home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. Советы сумасшедшего


В принципе, я не большой любитель спиртного. Одно дело, после боя выпить стакан водки за то, что остался жив и еще стакан за тех, кто уже не выпьет с нами. Другое, пить на рабочем месте. Все праздники на службе заканчиваются одинаково. Женщины — коллеги по работе, превращаются в просто женщин. Начальник становится лучшим другом и пьет с тобой на брудершафт. Подчиненные теряют всякое уважение, стреляют по — панибратски сигареты и стряхивают пепел в твою же тарелку. Но сейчас был особый случай. В армии принято обмывать новые должности и звания.

Мишка Стрежевой только что совершил оглушительную карьеру, за пять минут надев взамен капитанских адмиральские погоны. До сих пор подобное удалось только Юрию Гагарину, стартовавшему в космос майором, и приземлившемуся в Оренбургские степи ( Волгоградский колхоз?) уже полковником. Не обмыть это событие (естественно речь идет о Мишке, а не о Юрии Гагарине) было просто нельзя. Поэтому я взял в охапку Вяземского, вернувшегося из буфета с бутылкой «Кавказа» и мы ушли на берег Москва реки. Никак не могу понять одну вещь. На Кавказе — война, горы трупов, а Терек чист, как слеза. В Москве — мир, море денег, а Москва река грязная, как чеченская война. Парадокс, однако.

Короче, сели мы с Сашкой, на берегу реки возле Строгинского моста, развели небольшой костерок, достали коньяк, закуску в виде плитки шоколада и выпили за удачное начало карьеры Стрежевого. Мужики, когда выпьют, о чем беседуют? Правильно. Сначала о политике, потом о женщинах, заканчивают футболом. 

Городской сумасшедший, бывший профессор Московской консерватории Степан Ильич Безуглов подошел к нам в момент, когда обсуждалась политическая обстановка в мире. Профессор возник как привидение в фильмах Хичкока. Я даже вздрогнул от неожиданности.

— Добрый вечер, господа офицеры, — привидение учтиво поклонилось, — позвольте присесть возле вашего костра.

— Окажите любезность, — Сашка Вяземцев решил поддержать разговор.

— Позвольте представиться. Безуглов Степан Ильич. Бывший профессор Московской консерватории. В данный момент — городской сумасшедший.

Привидение село на ящик из-под апельсин.

— Не будете ли вы так любезны, налить мне пятьдесят, лучше сто грамм для поправки здоровья. Мне всегда нравились культурные люди. Вяземцеву, похоже, тоже. Он плеснул Степану Ильичу в пластмассовый стакан коньяк и подал дольку шоколада для закуски.

— Благодарствую, — профессор, отклонив протянутый шоколад, аккуратно выпил коньяк. — Кажется, вы ведете беседу на политические темы? Позвольте поучаствовать.

— Вы будете участвовать в дискуссии как профессор или намерены пребывать в роли городского сумасшедшего? — съязвил Вяземцев.

— Если вы, молодой человек, хотите получить истинную картину мирового устройства, то должны ясно понимать, что о политике здраво рассуждать нормальные люди никак не могут. — Профессор насмешливо посмотрел на нас. — Будьте любезны, налейте мне еще полстаканчика и я прочитаю вам небольшую лекцию. Кстати, начало вашего разговора я, отдыхая в соседних кустах, слышал, поэтому в курсе происходящих событий. Вы, кажется, желаете снова сделать нашу страну супердержавой? Ну, ну. Тогда позвольте начать.

Пришлось позволить. Профессор выпил, зачем-то оглянулся по сторонам и, откашлявшись, принялся за рассказ.


предыдущая глава | Особенности русской разведки в переходный период | cледующая глава