабинета Лека, затем хлопанье множества крыльев. Стайка пушистых коричневых монстриков, кружась, вылетела из двери кабинета и понеслась прямо на них.

— Что, черт возьми...

— Все в порядке, Майк. Они работают на меня.

— Да, но...

— Это клаат'ксы — из-за внешних признаков их чаще называют летучими ящерицами.

Клаат'ксы — их было не меньше дюжины — закружились вокруг Эдда, цепляясь за его комбинезон крошечными голенькими ручками, мигая огромными глазами, щелкая зубастыми пастями.

— Чем они занимаются?

— Техосмотрами, Майк. Никто на Питфоле не делает эти чертовы техосмотры лучше них. Майк был ошарашен.

— Придется поверить на слово.

— Я не говорю на их языке, но они понимают несколько команд по-полдавиански.

— Ив этом придется поверить на слово.

Когда замок люка загорелся зеленым огоньком, Майк открыл его, и все ввалились в шлюз. Процедура была недолгой, просто очистка воздуха, но все это время маленькие зверьки радостно метались от Эддингтона к Майку и обратно.

— Они полны энтузиазма, — сказал Эдд.

— Ага, — согласился Майк, отводя маленькую ручку от своих защитных очков. — И очень любопытны.

— Сиизи! — прикрикнул на них Эдд. Клаат'ксы тут же прыгнули к нему на плечи и принялись бороться за место, отпихивая друг друга. Один из них обернулся на Майка, медленно мигая толстыми веками. Он подлетел к нему и сдернул респиратор, щелкнув им Майка по горлу. Зверек пронзительно залопотал, остальные подхватили с явным восторгом.

— Да, — сказал Майк. — Хороший зверь.

— Не давай им дотрагиваться до лица, — сказал Эдд.

— Почему?

— Узнаешь...

На противоположной стене засветился зеленый огонек, Майк отодвинул задвижку, и тяжелый люк распахнулся.

Хотя вентиляторы воздухоочистителей работали с полной нагрузкой, в смотровом ангаре стоял запах масла, горелого пластика и едкий дух расплавленного металла. Маленькие зверьки тут же полетели к кораблю, всего раз или два хлопнув кожистыми крыльями, а затем планируя через весь ангар. Помещение наполнилось ощущением свободного полета. Майк с Эддом оттолкнулись и последовали за ними, передвигаясь вдоль гладкой поверхности черно-белого гоночного корабля, пока не добрались до прожженной дыры. Дуайн отпрянула назад, уставившись на летучих ящериц.

— Это еще что такое? — удивленно спросила она.

— Это клаат'ксы, — сказал Майк. — Они будут... Эдд перебил:

— Мои люди хотят иметь техническую экспертизу аварии. Вот я и провожу экспертизу.

— А как же я?

— Внешний осмотр, — кивнул Эдд.

— Все в порядке, Дуайн, — Майк сделал страшное лицо, как бы говоря:

«Не вмешивайся!» Эдд приказал:

— Давайте каждый заниматься своей работой, договорились?

Майк бешено закивал в сторону Дуайн, и та нахмурилась. Одной рукой она держалась за корабль, другой скребла у себя в голове, а остальными двумя выразительно жестикулировала.

— Как вам будет угодно.

— Отлично, — удовлетворенно кивнул Майк. Он повернулся и посмотрел на корабль. Черные края прожженной дыры были окаймлены крошечными шариками оплавленного металла.

Сквозь нее можно было свободно заглянуть в кабину пилота, где болталась оборванная проводка и посвистывали гидравлические трубы. Сиденье пилота было покорежено. Майк внезапно отчетливо представил себе сидящую там Тайлу, охваченную опаляющим выхлопом главного двигателя Бландо. Он содрогнулся и прочистил горло.

— Зооноо! — просвистел Эдц.

Летучие ящерицы сложили крылышки, нырнули в отверстие и принялись дергать проводки и пробовать на вкус обожженный металл и пластик, радостно щебеча между собой. Майк отвернулся от зияющей дыры и проследил за взглядом Эдда.

— Да... я ошибался, — сказал Эдд. — Пожалуй, хуже я еще не видел.

Майк провел перчаткой по сморщенной обшивке. Ему пришло в голову, что если бы сегодня была его очередь пилотировать корабль, то сейчас он плавал бы в регенерационном контейнере.

— Так что это было? — спросила Дуайн. — Отказ реактивного двигателя?

— Ну да, — кивнул Майк. — Мы летели на главном, стараясь обойти Бландо на сдвиге. Господи, мы могли обойти этого парня, понимаете? Тайла могла бы это сделать. Она...

Он запнулся, воспоминание о ее обожженном теле перехватило дыхание.

— Она еще сделает это, — сказала Дуайн. Майк приподнял защитные очки и вытер глаза.

— Воздух здесь разреженный. Глаза слезятся.

— Привыкнешь со временем.

— Да, наверное.

Эдд продолжал разглядывать корабль.

Через минуту Майк прицепил свой предохранительный фал к кольцу и оттолкнулся.

— Хочу взглянуть на этот трастер. Дуайн отправилась за ним.

— Передний левый?

— Ага. Сопло номер четыре.

Каждый раз, закрывая глаза, Майк видел тот мигающий сигнал. Почему он ничего не предпринял, когда огонек мигнул впервые? Почему не потребовал прекращения гонки или чего-то в этом роде?

Тайла, конечно, убила бы его. Но сейчас она не была бы в госпитале.

Он собрался с духом и заглянул в крошечное выходное отверстие сопла. Отсюда ничего не было видно, кроме грязного ободка, через который вырывались сжиженные газы.

— Клатоо-йан! — сказал Эдд, и зверушки энергично взялись за дело, снимая панели с носа корабля.

Через несколько минут весь двигатель был как на ладони, и клаат'ксы облепили его, щупая пальчиками проводку и пробуя на вкус трубки. На лице Дуайн было написано отвращение. Майк просто смотрел, часто дыша. В голове вертелась единственная мысль:

«Что, если это все-таки моя вина?»

К тому времени, как Эндрю вернулся из госпиталя, Майк уже выбрался из смотрового отсека и наблюдал за происходящим через стекло. От запаха горелого пластика у него разболелась голова.

— Лек велел вам с Дуайн прийти к нему.

Майк включил переговорное устройство и попросил Дуайн выйти из смотрового отсека, но та была занята спором с Эллингтоном.

— Позже, — отмахнулась она. — Передай ей, что я ее люблю.

Майк кивнул.

— Постараюсь.

Прежде чем Майк ушел, Эндрю сказал:

— Тайла не очень-то хорошо выглядит, парень. Ты ведь не подашь вида?

Майк покачал головой, ощущая холодок в спине. «Давай, — подумал он, — и через это придется пройти».


Глава 1 | Звездный спидвей | Глава 3