home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Я обвела глазами встречавшую меня троицу, переступила через порог, бросила рюкзак с сумкой у двери и, с трудом разворачиваясь в некоем подобии холла (мне сложно дать точное название этому закутку, находящемуся за входной дверью однокомнатной «хрущобы»), сняла куртку и повесила на крючок.

— Простите, мы сейчас оденемся, — наконец очнулся неизвестный мне молодой мужчина.

В его голосе слышался лёгкий акцент, вот только я не могла определить, какой. Финн? Прибалт? Внешне очень похоже.

Я благосклонно кивнула. Он был в плавках, так что я с большим удовольствием оглядела его весьма неплохой торс, покрытый светлыми волосами.

Мне хотелось облизнуться, как коту перед блюдцем со сметаной, — вот только я не знала, достанется мне оно или нет и есть ли смысл сразу же бросаться есть: сметана могла оказаться совсем не по моему вкусу…

Андрюша со своим журналистом, обёрнутые полотенцами, как набедренными повязками, тоже быстро удалились в комнату, чтобы привести себя в божеский вид.

— Эй, — почти сразу же крикнула я, чуть-чуть очухавшись, — вы можете продолжать спать. Я бы перекинулась парой слов с Андрюшей, а потом…

Я поняла, что страшно хочу спать. Я же сегодня не ложилась. Возбуждение и опасность помогали мне держаться, а вот теперь, оказавшись в тихой гавани у родного братца, почувствовала, что и мне неплохо бы прилечь на часок-другой.

Если уж быть полностью откровенной, я предпочитала спать часиков по девять-десять, но тут, как говорится, не до жиру…

В самом скором времени они появились на кухне втроём, уже одетые в джинсы или спортивные брюки и в майках. Я к тому времени поставила чайник и достала чашки. Андрюша разместился на коленях у своего милого Серёжи.

Незнакомец сел напротив них, с третьей стороны примостилась я.

— Познакомь нас, что ли, — сказала я братцу.

— Марис Шулманис. Журналист из Риги.

— Наташа Перепелкина. Модель из Петербурга, — сказала я, протягивая руку.

Марис крепко пожал её, пробурчав, что ему «очень приятно». Не уверена, что ему было очень приятно быть разбуженным среди ночи какой-то неизвестной девицей. И ещё неизвестно, как он вообще относится к женщинам.

— Это моя сестра, — быстро добавил Андрей.

— Я понял, — кивнул Марис. — И у вас, наверное, что-то случилось. — Это было уже прямое обращение ко мне.

— Тебя что, твой выгнал? — с беспокойством поинтересовался братец. — Или поругались, и ты вещи собрала?

Ну, такие версии мог выдвигать только Андрюша. И меня, между прочим, ещё ни один мужик не выгонял. Двоих отстрелили, одного посадили, от остальных я сама ноги сделала, найдя лучший вариант. Но проиграли меня в первый раз и, надеюсь, в последний.

— Все гораздо сложнее, правда, Наташа? — Это уже Марис. — Ведь у вас есть своя квартира. Мне, кстати, вчера про неё рассказывали.

Так-так, соображает лучше других, даже спросонья.

— Ой, да, — перебил Андрюша. — Я хотел тебя попросить… нельзя ли Марису пока пожить у тебя? Но если ты теперь сама…

Все вопросительно смотрели на меня, ожидая объяснений. А Марис-то нюхастый. Недаром журналист. Правда, Серёга тоже журналист, но он про современную музыку опусы сочиняет. А если мальчики хотели, чтобы Марис поехал ко мне, значит, есть надежда…

— Марис, ты можешь пожить у меня, — благосклонно сказала я, переходя на «ты». — Но тут имеется одна загвоздка…

— У тебя ведь есть раскладушка? — опять перебил Андрюша. — Положишь Мариса на кухне. Или…

— Дело не в этом, — сказала я. — Я могу его и в комнате положить. Но не уверена, что ему стоит появляться в моей квартире. Что вообще кому-то там стоит сейчас появляться.

— Ты во что-то вляпалась? — дошло до дорогого братца. — Наташа, я тебя предупреждал, что с твоими мужчинами… с этими твоими спонсорами и папиками…

Я тебе сколько раз говорил, что эта твоя жизнь до добра не доведёт?!

— Чья бы корова мычала, — заметила я совершенно спокойно. — Тебя послушать, так можно подумать, что тебе шестьдесят лет, а не двадцать пять. И вообще хватит меня воспитывать. Я человек конченый.

— Какая самокритичность! — рассмеялся Марис. — Но, Наташа, у тебя ведь определённо что-то случилось? Иначе ты не оказалась бы сейчас здесь, с нами.

Правда?

Журналистское любопытство? Статейку сваять про меня хочет? «Латышский журналист помогает известной русской модели» или «Журналист оказывается втянутым и тёмные дела сестры своего друга» или просто «Латышский журналист и русская модель — дружба и взаимопомощь между народами». Ладно, не будем забивать голову.

— Мне нужно лечь на дно, — без вступлений заявила я. — А тем временем кое-что выяснить. Я вообще-то рассчитывала на Серёжу, как на журналиста, но раз среди нас четверых двое оказались представителями этой славной профессии… — Я многозначительно замолчала.

Марис засмеялся. Андрюша с Серёжей кисло улыбнулись.

— Ты хочешь пожить здесь? — уточнил Андрюша. В его голосе не было энтузиазма. Лицо тоже не изображало особой радости.

— Предпочла бы в другом месте. И точно не у себя дома.

— Может, ты все-таки поведаешь нам, что случилось, очаровательная Наташа? — предложил Марис.

Так, я уже очаровательная. Вообще-то так оно и есть, но подтверждение всегда приятно слышать.

Я поведала. Марис присвистнул. Серёжа слушал, открыв рот. Андрюша опять заметил, что он давно предполагал, что случится что-то подобное.

— Вышла бы замуж и жила, как все нормальные люди, — заметил братец.

— Наверное, самый простой вариант — нам с Наташей снять квартиру, — заявил Марис. — Это будет временная база. Выясним, что сможем, а там будем решать. Ребята, вы в состоянии за сегодняшний день найти нам хату?

Серёжа с Андрюшей переглянулись.

— Ты же вроде бы говорил, что твой бывший сдаёт… — промямлил Андрюша, глядя на Серёжу. Тот кивнул.

— Скажешь, что для молодой пары, — Марис подмигнул мне. Это мне очень понравилось.

— Звони, — сказала я.

— Ты на часы-то хоть взглянула? — сказал братец.

Я взглянула и поняла, что в такое время никто не пытается договориться о найме квартиры. Желательно было бы подождать, по крайней мере, часа три. Если вообще не до вечера, когда нормальные люди обговаривают дела. Нет, нормальные люди вообще-то решают их в рабочее время. Но я жила в своём особом мире, где все не как у людей. Вернее, все как у вполне определённых людей. Все моё окружение последних лет решало вопросы вечерами и ночами.

— Короче, вам задание, ребята, — тем временем говорил Марис, обращаясь к двум влюблённым. Он взял инициативу в свои руки, а мне такие мужчины всегда нравились. — Сегодня найдёте нам с Наташей квартиру.

— Я заплачу половину, — сказала я. На всякий случай надо было показать себя независимой.

Марис кивнул, не отказываясь от предложения. Возможно, с деньгами у него был не полный порядок.

— Марис, а зачем ты приехал в Питер? — решила выяснить я.

Марису было года тридцать два, как и любовнику братца. Как и моему предыдущему, когда он получил девять граммов свинца, вернее восемнадцать, в голову. Марис нравился мне с каждой минутой все больше и больше, но следовало выяснить, кто он и с чем его едят, — а то снова влипну во что-нибудь. Я имею такую склонность.

— У него пропала девушка, — вставил Андрюша.

Терпеть не могу эту черту своего брата — вечно не вовремя вставляет свои реплики. Можно подумать, Марис сам не мог это сказать. Или сейчас братец опять начнёт какое-нибудь поучительное выступление? Но Марис тут же перехватил инициативу.

— Да, Наташа, — кивнул он. — Моя девушка, тоже журналистка, уехала сюда в командировку больше месяца назад. И пропала. Позавчера к нам на факс сбросили листок… Я сейчас тебе покажу. — Он не уточнил, что означает «к нам».

Марис встал, удалился в комнату и вскоре вернулся. Он протянул мне лист, явно вышедший из факса, на котором от руки было наспех написано несколько фраз по-латышки. Вернее, я догадалась, что это по-латышски: на каком бы ещё языке стала изъясняться девушка Мариса, отправляя ему послание в Ригу? Писали явно второпях.

— Здесь сообщается, что её держат в каком-то загородном доме под Петербургом. Вооружённая охрана, забор. Она не знает, где. Там ещё несколько девушек.

— Её взяли в заложницы? — спросила я.

— Нет, — покачал головой Марис. — Её взяли в гарем.

Наверное, выражение моего лица было достойно картины художника. Андрюша с Серёжей молчали: они уже явно слышали эту историю. Марис продолжал:

— Я тут же сказал главреду, что еду в Питер. Буду искать Руту и одновременно делать репортажи. Я вообще-то криминальный репортёр. Так что это дело прямо по моей специализации. Но главное для меня — найти Руту. Я не хочу останавливаться в гостинице, чтобы не привлекать к себе внимания. Созвонился с Серёгой, — он кивнул на Липонина, — мы вместе учились на журфаке у вас в Петербурге. Насилу его нашёл.

Серёга улыбнулся и добавил:

— Марису пришлось посидеть на телефоне. Мои родители не знают, где я живу. Мы не особо общаемся… А я теперь работаю в новом месте. Перешёл уже после того, как мы с Марисом виделись в последний раз. Но Марис — настоящий журналист. Он меня разыскал.

Так, присутствует какая-то Рута. Но где она, что с ней — ещё неизвестно. Нет, немного известно, конечно. Но Руты сейчас нет, а я есть. И мы будем снимать одну квартиру, как молодая пара. Настроение у меня поднималось с каждой минутой. Мне давно хотелось молодого любовника, а попадались по большей части па-пики. Самое приятное исключение — мой предыдущий. А тут — такой парень и ещё может мне помочь… Только вот сможет ли он мне помочь?

Марис, словно прочитав мои мысли, сказал:

— Я предлагаю следующее, Наташа: мы объединим усилия. Будем думать, как тебе скрыться от… — Он явно не мог подобрать нужное выражение.

— Нового хозяина, — вставила я.

— Пусть будет нового хозяина. И устроить свою жизнь. А мне нужно найти Руту и вернуться в Ригу.

— Наташ, а может, тебе в Ригу на время поехать, а? — подал голос братец. — Марис, твои ребята её там примут?

— Конечно, — кивнул Шулманис. — У тебя есть загранпаспорт?

— С собой, — ответила я. — Но я немного подожду. Я должна выяснить ситуацию. Может, все удастся быстро уладить здесь. Но если придётся делать ноги — с радостью воспользуюсь этим предложением. Кстати, а модельные агентства у вас там есть? — Я посмотрела на Мариса.

— Наташа, с твоей внешностью ты без работы не останешься, — сказал латыш. — И без мужчины тоже… который возьмёт на себя все твои проблемы.

Ах как сладко мы умеем петь! Но очень мило, что у меня появился отходной путь. Ведь из Рига можно махнуть в Таллин, а может, в Хельсинки или в Стокгольм… Там видно будет.

— Марис, а визу к вам долго делают? — уточнила я.

— У меня есть знакомые в консульстве. Не волнуйся. Кстати, дай мне паспорт, я сегодня заскочу, все сделаю, чтобы уже не волноваться по этому вопросу.

Я отдала ему паспорт, пару фотографий, которые у меня тоже всегда с собой, и уточнила, сколько стоит виза в Латвию. Здесь помог Серёжа: он зимой ездил к Марису. Серёжа порылся в своём огромном блокноте, который, казалось, сопровождал его по всем городам, странам и рок-фестивалям, и сообщил, что, если делать неделю, это обойдётся в пятнадцать долларов, если на завтра — шестьдесят. Я ничего не сказала вслух, но подумала, не слишком ли граждане ныне независимого государства, а в недавнем прошлом бывшей союзной республики высоко себя ценят? Я протянула Марису сотню.

— Мало ли что, — сказала я.

Шулманис пообещал, что виза будет у меня сегодня вечером, а пока надо решить, где мне обитать днём.

— Пусть сегодня останется здесь, — сказал братец. — Не уверен, что кто-то сюда за ней поедет. Может, вообще все ерунда. Наташка склонна к гиперболизации.

Ба, какие у нас выражения! Это оттого, что теперь с журналистом живём?

— Проверка никогда не бывает лишней, — заметил Шулманис. — Выяснит все, а потом — как знать? — вернётся к своему Олегу Николаевичу. Так его, я не ошибся?

Я кивнула.

— Может, мне интервью у него взять для своей газеты? — вдруг спросил Марис. — Ты в курсе, чем он вообще занимается?

Я была в курсе — сигаретами, если только в нефтепродукты не ринулся в надежде получить сверхприбыль. Денег ему мало. Только захочет ли Волошин разговаривать о своих делах с латышским журналистом? Даже о сигаретах?

— Это мои проблемы, — заявил Марис. — Я подумаю, как к нему подступиться. Вечером расскажешь мне все про него подробно. И я рассчитываю на твою помощь в моем деле, Наташа. Мне нужна будет помощница — женщина.

Я кивнула. Больше Марис ничего не сказал, но у него уже явно был какой-то план. Ну что ж, отчего не помочь хорошему человеку?

Совещание на кухне закончилось. Я пошла в комнату спать, а мужчины отправились на работу и по нашим общим делам.


Глава 3 | Виски со сливками | Глава 5