home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 26

Правитель должен восседать на троне - так уж сложилось тысячелетиями. Властитель человеческих жизней просто обязан выделяться из общей серой массы, возвышаться над ней… Ладно, если речь идет о личности, не просто сроднившейся с властью, как привыкает свинья к кормушке, а о подлинном лидере, способном взглядом всколыхнуть идущую следом толпу, которому подчиняются по велению души и чья воля подобна сметающему все и вся горному речному потоку. Такой человек не нуждается в особенных атрибутах власти, точнее, они просто не становятся первейшей целью и смыслом всего. И никого не волнует, мал ты ростом, горбат или одноглаз, если жар твоей души опаляет сердца.

Но мир содрогается, когда приходят Великие: возникают новые народы и перекраиваются земли, прежний порядок рушится, омываемый реками крови. Так уж повелось, но величия без крови не бывает, и потому немыслимо благостны те эпохи, когда души подлинных властителей судеб мироздания тихо дремлют, довольные покоем. И без них в мире слишком ярок и силен огонь ненависти и боли. Слишком! И без них найдутся те, кто и не помышлял о подлинном величии, ограничиваясь собственными мелочными устремлениями. Там, где один завоевывает вселенную, другие теряют все и дерутся на осколках былого… И ведь не думают, глупцы, сколь многого лишаются в этих сварах.

Именно эти мелкие князьки, возомнившие себя богами, множат бесконечные ритуалы и зримые знаки собственной силы. Золото, драгоценности, величественные залы. Игра света, гром фанфар, и церемониймейстер важно вышагивает впереди. Череда титулов, перечисление земель, признавших руку правителя, и восхищенные вздохи придворных лизоблюдов. И все ради фигуры на троне, воспарившей на своем помосте над прочими… смертными! Пока еще не бог, но уже не человек, властитель!… А в тиши родовых замков, когда нет чужих ушей, звучат издевки над этим самым плюгавым, горбатым и одноглазым, только и свершившим в жизни одно, действительно удачное деяние - родиться наследным принцем, или того хуже, если в грызне за трон прежнего правителя он оказался подлее, хитрее, ловчее прочих конкурентов. Всего-то, каждый бы смог!

Гелид I Ранс, слава богам, не обладал никакими внешними уродствами или иными, возможно, даже скрытыми пороками. Он просто был: сидел на троне, пытался управлять страной уподобившись жителю пустыни, который оказался на паруснике в бушующем море и вдруг разогнал команду и сам встал у руля. У руля, который и видеть-то раньше не приходилось! Заплыл в такую Бездну, что теперь только не рехнуться бы от радости да пупок не надорвать, назад выбираясь.

Жесткий, неудобный стул из мореного ралайятского дуба, инкрустированный всевозможными дорогими безделушками, вот что такое малый походный трон государя. Цветная мишура, бессмысленный атрибут… Ну как же, без него никак! В любой поход, в любое путешествие следует брать сей символ власти, «дабы было на чем принимать подданных». Да лучше бы он своего учителя фехтования захватил, хоть у солдат одним талантливым учителем больше стало.

Раньше Гелид был король без величия, теперь же почти и не король. Властитель в изгнании, который выжил сам, сохранил людей и даже удержал кое-какие, не самые плохие, надо сказать, владения только благодаря древнему Молоту. Как тяжело осознавать, когда за все твои победы следует благодарить лишь след тени чужого величия. Потомку прославленного Зелода нечего будет сказать предку в посмертии. Нечем гордиться, если ты всего лишь наглый грызун, встрявший в свару могучих хищников, и, делая выбор, ты предаешь саму память основателя собственного рода. Именно так, и никак иначе! Будь простому люду известна подлинная судьба первого короля, и за сегодняшнее решение Гелид I получил бы прозвище Предатель. Страшное и позорное клеймо, пусть даже и известное пока одному ему, но такова жизнь. Сделав последний шаг в пропасть, уже нельзя повернуть обратно.

Когда три дня назад к нему подошел охранник и передал, что аудиенции у короля Зелода добивается какой-то эльф, Гелид I Ранс, говоря честно, испугался. Яркие красочные сны о судьбах умерших предков часто посещали молодого государя, но больше всего поражала судьба предыдущего хозяина Молота - самого Зелода. Великий воин, маг и полководец, величайший правитель истории оказался повержен длинноухими выродками. Там, где не справились убийцы человеческие, играючи справились Перворожденные. Кураж после победы над звездой Безликих давно прошел, оставив на губах привкус едкой полыни. Ранса спасло чудо, а на него не стоило уповать так уж часто.

Решение пригласить эльфа далось Гелиду ой как нелегко.

Едва ли не битву пришлось ему выдержать с вырвавшимся на свободу страхом, но он справился. Король он или не король?! Встреча проходила в бывшем бальном зале купца, чей дом пусть и пострадал немного после штурма Фиора, но все же не так сильно, как прежняя резиденция во время покушения. Теперь от короля не отходила четверка магов и два десятка Алых и Черных щитоносцев. Самые верные, самые надежные, лучшие из лучших. Да и мыслей о лишней тяжести Молота на бедре больше не возникало!

Встреча прошла легко, даже почти буднично. Легким, пружинистым шагом в залу проскользнул посланец Маллореана, окинул безмятежным взглядом напрягшихся вояк, настороженных магов и правителя с Молотом на коленях, уперся взглядом в древнее оружие. Секунду постоял и непринужденно прошел на середину комнаты.

- Для государя всего Зелода, помазанника Светлого Орриса, короля Гелида I Ранса послание от Совета князей Маллореана! - красивым голосом прирожденного менестреля сообщил эльф. - Могу ли я зачитать его? - чуть менее напыщенно, даже почти иронично осведомился эльф.

- Можете, Светорожденный. - Из каких глубин памяти Гелида всплыло это старинное обращение к старшему народу, он не знал, но оказалось оно как нельзя к месту.

- Совет князей всех кланов следит за младшими нашими братьями, не вмешиваясь и не чиня препятствий в их судьбах. Не стоит старшему лишать свободы младшего, сильному - слабого, а вкусившему плоды мудрости - только вставшего на путь познания. Все в руках Творца, и не стоит заступать дорогу Его замыслу, - слова эльфа лились сладкозвучным потоком, подобным речи сказителя. - Но нельзя и остаться в стороне, когда иные живущие в Свете, но смотрящие в привлекательный Сумрак, в гордыне своей чинят обиду слабейшим.

От столь высокого слога перед глазами у Гелида закружились в хороводе розовые феи и свело скулы от неприязни.

- До Совета дошли сведения о чудовищном покушении на Ваше Величество и чудесном спасении. Мужество короля и его доблестных воинов достойно десятков песен. Смелость и героизм не сломить даже самым подлым ударам слепых гордецов. Увы, но за первым шагом следует и второй, и так, пока не начнется неудержимый бег. Нельзя допустить, чтобы законный король Зелода погиб, никак нельзя! - Эльф вскинул подбородок вверх. - Совет князей предлагает государю впервые за сотни лет руку помощи в противостоянии с многочисленными врагами. Не требуя и не прося ничего взамен, лишь во имя Света, правды и свободы народ эльфов готов прислать через седмицу пять сотен искусных воинов.

«Во имя проснувшегося наследия Зелода, уплывшего из ваших цепких лапок, вот из-за чего!» - подумал молодой Ранс, но вслух сказал:

- Нам следует обдумать столь ценное и неожиданное предложение. Дивный народ издавна славится своим благородством и честью, поэтому мы не будем затягивать с решением. Завтра утром посланник Совета князей получит ответ!

Гелид готов был поклясться, что в глазах проклятого эльфа плескались озера издевки, но в ответ он лишь услышал:

- В знак особой дружбы один из наших отрядов сегодня же избавит Ваше Величество от одной из проблем.

- Какой именно? - важно изогнул бровь Ранс, мысленно прокручивая в голове все насущные угрозы.

- Недалеко отсюда, в нескольких часах лета дракона расположен лагерь Нолда. Драконий лагерь, и, согласно мнению лучших магов кланов, приказ об атаке они получат с минуты на минуту. - От слов эльфа повеяло стужей, той самой, воспоминания о которой еще можно найти в старинных летописях и легендах мира, от которого остались только названия сезонов и странно звучащие слова.

Даже охранники и маги, коим положено быть невозмутимыми и стойкими, побледнели. Драконы ждут приказа на атаку Фиора! Жуткие твари, которые совсем недавно выжгли дотла Полот, готовы примчаться по их души.

- Сведения о возможном налете верные? - выдавил из себя вопрос король. Безликие страшны и ужасны, но травля свирепыми драконами ужасней стократ.

- Мой народ не любит пустых слов, - со снисходительным высокомерием бросил эльф и тут же добавил: - Не стоит волноваться. Мы решим эту проблему.

- А у Нолда не будет после возражений? - очень осторожно поинтересовался Гелид.

- Не будет. Нолд получит исчерпывающие объяснения, - отрезал посланник и, попросив соизволения удалиться, прервал аудиенцию. Вопиющая наглость для чужеземного посла. Так не предложения о союзе приносят, а войну объявляют!

Последний Ранс не спал всю ночь, перебирая варианты и решая, что, демоны его задери, делать. Отказаться? Так его действительно Нолд заглотит и не подавится. Еще и за пощечину с Безликими отомстит. Все-таки даже такой Молот слабоват против могущественного государства Истинных магов. Вот вместе с эльфами у него будет шанс, причем серьезный шанс, на выживание и победу. Правда, кто защитит его от самих эльфов? Не смогли получить свое от Зелода, так теперь за него взялись. Старая пьеса с новыми актерами и заявленным финалом. Неплохо бы ту пьесу переписать, но вот выйдет ли? Удастся ли поиграть в прятки между двумя исполинами, не растопчут ли, деля добычу?! Вопросы, вопросы… и тяжесть решения, от которого разрывается сердце и мутнеет в глазах.

Впрочем, можно было и не сомневаться в ответе короля высокомерным эльфам. И время для обдумывания всего лишь последняя попытка сохранить остатки гордости. Нет ничего гнуснее унижения, даже скрытого и понятного немногим.

- Мы, король Зелода Гелид I Ранс, согласны заключить союз с народом Светлых эльфов. Пусть правда и честь скрепят узы дружбы меж двумя государствами, заступившими дорогу врагам. Да будет нам свидетелем Светлый Оррис! - напыщенная речь Гелида казалась ему лепетом провинциального дворянчика перед столичным вельможей, кривящим снисходительно губы и презрительно молчащим так, как могут только искушенные царедворцы и эльфы.

- Да будет так! - изрек посланник Маллореана, ставя подпись под договором. Затем, помолчав, объявил: - Лагерь магов больше не опасен для Вашего Величества. Мои братья из кланов Стражей Ночи и Щитов Заката преподали врагу Урок…

- И люди, и драконы мертвы?! - подавшись вперед, спросил Гелид, а присутствующая охрана и несколько допущенных офицеров из штаба затаили дыхание.

- Нет, это было бы равносильно объявлению войны не только самому Нолду, но и всему племени драконов. Повелителей Небес осталось слишком мало, и они жестоко мстят за жизнь каждого сородича. - Эльф говорил с легкой скукой, без всякого воодушевления. - Сегодня ночью просто произошел небольшой инцидент, прояснивший позиции сторон. Легкий укол, но еще не повод для слепой мести.

Король понял, что большего добиться от посланника Совета длинноухой нелюди не удастся. Таково их решение, и оно останется неизменным.

- Прошу прощения, уважаемый посол, но в полученных вчера верительных грамотах не было вашего имени… - Гелид действительно только сейчас понял, что не знает имени представителя его новых союзников. И даже ощутил некоторое смущение.

Губы посла тронула улыбка:

- У Голоса Совета нет имени, на то он и Голос! Но вы можете называть меня Ул'исер. Так звучит это звание на языке Высокой Речи.

- Благодарю вас, грасс Ул'исер. - Видя, что гость не возражает против титулования его как высокородного дворянина, король продолжил: - Мы поздравляем нашего союзника с убедительной победой в первой битве, но просим сообщить подробнее о размерах предлагаемой вами помощи.

- Обещанная полутысяча воинов прибудет еще не скоро, но почти сорок бойцов Ловцов Ветра, Стражей Ночи и Щитов Заката подойдут к Фиору сегодня к вечеру. Они будут готовы влиться в ряды доблестных солдат, сражающихся с отрядами дерзкого врага, чьи нападения на ваши деревни и города все еще продолжаются, - напыщенно сообщил Ул'исер, но дальше перешел на нормальный тон и иронично, почти по-человечески сказал: - Думаю, эта помощь окажется кстати. Наши следопыты и опытные воины сделают успехи ваших Львов еще более впечатляющими.

И король Гелид I Ранс, согласно кивнув, схоронил глубоко в сознании мысль о первом ударе. Пока они союзники, но нельзя дать Дивному народу забраться глубоко в душу, втереться в доверие и ужалить ядовитой змеей. Лишь бы набраться сил, окрепнуть, а там можно и что-нибудь придумать. Главное дожить до срока, не дать убийцам даже шанса на успех…

Спать на полу у самого входа в каюту удовольствие весьма сомнительного толка, а уж если вспомнить, что это твоя собственная каюта, то вдобавок ко всему примешивается еще и чувство унижения. Он - темный маг, умелый некромант, агент Тлантоса в ранге Кристалла, вынужден ютиться на жестких досках, страшась загадочных сил полубезумного пиратского шамана. Надо же, верит ли он в богов?! Да плевал он на всех богов вместе взятых: их место где-то в Верхних или Нижних мирах, его - где-то посередине. И дорожки их никак не должны пересечься!

Теперь каждое утро страшно болело все тело, словно таинственные обидчики избивали его палками всю долгую ночь. Страшно ломило затекший затылок, волны боли прокатывались под черепом, иногда носом шла кровь. Мерзость! Душа жаждала чьей-то смерти, чтобы хоть как-то сорвать перехватывающую дыхание злобу на все и вся… И еще очень не хотелось задумываться над истоками подобного ожесточения. Затаившийся страх ледяными иголками жалил сердце. Что за мерзость сотворил шаман, почему он ничего не почувствовал, когда с его каютой творилось такое непотребство?! И в чем предназначение этой непостижимой гадости? Непознанное всегда пугает, вызывая две возможные естественные реакции - атаку или бегство. Увы, но атаковать вроде бы пока некого, а бежать попросту некуда. Вот и приходится напрасно терзать себя, измыслив всевозможные ужасы. Ждать и надеяться на лучшее.

Добавляли жара чувство неудовольствия собой и воспоминания о вызове демона. Как он мог забыть о различиях демона-посыльного и одного из его старших собратьев. Нечистый обитатель Бездны прав - он сошел с ума, если решил открыть движущиеся врата для столь серьезного заклятия призыва. Какой же он идиот!

В общем, причин для беспокойства у Авраса Чисмара оказалось многовато, и единственным светлым пятном стало исчезновение незримого давления непонятных Сил. Но уж больно много возникло новых проблем!

Загадочный Э'юм Тайсип встретился с ним через седмицу, когда Хвост Змеи уже остался за кормой корабля, а впереди их ждали еще многие мили пути вдоль кровавого пиратского архипелага. Даже пребывание на корабле чернокожих морских охотников безопасней путешествие не делало. Пираты враждовали со всеми, даже друг с другом, лишь изредка вступая во временные союзы.

К задумчивому и настороженному Аврасу чернокожий шаман подошел с немного язвительной полуулыбкой.

- Скучаете, господин Чисмар? Последнее время вас можно видеть на верхней палубе все чаще! - проскрипел Э'юм и легонько тронул мага за локоть. Того внутренне передернуло, и некромант отметил про себя, что надо бы проверить потом, не навесил ли коллега что-нибудь этакое. Так сказать, в виде дружеской услуги!

- Разве что совсем немного, уважаемый Э'юм! Самую малость! Обычно для борьбы со скукой я предпочитаю книги, но коли их нет, то приходится довольствоваться столь возмутительно малым, - с легкой смешинкой в голосе сообщил Аврас и поинтересовался: - Прошу прощения, но не знаете, наш корабль действительно ускорил ход, или мне только кажется?

- Мальчишка Смирт все же смог заставить это безумное творение - корабельный движитель - работать в полную силу. Видимо, капитан решил помочь уважаемому пассажиру поскорей добраться до цели. Или это как-то нарушает ваши планы? - Шаман слегка откинулся назад и, задрав подбородок и приоткрыв рот, искоса посмотрел на собеседника.

Чисмар окончательно понял, что Э'юм Тайсип над ним просто издевается, но сохранил невозмутимость и не распорол серпом обидчика от горла до паха, как того хотелось.

- Уважаемый Аврас, вы позволите задать вам не слишком вежливый вопрос? Возможно, он вас даже возмутит, но прошу вас, прежде всякого неосторожного действия хорошенько подумайте! - Скрипучий голос Тайсипа стал еще омерзительней, а лицо утратило последние признаки доброжелательности. Матерый, битый жизнью рыкач, вставший на след подранка - вот кто стоял перед некромантом.

- Какой такой вопрос? - Хищно подобравшись и заставив выплыть из глубин памяти уже заготовленное заклятие, агент Тлантоса развернулся всем телом к шаману и отступил на один шаг.

- Зачем вы высаживались в Чурдане? Хотя, если говорить прямо, то какую вещь вы принесли на борт? - Зрачки Э'юма превратились в две булавочные головки, но что-то признаков возникновения проблем со зрением он не выказывал.

У некроманта испуганным зверем в клетке забилось сердце. Ах, если бы все проходило на суше, или будь он хотя бы магом Воды… Лорд Маркус ошибся - не капитана следовало опасаться, а именно этого забывшего про возраст служителя неизведанных Высших.

- Я забрал там свою собственность. И интерес к ней мне не нравится! - Когда нет другого выхода, когда ты не можешь даже ловчить, играть словами, остается просто идти на прямой конфликт. - Меня, знаете ли, уважаемый, с детства учили трепетно относиться к личным вещам и защищать их после смерти. Очень интересное умение, вы слышали про такое?!

- Приходилось, но что-то не впечатлило! - презрительно бросил шаман Тайсип и, скривившись, потребовал: - Думаю, пора прекратить играть пустыми словами и перейти к делу…

Аврас зло раздул ноздри и положил руку на рукоять хх'рагиса, однако промолчал.

- Пристало ли Жнецу выказывать страх? - внезапно рассмеялся шаман, но тут же осекся и свирепо заскрипел: - Есть силы, невообразимо более древние, чем все народы Торна вместе взятые. Они помнят юность нашего мира и жаждут властвовать над ним в его старости. Они вечны и всемогущи, безжалостны к врагам и милостивы к слугам. Спящие в глубинах Бездны, они ждут своего часа, который так близок. Много преданных слуг у равных богам, но не все они понимают замысел хозяев…

Аврас Чисмар не отрывал взгляда от лица шамана, которого захлестывал полумистический экстаз служения Силе.

- Один из слуг ошибся, и ты забрал чужую вещь. Примкни к воинству Спящих, встань под знамя их Вестника, нога которого уже ступила на древнюю землю, и прими истинное служение! - В глазах Э'юма горело уже настоящее безумие. - Не становись помехой на пути вечного воинства, потому как преграды обычно убирают!…

- … Галера! В версте лево по борту! На носу знак Йорренга джур Гешита! - внезапно заорал впередсмотрящий, и на палубе тут же поднялась страшная суматоха.

- Корабль к бою, хфурговы дети! Познакомим старого ублюдка с обитателями Бездны! Шевелитесь! - Рык капитана оглушал, перекрывая все прочие звуки. Тут же засвистела боцманская дудка.

- Увы, но мы должны прервать наш разговор, уважаемый Аврас. Надеюсь, вы хорошенько обдумаете мои слова, - раздраженно процедил шаман Э'юм и зашагал к капитану. Видимо, предстоящая встреча беспокоила даже этого служителя непонятных Сил!

Навстречу шхуне шла хищная остроносая галера - этот тип судов все еще составлял основу разномастного пиратского флота. На носу ее застыла резная скульптура ощерившегося зубастого кракена. Весла ритмично взбивали воду, толкая корабль вперед, на палубе мельтешили пираты. Там тоже готовились к схватке…

Корабли сблизились на дистанцию выстрела на удивление быстро или, может, напряжение спрессовало минуты в секунды?!

- Пли! - По отрывистой команде Лойола заскрипел носовой метатель, и клубок огня унесся вдаль.

Команде «Тени Великих» почти повезло, и первый же выстрел вспенил воду всего в десятке саженей от правого борта вражеского корабля. В ответ ударили сразу два метателя врага. Воздух неожиданно загудел, и над головой остолбеневшего Авраса пролетела лучащаяся от избытка энергии здоровенная стрела, вторая благополучно затерялась в океане. Тут же с громогласным треском лопнула одна из мачт, и тяжеленный столб рухнул на палубу, накренив корабль. Рвались многочисленные и совершенно непонятные сухопутному человеку лини, тросы и канаты. Растерявшийся Чисмар увидел, как лопнувший тонкий трос хлестнул пробегавшего матроса и рассек ему живот. Кошмарный животный вопль несчастного привел некроманта в чувство: уж он-то воплей наслушался! Пора подумать о собственной безопасности и спасении. Темный маг метнулся вниз, в свою каюту. Следовало собрать вещи и кое-что обдумать. Последнее, что он успел увидеть, ныряя в люк, так это матросы, рубящие огромными топорами остатки мачты и спихивающие их в воду. Да еще в ушах стоял не иначе усиленный каким-то артефактом крик капитана:

- Шаман, язви кальмар твою душу! Что хочешь делай, но пробей их защиту. Глаза они нам уже отвели, не дали встретить, как хотелось бы, так хоть сейчас не подкачай!

Страх джур Шуката перед корабельным магом куда-то запропастился, уступив место горячке боя. Что ответил шаман, Аврас уже не услышал.

- Демоны задери это путешествие! Да через Хань пешком спокойней было пройти, чем по морю на пиратском корабле. Что, спрашивается, два морских охотника могли не поделить? Воды им мало?! - бормотал под нос некромант, запихивая вещи в мешок. Драгоценный сверток пришлось привязать к животу. - Да еще этот фанатик проклятущий. И ведь начинаешь ему верить. Уважение он действительно внушает.

Несмотря на спешку, темный маг старался не уходить далеко от порога: не хотелось бы влипнуть в ловушку злобного колдуна в шаге от побега. В успехе бегства с корабля он и не сомневался. Уж это-то Аврас успел продумать за седмицу напряженных размышлений.

Естественно, что он и не помышлял добраться до берега плавь или на украденной шлюпке. Его быстро хватятся, и уж тогда-то останется только безнадежный бой. Нет, надо поступить хитрее. Увы, но ничего иного, кроме вызова еще одного демона, теперь уже морского, магу в голову не пришло. Одна беда, собственных сил на то не хватит ни при каком условии, да и ошибку с движением тут никак нельзя было допустить. Он зря ворчал, этот бой - настоящий подарок богов. Именно сейчас, когда все поглощены сражением, можно надеяться на успех задуманного злодейства. Некромант устремился в трюм, туда, где должна была располагаться вся магическая оснастка корабля…

… Смирт Мокрый Нос любил свою работу. Хаотичное мельтешение золотых искр в кристалле движителя завораживало, заставляло смотреть на эту красоту затаив дыхание. Никто не мог справиться со сложной задачей тонкой настройки нолдского артефакта, даже жутковатый шаман, а вот ему удавалось, и неплохо! Юноша обвел взглядом вверенное ему магическое хозяйство и вздохнул: Сфера Невидимости уже совсем никуда не годилась, а Радужная Пелена оказалась обыкновенной дешевой иссорской подделкой. Вряд ли там, наверху, защита держала магические удары врага. Так, пару стрел отвести, и все. Подтверждая его мысли, корпус корабля содрогнулся от нескольких взрывов подряд, и наверху загрохотали матросские ботинки.

- Вымя Кали! Смирт, гаси скорость! - искаженный переговорной трубой рев капитана заставил вздрогнуть. Торопливо забегали пальцы по поверхности бронзовой пластины управления движителем, выписывая руны команд. По кораблю пробежала дрожь. Смирт пододвинул поближе короткую абордажную саблю и принялся терпеливо ожидать следующего приказа. Может, потребуется вновь будить кристалл и заставлять работать движитель на пределе возможного, тратя энергию на бегство, а может, даже его скромные силы понадобятся для сражения с врагом. Кто знает, ведь чужие абордажники могут прорваться и сюда, тогда он станет последним рубежом защиты драгоценных артефактов.

Внезапно за дверью раздались возбужденные голоса и тут же звуки падения.

- Парки! Инема! Что случилось?! - Смирт окликнул стоявших сегодня у входа в его вотчину матросов. - Почему вы… - Юноша замолк и вскочил на ноги, покрепче сжав рукоять сабли - к нему вошел единственный пассажир корабля.

Эта сухопутная крыса затаскивала роняющего темные капли Инема. Тот хрипел и булькал кровью, тщетно пытаясь что-то сказать.

- Клянусь рыбьими потрохами, что происходит?! - вскричал молодой матрос, но в ответ увидел нечто страшное. Пассажир состроил жутковатую гримасу, уронил раненого на пол и с размаху вонзил ему прямо в сердце выхваченный из-за спины то ли крюк, то ли немыслимо изогнутый меч. Инема скрутила судорога, а убийца прокричал сложную фразу на неведомом языке. С его руки стекла серая тень и окутала кристалл движителя. Смирт почувствовал аромат чужой магии, творящей непонятное с драгоценным артефактом.

- Предатель!!! - Одним прыжком матрос отважно перемахнул через тяжелую тумбу с кристаллом и налетел на коварного врага.

Усмешка этого лазутчика лишь сильней распалила Мокрого Носа, ярость прибавила силы и улучшила реакцию. Юноша готов был голыми руками разорвать негодяя! Жаль, но сноровки ему гнев не прибавил. Перед глазами мелькнуло необычное оружие противника, ловко подцепило крюком перекрестье, и запотевшая рукоять немыслимым образом вырвалась из руки. Не успел Смирт осмыслить произошедшее, как нечто донельзя жесткое вонзилось ему в чревное сплетение. Дыхание перехватило, глаза затянуло пеленой слез. Матрос согнулся, и в его затылке будто заряд метателя разорвался…

Очнулся Мокрый Нос от жутко неудобной позы и невнятного бормотания где-то прямо над головой. Юноша попытался пошевелиться и тут же застонал от боли в вывернутых суставах. Боль прояснила сознание и даже прогнала на время ломоту в затылке. Он ощутил, что руки его заломлены за спину и безжалостно стянуты веревкой. Все лицо было в мелких порезах, еще сочащихся кровью. Смирт попытался крикнуть, но горло перехватило болью, и он только закашлялся.

- Потерпи, недолго осталось, - раздался чужой бесстрастный голос, и матрос скосил глаза.

Рядом с нешироким обгорелым проемом в борту стоял зловещий пассажир и сыпал какие-то порошки в ставшую близкой воду. Да это же матросский кубрик, а проем теперь на месте одного из двух иллюминаторов! В запертую и забаррикадированную дверь барабанили, звучали угрозы. С палубы доносились гораздо более звучные крики и звон оружия. Тянуло гарью, хотя это, наверное, от обугленного пролома.

- Ч-ч-что… - удалось прохрипеть Смирту, но ответа он не удостоился. Лицо пассажира было серьезным и сосредоточенным. Вот он подтащил чье-то мертвое тело, кажется, Парки, и вытолкнул наружу. Тут же вражеский прихвостень начал делать странные движения руками и петь заклинания. Зашипело, и яркое, до боли знакомое свечение кристалла движителя затопило кубрик. Мягкая пляска покоренных искр сменилась буйством демонического огня. Пленивший Смирта человек сотворил с кристаллом нечто неправильное, злое.

Внезапно голос колдуна сорвался на тонкий визг, руки окутало серое облако. Замолчав, он стремительно наклонился и поднял искрящийся кристалл. Мгновение, и молния цвета расплавленного золота ударила в пролом. Затем еще одна и еще, потом они полились нескончаемым потоком, а колдун застонал от боли. Защитное облако начало истончаться, и тогда с исказившимся лицом колдун выкрикнул новое заклинание и вытолкнул сломавшийся артефакт наружу. Раздался плеск, но удара не последовало, лишь страшная вспышка за большим иллюминатором на секунду разогнала все тени и тут же погасла… И сразу чудовищный рев потревоженного монстра сотряс округу.

- Пора! - Во внезапно навалившейся тишине голос теперь уже бывшего пассажира прозвучал неестественно громко.

Подхватив Смирта, он вышвырнул его в большое окно и ласточкой прыгнул следом. Не успело тело достичь воды, как ноги ощутили твердь спины чудовища.

- Эльяма Лу'иддир! Гее'нур Тиви, Гее'нур Тиви! - заревел колдун, поймав бьющегося Смирта за волосы и задрав ему голову. Воды расступились, выпуская на поверхность костяной панцирь демона, и люди - маг и его пленник - оказались на относительно сухом островке.

- Прими жертву, демон Гее'нур Тиви, и повинуйся! - Аврас Чисмар перерезал горло юноши и направил поток крови в желтоватое пятно в центре спины чудовища. Существо под ногами удовлетворенно заурчало.

Затем мир перед глазами некроманта подернулся дымкой усталости. Прежде чем потерять сознание, он только и успел передать вызванной твари направление движения. Вокруг зашелестела вода, рассекаемая корпусом монстра с иной плоскости бытия. Аврас Чисмар стремительно удалялся от прервавших рукопашную схватку пиратов, от шамана, пустившего вдогон стаю вызывающих непонятное омерзение искр, но успешно уничтоженных встречной магией демона. Задание лорда Маркуса полностью выполнить не удалось, зато драгоценная посылка пока в безопасности.



ГЛАВА 25 | Наемник Его Величества | ГЛАВА 27