home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



1

Как и в прошлые визиты, Эрику не удивились. Только произнесли удовлетворенно: «Ну, ты вовремя, успел к самой потехе», – и тут же укорили: «Долго же пришлось тебя звать!»

Подключившись к чужому зрению, он огляделся. Царевна помещалась перед гроздью экранов, на диво обширных, разлегшись в шезлонге, чьи подлокотники дополняла клавиатура, легко подстраиваемая под габариты оператора. Теперь, выряженная в лакированные пупырчатые доспехи, Габи походила не столько на лягушку (редкой притягательности, следует добавить), сколько на изящного, малость недоваренного рака. Причудливо гнутые латы из искусственного хитина покрывали девушку с макушки до пят, по обычаю здешних правителей оставляя открытыми пальцы на ногах, чтобы подданные могли лобызать их, не сдерживая восторгов. И сейчас перед Габи примостился смазливый, почти голый юнец, увлеченно полируя ее ноготки – хотя те и так сияли точно жемчуг. Девушка обращала на него не больше внимания, чем на столик сбоку шезлонга, уставленный лакомствами. Самое забавное, что парень не был рабом и уж точно не походил на кастрата.

На экранах сменяли друг друга физиономии озерников, молодые и, как на подбор, миловидные. Хотя непривычные взгляду огра: со сглаженными чертами, затянутые желтоватой кожей декорированные песочными кудрями. Перебрасывались с Габи отрывистыми фразами и пропадали, уступая место другим.

Все же озерный язык звучал странно, сильно смахивая на собачий лай. (Вот браниться на нем, должно быть, удобно.) Эрик вполне понимал, что говорила царевна, поскольку присутствовал при рождении слов, а реплики других уяснял опять же через нее. Помимо фраз в его сознание просачивалось многое, включая последние впечатления Габи и. все недавние события, связанные с ней, – наверное, и в другую сторону утекало немало. (По крайней мере нет нужды обмениваться новостями.) Оказалось, Габи уже подготовила себя к предстоящему бою, от своей команды зарядившись энергией настолько, что та едва не выплескивалась наружу. И крепко же ей пришлось трудиться!.. То есть обеим: царевне и команде.

«Что-то напрягает меня такая близость, – заявил Эрик. – Твои парни не удивятся, если в кабине появится чужак?»

«Пусть посмеют только!..»

«Ага, – хмыкнул он. – Стало быть, то, что исходит от тебя, сомнению не подлежит… Так я возникаю?»

«Давай-давай, не тяни!»

Уже привычно Тигр принялся выстраивать вблизи сознания Габи собственный фантом, начав, естественно, с глаз и ушей. И снова увидел ее скуластое светлое личико, обрамленное белыми локонами, и огромные, слегка даже навыкате глаза, и немалый, зато прекрасно очерченный рот, и чуть вздернутый нос, и всю хрупкую ее фигуру с тонкими длинными конечностями, ныне укрытую под броней. Странная красота, непривычная – не всякий огр такое примет. К счастью, между пальцев у Габи не оказалось перепонок, хотя болтали про черников и такое. Впрочем, царственную белянку это вряд ли испортило – так, еще одна пикантная деталь.

А здешний пульт Эрика удивил. Вообще он уже имел случай оценить загорскую электронику, но увидеть на экранах картинки, поступавшие не по кабелю, через эфир!.. Даже с учетом здешних пониженных помех это смахивает на чудо. Правда, разобрать на картинках можно не все, однако огрские приемники и вовсе показали бы сплошные искры.

И вся машина, в коей обреталась царевна… Расплывшись вокруг облаком, Эрик ощутил конструкцию до последнего винтика. Это мало походило на суденышко, в котором он оставил Габи, то есть кораблик тоже присутствовал, но как часть чего-то, куда более масштабного. К его странно сформованному дну лепились восемь «плавунцов», по три с каждого борта и по штуке на нос с кормой, образуя внушительную платформу, подпираемую чуть ли не полусотней ног. Защитные их поля слились с Щитом суденышка в единый заслон, а прославленные озерские бортокомпы сомкнулись в вычислитель, не уступающий мощью Храмовому Координатору, зато куда меньший по размерам. Действительно, вот тут озерники обставили огров намного!

Габи расположилась на самом верху бывшей баржи, в капитанской рубке, накрытой прозрачным колпаком, и вид отсюда открывался отличный. Потому ли, что Загорье отгораживали от Огранды несколько высоких кряжей, образуя естественный заслон, и тучи тут были пожиже, чем на западе, или причина в долготе, но вокруг оказалось куда светлей, если сравнивать с местом, которое Эрик недавно покинул. Правда, окрестности прояснялись перед глазами постепенно, словно проступали из тумана… или же создавались воображением. (Ух ты! – удивился Тигр. И откуда всплыло последнее сравнение?) Здесь уже начинался рассвет, причудливо расцвечивая облака, похожие на громадные завалы ваты либо на далекие заснеженные горы. Едва не все тут, до самого горизонта, покрывала вода, по которой гуляли немалые волны, вскипая барашками на вершинах, – почти как в океане. Но кое-где из-под поверхности проглядывала земля, такая же плоская, как само озеро, поросшая низкорослыми, зато раскидистыми деревцами да пышным кустарником. Помимо островков тут хватало мелей, по обилию тростниковых и камышовых зарослей.

Затем над озером стал формироваться дворец – сперва полупрозрачный, потом все более и более плотный, наливая тяжестью, красками, заполняясь деталями. Следовало признав озерники понимали толк в красоте, а их дворец-поселок будто пришел из сказки. Его купола напоминали раковины озерных моллюсков, непомерно разросшиеся, но не утратившие ни прочности, ни своеобразного изящества, а окна больше походили на иллюминаторы – компактные, овальные, даже отсюда выглядевшие непрошибаемыми.

Эрик знал, что при опасности такой дворец-поселок за минуты погружается к озерному дну, где способен пережидать не один день, беспокоя врага вылазками пловцов-диверсантов, непревзойденных на материке. Потому-то здешним ограм и не удалось окончательно подмять туземцев. А уж с появлением «плавунцов»!.. Как раз там, в недоступных таинственных глубинах, озерники копили ресурсы, чтобы в решающий момент ударить в спины панцирников, разом поменяв ситуацию в стране.

Невдалеке маневрировали еще несколько громадин, хотя они уступали ходячей крепости Габи размерами и мощью: Трое подпирались тройками «плавунцов», один – четырьмя, еще один – шестью. И все же этих броненосцев (вот так прозвали тут эти многоножки) было пять против одного. Местный рельеф, обилие островков, мелей, высоченного тростника, кое-где разросшегося в естественный лабиринт, затрудняли открытый бой. Но здесь, видно, и не любили прямых столкновений, предпочитая решать задачки, требующие от игроков немалой изворотливости. Они походили сейчас на опытных мечников, подгадывающих момент, чтобы нанести удар – единственный, зато смертельный.

– Дюжина наших излучателей против ихних трех десятков, – отрывисто сообщила царевна. – Вдобавок этих падальщиков подпирает Дворец. А там имеются шесть дальнебойных бомбометов, считая один жуткой убойности!.. Увести броненосцы от Дворца вряд ли получится, а тут они зажмут нас в клещи рано или поздно. Хотя мы шустрей почти на четверть.

Считать она, понятное дело, умела. Озерники вообще этим славятся, а уж дочери Водяного – подавно.

– И на что же надеяться тогда? – спросил Эрик.

– Во-первых, у меня вычислитель куда мощнее, – бодро ответила Габи. – Во-вторых, там с ними спарены зауряды, а не такая ведьма, как я. Может, мне далеко до твоей Ю, но ведь и меня Шершни ценили? В-третьих, мои бойцы послушны мне каждым пальцем. Такой слаженной команды нет ни у кого!

– Значит, за нижними пультами рабы? – удивился юноша.

– С чего вдруг? – изумилась Габи еще пуще. – Свободные, конечно. Нужны ведь не только тела – требуется умелость. А главное: моим водилам есть что терять. Уж они будут вкалывать не за страх!

– А за что, интересно?

– За преданность. Да-да, не смейся! – вспыхнула она, хотя Тигр даже не ухмылялся. – Тут все боготворят меня не меньше, чем ты – Божественную. Не веришь?

– Ну, почему…

– В этих парнях мне нашлось, за что зацепиться. Понятно, они не маги – и близко нет. Но и не бездари, как прочие. И теперь наши черепушки замкнуты в единую сеть, где заправляю я.

– Работехника на новом уровне?

– Мозготехника, – поправила Габи.

– Лучше маго, – хмыкнул Эрик. – Маго-мозго… И покосился на юнца, продолжающего усердно трудиться над ногтями царевны. А больше его, кажется, ничто не заботило. Даже тень, сгустившуюся под потолком, он словно не замечал: как видно, привык уже к фокусам царевны. И в разговор не вслушивался – не его это дело.

– Ведь это мы строили для панцирников знаменитые на всю Империю суда, – похвалилась девушка. – И затем нашпиговали приборами, равных которым нет на материке. Эти надутые индюки, воображающие себя самыми умными на свете, даже не поняли, чем владели, а ведь эта придумка покруче Военного Координатора.

– Ну уж!..

– Скоро увидишь сам. По-моему, папенька зря раскатал губу – жадность и сгубила. Вообще где этот ВК, кто видел его, не выдуман ли?.. А броненосцы – вот они, любуйся!

– Да вроде маловато их, – усомнился Тигр снова.

– Не в числе суть. Ты гляди, гляди!..

И впрямь, если присмотреться к этим каракатицам, начинали проступать странности. К примеру, скорость: передвигались броненосцы заметно резвей, чем любой из «плавунцов», которые их составляли. Даже с грациозной легкостью, несмотря на габариты, что предполагало изрядные резервы. Причем размеры впрямую влияли на быстроту, то есть прирост наверняка имел место. Но ведь не в разы?

– Откуда такие мощности? – спросил Эрик. – Вы что, модернизировали батареи?

– Ага, заметил! – хмыкнула Габи. – Батареи ни при чем – не наш профиль… А что еще видишь?

Тут один из броненосцев скользнул по протоке вплотную к тростникам, и Эрик заметил это «еще», хотя в нормальном состоянии вряд ли бы понял, что произошло. Но сейчас он отчетливо различал мерцающий купол Щита, плотно укутывающий машину, способный поглотить любой энергетический выплеск, кроме разве удара излучателя-стационара, и совершенно не реагировавший на вещество… до сих пор.

И вот, когда Щит коснулся стены растений, та отчетливо промялась внутрь, словно бы уступая напору корпуса.

– Черт! – вырвалось у Тигра. – Выходит, вы сделали защиту абсолютной!.. Но как?

– Ничего запредельного, – снисходительно усмехнулась царевна. – Немножко приметливости, немножко смекалки, немножко опытов… хотя их-то как раз хватало. А в результате мы таки обставили Хранителей!

– А заодно и Ю, да?

– Нет, – с сожалением сказала девушка. – Не такая я дура, чтобы равнять себя с ней. Ю решила бы и не такую задачку. Но тут важно правильно ставить вопросы, нужны инициатива, напор!.. А откуда у бесполых настоящее рвение? Вот они и лопухнулись.

– Все равно не понимаю, – признался Эрик. – Раз батареи у вас обычные, откуда выигрыш в мощности? Как ни складывай их, куда ни направляй…

Против опасений, Габи не вспылила – пока. Кажется, тупость гостя больше льстила царевне, чем раздражала ее.

– Если поставишь в ряд сотню заурядов, они не будут стоить одного мудреца, хотя тот умней каждого лишь вдвое-втрое, – произнесла она веско. – Тут нельзя складывать: иные правила действуют. Когда в одном ресурсы нескольких, он может совладать с куда более сложной задачкой.

– Пример хорош, – согласился он. – Да только ничего не объясняет. Не злоупотребляй образами, ладно?

– Тебе что, весь расклад преподать? – осведомилась Габи. – С чертежами, обоснованиями… Вот прямо сейчас, да?

Действительно, время не самое подходящее. К тому же не исключено, что царевна и сама ориентируется тут с трудом. А может, озерники наткнулись на это случайно? Но чтобы наткнуться, надо хотя бы искать, да еще в нужном месте.

– Хорошо, примем ак данность, – уступил Эрик. – Стало быть, скомпонованные особым образом батареи – при достаточном их числе – дают невиданный выигрыш в мощности. А ее можно затем направлять в двигатели, излучатели, Защиту, превращая несколько стандартных «плавунцов» в подвижную крепость, оснащенную чуть ли не стационарами и стремительную не хуже колесников, – эдакое чудище на ходулях! И примерно так же взаимодействуют Щиты, вдобавок обретая новые свойства. Скажем, от здешнего гнуса вы обезопасились.

– Даже никакая лягушка не проскочит сквозь заслон, да?

– Ты не просекаешь! – в сердцах сказала Габи. – Когда плотность защиты возрастает настолько, она начинает отражать не только молнии, но и самые тяжелые тела. Включая ряды дальнобойников, что сторожат город.

– Да откуда у вас эти орудия?

– По-твоему, мы с пластунами на разных материках живем? Ведь граничим на юге!.. Это с вами болотники на ножах а нам – только что не союзники. И переняли друг у друга многое. Условия-то схожи.

– То есть обмениваетесь передовыми технологиями?

– А то! Это вы все дожидаетесь, пока Хранители подбросят новые, стыренные у Духов, а мы привыкли полагаться на собственные мозги. И сколько ваши жрецы ни мешали нам шевелить извилинами, только и сумели, что не пропустить к дальней связи. Вот ее мы пока не расщелкали, как ни жаль.

– Полная непроницаемость – это замечательно, – признал Эрик. – Я не шучу, в самом деле!.. Но почему ты уверена, что Хранители не раскопали похожего? До сих пор они опережали в новшествах всех. Собственно, на этом огры и выезжали в прежние времена.

– Значит, кончилась фора, – злорадно ответила царевна. – И чего вы стоите без нее!..

– Не знаю, не знаю, может, и не кончилась. Ты еще не слыхала про Окна?

Впрямую Габи не ответила, но вперилась в него с ожиданием.

– Секрет за секрет, – сказал Эрик, усмехаясь. – То, что я вытворяю со своей сутью, за мгновения перебрасывая ее из страны в страну, Хранители уже проделывают с телами, распахивая в пространстве короткие ходы. Представляешь, какие это открывает возможности? И похожим способом модернизируют людей, превращая их в монстров небывалой силы и запредельных скоростей – в Невидимок. Вдобавок, тех будто покрывают Щиты, делая неуязвимыми для любого оружия. Ничего не напоминает, а?

– И впрямь занятно, – согласилась царевна, неожиданно увлекаясь. – Это же вроде деформаций пространства на поверхности, так? Да тут не только глухая Защита, тут…

– Что?

– Ведь если тут не лажа, то и притяжение больше не помеха. Соображаешь, что это дает? Летучие корабли – любые высоты, расстояния!.. Вся планета делается доступной, каждый угол ее – близким.

– Да зачем корабли, когда есть Окна? – возразил Эрик. – раз – и там!

– А если с Окнами те же сложности, что у тебя? – сказала царевна. – То есть сперва надо добраться до места обычными средствами, закрепиться там… Ах, жалость – не до того нынче!

И она опять уставилась на вражеские суда, продолжавшие исполнять хитрые маневры между островками и мелями, вполне бессмысленные с точки зрения такого профана, как Эрик. То один, то другой пропадал из виду, скрываясь за тростником или деревьями, но вскоре возникал вновь – иногда в неожиданном месте. Это что, такая национальная игра?

– Что-то они не спешат нападать, – заметил Тигр.

– Время сейчас за них, – пояснила Габи сквозь зубы. – Пока что силы сравнимы. Но если подоспеет князь Долгонос, посланный братиками из Огранды, нас задавят огнем.

– Сколько у него машин? – заинтересовался Эрик.

– Девятнадцать «плавунцов». Из них три переростка-наездника с усиленной Защитой и парой излучателей на каждого. То есть еще аж три княжеских броненосца

– вроде вон тех, – кивнула она, – что пожиже. Мелочь, понятно, не в счет.

– А сам князь – такой тощий, сутулый, впрямь с изрядным клювом?

– Ну? – подтвердила Габи, настораживаясь. – Так он уже не подоспеет. Ни он, ни его «плавунцы». Сейчас те торопятся в другую сторону, а в кабинах не озерники – огры. А сам князь никогда не выберется из Огранды, как и почти вся его дружина.

– Благодетель! – вскричала царевна. – Это же круто меняет расклад!

А мне добавляет оправданий, подумал юноша. Надо же, какие занятные фортеля выкидывает судьба!

– Кстати, и твои братики больше не во главе войска.

– Да? – радостно изумилась она. – Где же они?

– У меня в морозильнике, – нехотя признался Эрик. – Тоже на пути в Тиберию – спят, как сурки. – Он вздохнул. – Конечно, я постараюсь, чтобы с ними обошлись мягче…

– Да ты прямо Дед Разлив! – перебила девушка. – Заявился с кучей подарков… Значит, теперь я – единственная претендентка на Водяной трон? А эта старая жаба морочит всем головы.

– Ты о ком?

– О дражайшей тетушке Кваке, о ком еще? Ведь ни словцом не обмолвилась!..

– Так ведь она может еще не знать.

– Ну да! – фыркнула царевна. – По-твоему, здешние панцирники прошли бы мимо дальней связи? Ты же помнить, какая у них разведка!.. И уж у моего папеньки припасена пара-другая аппаратов, а один он наверняка засандалил в свой «плавунец».

– Но мы с Горном угнали его амфибию.

– У братиков машинка не хуже, будь спокоен.

– А ее умыкнул я один – в ней и плыву с этими близнецами-разногодками.

– Ну, ты угонщик! – восхитилась Габи. – Может, в моем ограндском войске уже не осталось ни «плавунца»?

– Да сотни!.. Только все они увязли в Горе.

– Вот пусть и кукуют там, – рассудила царевна, – пока мы тут не разберемся. И тогда князья приползут ко мне на брюхе, вылижут ноги до колен!

– Тебе очень этого хочется?

– Лучше пускай они, – помрачнела Габи. – Я-то уже наползалась – перед Шмелями. Жаль, ты не укокошил всю тамошнюю десятку. Если посчитать, поскольку раз каждый из них вламывался в меня!..

– А почему ты назвала себя единственной претенденткой? – спросил Эрик, торопясь сменить тему. – Ведь у Водяного полно дочерей.

– Потому что лишь у меня кровь зеленая как изумруд, – снова загорелась царевна. – У прочих даже на малахит не тянет. Думаешь, с чего папенька запродал меня панцирникам? – Тут Габи фыркнула с омерзением. – Он же место высвобождал для ненаглядной своей троицы, да и сам начал побаиваться – чувствовал, урод, силу! А тут еще тетушка, жирная стервь, настропапила его: будто готовлю подмену, что за меня уже многие…

– Но ведь и впрямь кто-то был? – вставил Эрик. – Судя по нынешней твоей команде.

– Ну, эти! – Габи ухмыльнулась. – У каждого имеется круг. У тебя – свой… и у меня. Сплошной же молодняк, партнеры по ребячьим играм!

– М-да, – сказал он. – Наверное, веселые были игры. Сколько у тебя «плавунцов», с дюжину? Учитывая, что против вас сейчас втрое больше, эти парни сильно рискуют. И все в память о детской дружбе?

– Ну, назови это любовью, – пожала плечами девушка.

– Или колдовством?

– А что, ты сможешь провести грань?

– Хорошее дело! – подивился Эрик. – Сейчас с тобой едва не три десятка

– и это лишь те, кого ты успела собрать за неполные сутки и кто готов жизнью платить за твою благосклонность… Сколько же тогда их всего, а?

– Ты лучше своих подружек сосчитай! – огрызнулась Габи. – Разве не помыкаешь ими точно так же? Вся разница, что у тебя их с полдюжины, – имею в виду настоящих, которые не предадут. А у меня друзей больше…

– На порядок, да?

– И что? Тебе-то какое дело? Не волнуйся, каждый получит, о чем мечтает, меня на всех хватит! «Любимая работа не в тягость» – слыхал? А уж в этой мне равных нет!.. По крайней мере в пределах Загорья, – прибавила она честно. – Разве не так?

– Тут я согласен, – вздохнул Эрик. – Но насчет «каждого» – многие ли доживут до вечера?

– А это мы сейчас узнаем, – сказала Габи, наклоняясь к микрофону.

В короткой, зато содержательной речи, сильно разбавленной издевками и угрозами, царевна оповестила своих недругов о последних новостях и предлагала наново оценить ситуацию. И вправду, за кого теперь проливать кровь? Зеленая она или нет.

Когда девушка замолчала, в эфире надолго зависла пауза. Даже неизбежный треск в динамиках тут больше напоминал шелест – конечно, это же Загорье! Здесь и грозы случаются не каждый день, а разрядов в атмосфере намного меньше, чем в привычной Эрику Кэнтии, не говоря об Огранде. Вот в Тиберии, говорят, еще спокойнее, так ведь она и куда дальше от Горы, порождающей чудовищные Вздохи.

– Слышишь, как скрипят их мозги? – спросила Габи, подмигивая. – Капитаны сейчас спешно решают, кто тут главный враль. И взвешивают, кому выгодней поверить: мне или тетушке Кваке. Вообще-то я считаюсь тут честной – в сравнении с другими.

– Надо же, – только и сказал Эрик.

Затем эфир точно прорвало, и в кабину хлынула лавина слов, из которых едва не половина была Эрику знакома, поскольку представляла собой отборную ругань, распространенную по всему материку. Очевидно, тут она и зародилась – озерный язык оказался в этом смысле богаче остальных.

– Ядозуб, – пояснила Габи озабоченно. – Дворцовый привратник, а по совместительству – главный утолитель. Папенька доверял ему, насколько мог. Худо, что он командует восьмиствольником, но тут я и не ждала хорошего.

Второй броненосец, слепленный из пяти «плавунцов», внезапно прекратил кружения и почти по прямой нацелился вдаль, явно торопясь убраться подальше, пока не разразились главные события.

– Звездорыл сваливает, ха! – торжествующе воскликнула царевна. – Конечно, лучше бы переметнулся, но он всегда избегал резких погружений. Потому до седых яиц на вторых ролях!..

– Зато живой, – откликнулся Эрик. – И седеть пока есть чему.

Имелось в виду, что проштрафившихся царедворцев кастрировали куда чаще, чем топили, – почетную казнь еще следовало заслужить. А Водяной любил держать перед глазами своих бывших злопыхателей, конечно, предварительно их утихомирив.

Ядозуб наконец выдохся, исчерпав запас то ли брани, то ли слюны. Как видно, тут уже было достигнуто взаимопонимание, потому что на весь его обвал царевна бросила: «Ты приговорен», – и отключила связь.

В ту же минуту один из пятиствольников подтянулся ближе к флагману – не столько из необходимости, сколько для демонстрации. Еще одна гирька на чужую чашу.

– А Вьюн с Брызгуном, похоже, в сомнении, – заметила Габи. – Не худо бы их подтолкнуть, а?

– Да что у вас за имена такие! – удивился Эрик. – Или это клички?

– Уж получше ваших – по крайней мере есть смысл!

– Причем бездна, – хмыкнул он. – Брызгун, надо же!.. А как, интересно, нарекли тебя?

Но этим вопросом Габи пренебрегла. А Тигр уже освоился рядом с ней настолько, что принялся и тут обзаводиться новым телом – третьим по счету. Теперь он не походил на тень и на ногах стоял прочно. Даже подумывал, не присесть ли во второе кресло для большей естественности?

По мере обвыкания Эрик все явственней ощущал нити, протянувшиеся от царевны к ее фаворитам, составляющим команду необычного корабля. Где же она отыскала столько незаурядов? Или среди озорников их доля намного выше? Или когда контакт длится дольше, в партнере пробуждается отклик? Ведь сам-то Эрик скакал по верхам, являясь на готовое, – потому и подруп. у него наперечет.

– Ну давайте! – подстегнула Габи в нетерпении. – Решайтесь же, копуши!

И тут произошло то, чего не ждал, похоже, никто из здешних игроков, включая инициатора незапланированного действа. Дальний из четырех «плавунцов»-одиночек, безостановочно курсирующих вокруг царского броненосца, дабы уберечь его от внезапностей, вдруг набрал скорость и со всех лап устремился к кораблю Ядозуба, проламывая просеку в роскошных камышах.

Момент был явно выбран наобум. Наверное, тамошний водитель долго сдерживал себя, мечась мыслями туда-сюда, пока напряжение не достигло критической точки. А потому среагировал на изменение ситуации самым идиотском образом – с точностью до наоборот.

– Кажется, тут не все любят тебя больше жизни, – заметил Эрик, кивая на потерявшегося беднягу. – Типичный перебежчик!

Все-таки он решил опуститься в кресло, рассевшись не без удовольствия. И даже это не отвлекло специалиста по ногтям – редкая сосредоточенность.

– У всех бывают осечки! – запальчиво возразила Габи. – Тем более в такой спешке.

Конечно, этот эпизод расстроил девушку. С годами, наверное, привыкаешь к предательствам… Или такое в принципе невозможно?

– Не хочешь его притормозить? – спросил Тигр. – Ведь каждый излучатель на счету! А шансов на той стороне и без того многовато.

– Да пусть сваливает!.. Не до него нынче. Но далеко изменник не ушел. Неизвестно, что вообразил Ядозуб, но именно он не пожалел строенного заряда, лишь бы достать подозрительный «плавунец», как только тот оказался в зоне поражения. Бедняга даже не успел выбраться из зарослей, запылав посреди них эффектным костром. Что ж, подумал Эрик, по крайней мере наш минус не сделался их плюсом – какое ни есть, а утешение.

– Опять Попрыгунчик ошибся, – заметила Габи без особенного осуждения. – Он всегда был слаб в расчетах. Да и коленках тоже.

– И впрямь парень со странностями… был. Девушка внезапно фыркнула.

– Когда-нибудь о нем сложат легенду, – предрекла она. Как он первым бросился на мятежников, спасая свою царицу!.. – И прибавила деловито: – Ничего, пусть хоть после смерти прославится – подданным ведь надо кому-то подражать?

– Вот и ты уже рассуждаешь по-государственному, – вздохнул Тигр. – Эдак вокруг и людей не останется – одни деятели.

Он вдруг заметил, что вокруг стало светлее, а поглядев на восток, увидел причину: над озерным краем вставало солнце. Невероятно, но здесь это каждодневное событие было обставлено еще эффектней, чем в заоблачных высях Огранды. Ничего более красочного, чем разводы облаков вблизи загорского горизонта, Эрик не видел в жизни. И кто из его земляков мог наблюдать такое великолепие? А все цвета в местном пейзаже сделались намного ярче, сочнее, как и положено при нормальном освещении. Понятно, отчего загорцы – что Истинные, что туземцы – смыслят в красоте куда поболе снежных огров, редко выбирающихся из сумрака.

Но за все приходится платить: с приходом светила сразу поднялся ветер, еще круче вздымая волны на бескрайнем озере, наполнив воздух шелестом, всплесками, воем. И резко ухудшилась эфирная связь с дружественными «плавунцами» – фигуры на экранах превратились в контуры, едва проступающие сквозь мельтешение искр.

– Ладно, умник, – проворчала царевна. – Сейчас нам растолкуют, кто тут люди, а кто… Похоже, началось!

В самом деле, главный утолитель, видимо, поверил ее новостям – в той части, которая затрагивала Долгоноса. (Тем более что тот крепко запаздывал и даже вестей о себе не подавал.) После самоустранения Звездорыла соотношение сил изменилось настолько, что зажать царский корабль в клещи вряд ли бы удалось, и потому Ядозуб направил свою машину к плавучему городу. В кильватер к ней тотчас пристроился верный пятиствольник. Двое других броненосцев тоже решили пока не менять ориентации и двинулись параллельными курсами.

– Худо, – буркнула Габи. – Если они состыкнутся с базой, мне туда уже не втиснуться. Выстроят такую броню – на пушечный выстрел не подпустят!..

Прищурив огромные глаза, она следила за вражеским флагманом, будто ждала от него чего-то. Либо пыталась подтолкнуть, второпях сплетя ловчее колечко – на манер Паучих. И он не разочаровал, вдруг, непонятно с чего, отвернув от прямой и Устремившись в обход притопленного островка, целиком покрытого камышом. Сразу за островком открывался вход в неширокую протоку, и Ядозуб явно нацелился туда, словно убоялся подвоха на прежнем пути. И кто подсказал ему этот бредовый ход?

– А вот так уже получше, – пробормотала царевна сквозь зубы. – Этого мы не пропустим.

Откинувшись в кресло, она шевельнула на пульте светлыми пальчиками, и огромный корабль рванулся вперед с ускорением, подходившим более для летуна, запускаемого на реактивной тяге. (Хотя таких аппаратов, если верить Олту в Империи больше не осталось.) Даже в нынешнем состоянии Эрика ощутимо вдавило в спинку, а полировщик и вовсе уткнулся лицом в Габины колени. Действительно, потрясающе!..

Со всех полуста ног (ладно, сорока восьми) их броненосец несся флагману наперерез, видно, надеясь перехватить его на выходе из протоки. Вскоре эту громадину вознесло над озером целиком – только бурлила вода под мелькающими лапами. Но и Ядозуб сразу прибавил скорость, демонстрируя возможности своего судна. Конечно, оно уступало в быстроте царскому кораблю, однако не настолько, чтобы проиграть гонку.

– Не успеваем, – с сожалением заметил Тигр. – Вдобавок рискуем, если в городке впрямь дальнобойники. А ну как добросят посылочку?

– Не переживай – все рассчитано, – сквозь зубы откликнулась царевна. – Конечно, в пределах мыслимого. Еще бы немножко везения!..

С таким же напряжением она глядела теперь поверх камышей, но не на сам флагман, а чуть вперед, словно бы старалась навлечь беду на главного своего врага. И будто отвечая на ее ворожбу, поперек канальчика, с обеих сторон стиснутого островками, всплыл из-под волн еще один броненосец – совсем крохотный, собранный из трех «плавунцов», причем верхний даже не походил на наездника. Этакая самоделка, наспех сварганенная из подручных деталей и припрятанная в нужном месте вот на такой крайний случай: чтобы придержать большой корабль, превосходящий малыша огневой мощью едва не втрое. Ход смелый, даже отчаянный… но вот оправданный ли? Уж очень неравные силы – больше смахивает на самоубийство.

– Там нет людей, – произнесла царевна, отвечая на невысказанный вопрос Эрика. – К чему лишние смерти?

Впрочем, какие-то шансы у крохи-броненосца имелись: из своих восьми стволов флагман мог задействовать половину – тесная протока не позволяла ему повернуть настолько, чтобы ударить всем бортом. Вдобавок для хорошего залпа у Ядозуба оставалось мало энергии: почти все уходило сейчас в двигатели. А вот малыш тратил ее лишь на маневры, без видимой системы смещаясь вправо-влево, лишь бы не подставляться под молнии флагмана. Видимо, тому все же придется сбросить скорость, иначе рискует серьезными повреждениями.

Стрельба уже началась, жгучие разряды сверкали меж двумя судами, пока не нанося особого ущерба: один слишком мощен, второй – вертляв. К тому же малыш будто предвосхищал выплески громилы, впритирку, но успевая уходить с линии удара. Дистанция между ними быстро сокращалась, соответственно возрастала мощь атак – флагман уже принялся тормозить, все глубже оседая в воду.

Но тут сделалось еще светлей: из-за рваных облаков проглянуло солнце, расцветив поле сражения в совсем уж радужные тона, будто насмехаясь, а контуры на экранах затерялись в сплошной ряби. И сразу в движениях трехствольника проступила неуверенность, словно он лишился направляющей воли, оставшись на попечение бортового вычислителя, – собственно, так оно и было.

А в тыл к нему уже спешили два малых броненосца, словно боясь опоздать к месту общего сбора. Похоже, главные события и впрямь ожидались там.

– Связь, мне связь нужна! – простонала Габи и всем телом повернулась к гостю: – Сможешь сделать ее надежной да секретной? И чтоб чужие не мешали!

– Легко, – ответил тот.

И протянулся к броневику вслед за своим взглядом, будто по лучу, формируя в пространстве изолированный канал, по Сорому эфирные сигналы могли проходить без искажений.

На главном экране тотчас возникла объемная, даже выпуклая картина, во всех красках показав наступающий флагман – рассвеченный вспышками излучателей, слегка затуманенный Защитой, утопающий в бурунах. Уж теперь Габи могла резвиться с ним, будто восседала в кабине самоделки, а не здесь, на безопасном удалении. Отличная все-таки штука: совмещение новейших технологий с древней магией, – ну кто же выстоит против такого?

Заодно Эрик послал незримые щупы к броненосцам противника, непроницаемыми сферами экранируя его передатчики, – чтобы усложнить другой стороне жизнь. Все же там перебрали с форой, надо уравнять.

– Отлично, отлично! – зашептала Габи, воспламеняясь. – Как вовремя я затянула тебя в себя, как удачно, а ты говоришь!.. Вот теперь поиграем с ним на моих условиях. Ее кисти скакали по клавиатуре, точно два взбесившихся краба, посылая команды сплошной лавиной, все глубже затягивая Ядозуба в поединок – понятно, неравный, с известным заранее исходом, но совершенно ему не нужный. Теперь царевна вполне могла успеть в нужную точку в нужный момент. Рассекая верхушки волн, ее броненосец покрыл уже половину расстояния, летя через озеро не хуже того памятного аппаратика, пусть ненадолго, но покорившего ограндское небо, – вблизи поверхности скорость ощущалась даже сильней, чем в облаках.

– А ты разберись с теми, кто целит из дворца, – распорядилась царевна.

– Сможешь?

– Твое дело – приказать, – откликнулся Эрик, устремляясь к новой цели.

– Ты здесь главный игрок.

– Соображаешь!

Хорошо быть демоном на посылках: риска почти никакого, ответственности – тоже. Вот если бы еще за хозяйку не волноваться… А из дворца по ним действительно целили, причем всерьез. Вообще Эрик слышал про пушки пластунов, метающие не молнии, как положено приличным орудиям, но увесистые бомбы, к тому же неимоверно далеко. а теперь, кажется, придется проверить эту занятную вещицу на себе. Точнее, на Габи со здешним молодняком.

Восьмиствольнику пришлось-таки затормозить, даже развернуться, насколько удалось, чтобы разделаться с нахальным броневичком, расстреляв его в упор беглым огнем шести орудий. (И мощи этих молний – действительно! – мог позавидовать стационар.) А значит, свою задачу малыш выполнил – даже ухитрился поджечь у Ядозуба один из нижних «плавунцов», превратив тот в бесполезный груз, а второму повредил излучатель. И лишь потом воспламенился сам, затонув как герой… Или к машинам такие звания неприменимы?

– Следующая мель – база, – сообщила Габи, убирая руки от пульта. – Видишь главную дуру? Вот из нее по нам и шарахнут!

Это орудие больше походило на витую коническую башню, наклоненную почти до горизонтали, а та, в свою очередь, смахивала на раковину чудовищного брюхонога, как и почти все архитектурные изыски озорников. Царский броненосец мчал уже по опасной зоне, где его вполне могли достать из города.

А с другой стороны набегала пара малых броненосцев, готовясь вступить в бой. И потрепанный флагман спешил выбраться из протоки, чтобы занять позицию поудачней, развернувшись навстречу врагу неповрежденным бортом.

Расклад веселый! – подумал Эрик. И как моя беляночка не боится?

– Только не опоздай предупредить, – сквозь зубы произнесла царевна, напряженная как струна. – Сейчас главное – подгадать.

Он кивнул, опасаясь издать лишний звук, способный сейчас привести к непоправимым последствиям. Момент назревал, Эрик слышал это в настороженных сознаниях пушкарей, Уже поймавших Габин корабль в свой прицел. Они тоже ждали и команды, вот только чьей: не тетушки ли Кваки? А кто еще мог заправлять там в отсутствие Ядозуба? Надо же, и у здешних законной наследницы схожие проблемы! Как скучен мир… в некоторых своих проявлениях.

– Сейчас! – сказал Тигр, будто хлестнул, и Габи среагировала сразу же, даже чуть раньше.

На полном ходу громадная конструкция накренилась, почти легла на бок, заслонясь от крепости массивными платформами «плавунцов», а все излучатели нацеля на корабль Ядозуба и подав в них энергию едва ли не целиком. Слаженный выплеск дюжины лучей, сфокусированных в точку, проломил Щит флагмана, затем и колпак его «наездника», угодив по главному пульту. А заодно и по тому бедняге, который недавно сыпал оттуда проклятиями.

Мгновенно оба превратились в пар, захлестнутые потоком плазмы, а сам корабль разом осел в воду, словно ему перебили хребет. Жесткая подчиненность оказалась губительной для команды – «плавунцы» даже не могли теперь расцепиться, увязнув в собственном капкане.

Тут и крепостное орудие содрогнулось, с оглушающим грохотом извергнув из себя тетушкин гостинец. Даже Защита царского броненосца едва смогла отразить тяжелый снаряд. Все-таки тот не взорвался, легонько ударившись о платформу, а отскочил рикошетом и почти с такой же скоростью устремился дальше, угодив прямиком в корабль Брызгуна. И вот там запаса прочности не хватило.

Эффект оказался страшен. В единый миг пятиствольник разнесло на составные части, а каждый из улетающих по сторонам «плавунцов» превратился в искореженный пылающий обломок, в котором не уцелел бы и Невидимка. Впрочем, вряд ли кто-то пережил сам взрыв – такие перегрузки не для нормальных людей. Господи, подумал Эрик, сохрани нас от таких войн! Все же излучатели не столь разрушительны.

А корабль Габи уже кренился в другую сторону. И прежде чем главная пушка разродилась новым выстрелом, по нему ударил второй залп из дюжины стволов, обратив в бесформенный оплавок. Вдобавок в следующую секунду внутри пушки взорвался свой же снаряд, отчего вокруг образовался немалый провал, вскипающий черным дымом, а сам дворец закачался на озерной поверхности, точно его сотрясали глубинные чудища.

– Я сама, сама это придумала! – оскалясь, крикнула Габи, точно спешила заполучить патент – Никто прежде не делал такого!

Вот теперь исход сражения был решен. Броненосец Вьюна, ца свое счастье, так и не успевший ни разу пальнуть, застыл на воде, поникнув всеми стволами, и даже форы потушил – в знак совершенной покорности. Второй корабль Ядозуба уносился прочь по той же протоке, гребя изо всех сил. А из-за тростниковых зарослей уже возвращался Звездорыл со своей дружиной, торопясь примкнуть к победителю.

– Вот так мы расправляемся с бунтарями! – выдавила царевна, мелко стуча зубами. – Впредь остерегутся!..

Трясло ее то ли от возбуждения, еще не схлынувшего, то ли от запоздалого ужаса, а скорей от того и другого вместе. Действительно, промахнись она в своих расчетах на чуть. и гореть бы сейчас ей вместо бедняги Брызгуна. Расширившимися глазами Габи смотрела на останки взорванного судна, полыхающие на воде, – словно сама не ожидала таких последствий. Но ведь как точно все рассчитала!

– Свою силу ты показала, – негромко сказал Эрик. – Теперь пришло время милосердия. Или здесь этого не поймут?

– Там видно будет.

Повернув корабль, Габи направила его к плавучему дворцу, для острастки поводя излучателями. Но и там, видимо, потеряли всякое желание драться. Это же не огры – вот те сопротивлялись бы до последнего.

В сплошной стене разъехались массивные створки, открывая путь к срединной гавани, – огромный броненосец величественно вплыл внутрь крепости, почти касаясь перламутровых стен. А корабль Звездорыла не замедлил устремиться следом, наконец выбрав хозяина. Уж теперь осторожного князя не обделят ролью – пока еще Габин молодняк заматереет!..

– А где же наша добрая Квака? – спросила царевна и Даже позвала в микрофон: – Тетушка, ау!

– Вот она, – показал Эрик вверх, на голое тело, подведенное к тоннельному своду.

У Кваки оказалось пухлая фигура и широкое невыразительное лицо домашней хозяйки. И впрямь тетушка. Точнее была ею. Вот так сановные озерники жалуют своих родичей. И так же проявляют преданность.

– Лихо, – пробормотал Эрик. – Конечно, мы, огры, еще те звери!.. Но ваших родственных чувств и нам не уразуметь.

– Хочу! – вдруг выкрикнула Габи. – Хочу прямо сейчас!.. Сможешь меня сделать?

– Это – без меня, – отказался Тигр. – Совокупляться перед трупами врагов – такой эстетики я не понимаю. К тому же тут и без меня полно желающих. Кажется, пришел час расплаты… Или это твоим мальчикам придется туго?

Но царевна сама уже подавила неуместную вспышку – действительно, сейчас не до пустяков. День начался бурно и обещает быть насыщенным. Вечером, все вечером – когда доберется наконец до постели!..

Кстати, и Эрику уже пора возвращаться. Следующий узелок в этой головоломке придется распутывать далеко отсюда.

– Слушай, а с пластунами у тебя не было контактов? – спросил он.

– Имеешь в виду – близких? – хмыкнула девушка, бросая по сторонам внимательные взгляды.

– Имею в виду высший их эшелон.

– Да мелькал около папеньки один, – небрежно ответила Габи. – Тихий такой, неприметный… хорек! А прислал его чуть ли не сам Властитель Топи.

Броненосец теперь пересекал гавань, направляясь к нарядному причалу, где уже подготовили встречу – наверняка по высшему разряду. И сколько еще висельников потребуется для декора? Вряд ли тут обойдется одной Квакой.

– И где он теперь?

– Откуда мне знать? – пожала она плечами. – Мало других забот?

– Ладно, милая, – сказал Эрик, поднимаясь из кресла. – До новых встреч – надеюсь, скорых.

– Не пропадай, – откликнулась царевна, мельком покосясь на него. – Если что – кликну. Хотя, пожалуй, она уже могла зваться царицей. Ухмыльнувшись, Тигр растаял в воздухе – будто и не было. Впрочем, его успели тут разглядеть. И пусть толкуют потом, будто Водяная повелевает озерными демонами!..


предыдущая глава | Тесен мир | cледующая глава