home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2

Сотрясаясь под его толчками, юная принцесса Юка постанывала и кряхтела, и жмурилась от удовольствия. А то вдруг оттопыривала кверху узкий выпуклый задок и принималась водить им из стороны в сторону, точно изголодавшаяся кошечка в разгар течки.

– Ну-ка, наподдай ей еще! – подзадорил Сид, развалившийся у стены в единственном кресле. – Клянусь Божественной, наша кроха уже на подходе, а ведь ты еще не перевалил за середину. Что же грядет?

Сам едва одетый, принц, однако, не выпускал из ладоней мечи и время от времени с неохотой отрывал от парочки взгляд, чтобы бросить его на вход. Странно: прежде-то он был куда беспечней.

– А тебе и завидно, – сквозь зубы отозвалась Юка. – Конечно, стал бы он так возиться с тобой!..

– Отчего же, дрессирует он меня с полной отдачей, – возразил Сид. – И не без толка, надо признать. Вот моим телом брезгует, видимо. – Тут принц томно вздохнул. – Может, стоит приказать, как считаешь?

– Все же я Страж, – улыбаясь, напомнил Эрик. – Мне сложно приказывать.

В одних кожаных штанах он стоял в центре крохотного бассейна, наполненного благоухающей эссенцией, вплотную к дутому плотику, поверх которого распласталась нагая принцесса, и, ладонью стиснув ей талию, второй гонял по ее бедрам волны податливой плоти, с каждым разом сильней. Девочка была умилительно миниатюрной, с прозрачной кожей и изящными формами, уже явственно наливающимися женственностью. Эрику доставляло острое удовольствие осязать эту начинающую прелестницу от розовых подошв до пушистого затылка, разминая пальцами каждую жилку, каждое волоконце чудесного тела. Словно Создатель первородную глину, месил он ее нежные мышцы, изгоняя из них даже намеки на вялость, а заодно заряжал малышку энергией, всякий раз исправно сжигая излишки в облегчительном взрыве. Полномочий массажиста при этом Эрик благоразумно не превышал, что поначалу вызывало у Юки нарекания. Но переубедить Тигра ей не удалось и пришлось довольствоваться предложенным – кстати, не столь и малым.

– А ведь прежде к этим делам допускали только Хранителей да голышей, – заметил Сид. – Что-то не припомню среди них Стражей.

– Если нам даже богиню доверяют… Впрочем, выбор за принцессой.

– Ха, уж она выберет!.. А может, милый наш Тигр, ты еще колдун?

– Ну-у! – протянул тот. – Раньше мне стоило коснуться женщины, как ее пробирало до самого нутра, – а теперь приходится выкладываться. Правда, я столько раз наблюдал, как жрицы обхаживают Ю…

– Истинный мастер – искусник во всем, – с усмешкой произнес Сид. – Я начинаю думать, что и свой стиль ты выстроил словно танец – лишь бы красивее. Но разве ты не способен на большее?

– В смысле?

– Так ведь той же Юке пора обзавестись фаворитом. И отчего тебе не занять вакансию? А посещать ее лишь в качестве массажиста…

Принц выразительно пожал точеными плечами, и Эрику показалось, будто девочка под его ладонями притихла в ожидании ответа.

– А почему нет? – спросил он. – Разве мы не получаем сейчас удовольствие – все трое? Зачем же портить хорошее лучшим?

Сид мелодично рассмеялся.

– Думаешь, малышка еще не созрела? – спросил он. Уверяю тебя, не меньше пары дюжин придворных с охотой подтвердят обратное… а еще одна-две скромно промолчат. И даже Ун, наш отец, полагает ее достаточно взрослой для постельных утех, раз решил выдать за тиберийского правителя. А сколько набежало бы других претендентов – лишь свистни!

– Это их проблемы, – сказал Эрик. – А у меня к Юке скорее братские чувства.

– Ко мне тоже? – полюбопытствовал принц. – И как же это мы породнились с тобой: не через бедняжку ли Иту, нашу сестру? Кстати, ты не придумал, куда она могла деваться?

Страж покачал головой:

– Говорю же, я и саму Иту едва помню. Весь этот отрезок, от выпускного испытания до штурма Дворца, как в тумане. Словно бы это приснилось мне, понимаете?

– Ну да, ведь тогда ты был то ли чародеем, то ли призраком, – и где сейчас они оба? А место императорской любимицы теперь занято Юкой. Иные декорации, другие персонажи, верно?

– Иногда я ощущаю себя мошенником, – со вздохом признался Эрик. – Многие из прежних знакомцев до сих пор на меня косятся – кто с опаской, кто с надеждой. А чем оправдывать их ожидания теперь? И как отличить воспоминания от снов? Может, и обещанная Хугом реабилитация Тигров мне приснилась?

– Не исключено, – улыбнулся принц. – А ты всегда держишь слово?

– Сколько себя помню.

– И при этом жалуешься на память, – хмыкнул Сид. – Как удобно!

Затем посерьезнел:

– Хорошо уже и то, что Ун не спросил тебя за Иту, а Хуг – за Зию, свою обожаемую советницу. К тому же на твоем счету гибель стольких Спрутов, что отцу лучше об этом не напоминать, как бы ни оправдывали тебя обстоятельства. И за куда меньшую провинность у нас лишали тела.

– А, ладно! – мотнул головой Эрик. – И вправду, забыть бы все!..

Покончив с ножками Юки, он принялся за ее ягодицы, к которым благоволил особо – уж так удобно обхватывались они ладонями, а на ощупь казались шелковыми. С увлечением обрабатывая мякоть, Эрик, однако, тщательно избегал опасной зоны, как ни старалась девочка подвести ту под его пальцы. Впрочем, судя по участившемуся дыханию и всплескам безудержного трепета, принцессе хватало впечатлений и без того.

– Не наигрался еще в куклы? – с усмешкой поддел Сид. – А эта вдобавок живая… И каково нам будет обходиться без тебя в Тиберии! На кого положиться, а?

– Разве не на кого?

– Ну, слуг-то у нас хватает!.. А вот в друзьях – лишь ты. С сожалением Эрик покачал головой.

– Мне ведь и тут имеется кого опекать, – сказал он. – Богиня выше друзей, не говоря о родичах.

– Кстати, – вдруг повернул Сид, – тебе известно, что новым наместником Тиберии назначен Хуг?

– Хуг, вот как? – изумился Тигр. – Выходит, и ему Ун не простил своего спасения?

– Как сказать, дружище, как сказать… Конечно, после поста Верховного Управителя это выглядит ссылкой. Но разве не логичнее предположить, что отец вверяет нас с Юкой заботам Хуга, а заодно и себе готовит убежище?

– Дьявольщина, так вы и вправду ждете серьезных событий? – С недоверием Эрик вгляделся в безмятежное лицо принца. – А кого Ун подозревает на этот раз? Вообще он в своем уме?

– Конечно, наш родитель не блещет талантами, но на опасности у него нюх, – возразил Сид. – И разве ты сам не ощущаешь, как над Империей сгущаются тучи? С тех пор как лучшие наши батальоны сгинули в дебрях Второго материка, только ленивые да чокнутые вроде нас с тобой не пытаются удить в мутной воде. Мой незадачливый дядюшка Дэв лишь на чуть опередил остальных. И хотя напоролся на твои мечи, зато раскачал лодку еще больше. Кто следующий, а?

– Хвала Духам, Стражей эта возня не затрагивает!

– Ты так думаешь? Ха!.. А разве Ю не главное сокровище Империи? Остерегись: как раз сейчас на нее найдутся охотники.

– Да минуют ее беды, – пробормотал Эрик суеверно. – Пусть только сунутся!..

– Если честно, меня беспокоят нынешние Воители – в отличие от прежних они пустили корни в самом Дворце и даже не очень скрываются. А ведь Избранных по сию пору водят через лабиринт имперцы – без оружия и почти без охраны.

– И что?

– А то, милый мой, что именно сегодня – сейчас! – Хуг в последний раз отправляется по этому маршруту. И если кому-либо не по вкусу его назначение… Какой удобный случай, а?

По растревоженному телу Юки прокатились первые судороги, она тоненько застонала, мотая запрокинутой головой. С неохотой Эрик поднял глаза на ее брата:

– Вам что-то известно, мой принц?

– Достаточно, чтобы не завидовать Хугу.

– А что же император?

– Ну, он нынче и за себя не спокоен, где ему заботиться о других.

Сид сожалеюще вздохнул:

– Бедняга Хуг, он так пригодился бы нам в Тиберии!.. А может, ему вновь повезет на спасителя? – вдруг спросил принц. – Хотя кто в наше время подставляет себя за других, разве безумцы?

– Да еще Стражи, – проворчал Тигр, продолжая осторожно распалять малышку. – Или это равнозначно?

Девочка под его ладонями забилась, словно в припадке, пронзительно вскрикнула. И Эрик поспешил ослабить нажим, ласковыми касаниями смиряя конвульсии.

– Помнится, ты не очень жаловал Хуга, – заметил принц, с интересом наблюдая за сестрой. – Что-то изменилось?

– Не терплю грязной игры – вот и все, – объяснил Эрик. – Никогда не любил.

– Тяжелая наследственность, да? – посочувствовал Сид. – На чем и погорели когда-то Тигры. А вот мы с Юкой из Спрутов выродились в дворняжек и даже на огров похожи мало. Не оттого ли ты и снисходишь к нам, гордец Эри?

Постепенно девочка затихала, словно погружалась в сладкий сон. Размеренно и бережно Эрик оглаживал ее от шеи до ступней, втирая в кожу пахучую эссенцию, но думал об ином.

– Так Хуг уже покинул молельню? – внезапно спросил он. – Пожалуй, я провожу его.

Бесшумно Эрик выбрался из бассейна, наскоро стряхнул с ног маслянистую влагу, и стал стремительно облачаться в привычные кожу и пластик, благо конструкция лат была продумана досконально.

– Как насчет мечей? – поинтересовался Сид. – Может, одолжить мои?

Усмехаясь, Тигр покачал головой.

– А ты не переоцениваешь себя?

– Зачем же нарушать императорский указ? – произнес Эрик. – К тому же мечи и вам пригодятся.

– Надеюсь, ты хитрей, чем кажешься, – со вздохом сказал принц. – Если по моей милости Юка останется без любимого зверя, она такое устроит!.. Уж постарайся меня не подводить.

– В моих интересах. – Эрик втиснул голову в шлем и напоследок пробежал пальцами по доспехам, проверяя крепления. – До встречи!

Ответом ему стал тихий всхлип Юки, еще витающей в Поднебесных высях, блаженно не замечающей вокруг ничего. Обычно Эрик загонял ее туда по нескольку раз, но сегодня даже не успел наново вылепить фасад. Вот так всегда: перед кем-нибудь да останешься виноватым, сколько ни старайся. Может, не стоит разбрасываться?

Как обычно, Хуга и двух его телохранителей провожала через лабиринт троица имперцев в полном облачении. Подождав, пока процессия минует его укромную расщелину, Эрик надвинул на глаза хитрое забрало, оставшееся ему от сгинувшей Кобры, и двинулся следом, тщательно избегая «глазков». За последние декады он изучил здешние маршруты получше иных стражников – благо, сквозных тропок в навороченной этой головоломке оказалось немного, а сами имперцы изощренной фантазией не отличались. К тому же крохотная добавка к шлему позволяла Эрику напрямую включаться в местную страж-систему, и та картинка, что высвечивалась на щитке перед его глазами, помогала Тигру не совершать серьезных ошибок.

Уже сейчас Эрик мог определить выбранный имперцами путь и, не выпуская троих Крогов из виду, раз за разом опережал их своим экраном. Но минута уходила за минутой, один подходящий для засады поворот сменялся другим, а впереди мелькали только призрачные чудища, ужасные на вид, но совершенно безвредные.

Эрик начал уже сомневаться в правильности наводки, когда очередное страшило, всей тушей развалившееся поперек тропы, насторожило его своей неподвижностью и чрезмерной чернотой. Завидя зверя, имперцы слаженно ускорили шаг, будто нацелились скрыться в близком тумане. Сейчас же и Эрик рванулся вперед, издав предостерегающий Кроговский клич. Не раздумывая, оба гиганта-охранника скакнули вперед, заслоняя Главу. В следующий миг из обездвиженной голограммы на Крогов ринулись пять темных фигур, обтекая с боков. А позади захваченной троицы выскочили на тропу еще двое, будто исторгнутые скалой. И уже скрывались за поворотом имперцы, оставляя Хуга на милость убийц, – очень мило!

Прежде чем капкан захлопнулся, Эрик прыгнул с уступа на коварную парочку, нацелившуюся ударить Крогам в тыл. Уже на лету сорвал с пояса тросомет и вогнал гарпун в самого проворного из передней пятерки, почти успевшего прорваться к Хугу. Понятно, лат не пробил, зато притормозил на секунду. И тут же обрушился на плечи двоих, сбивая их на пол. Почти сразу оба вскочили, но мигом раньше Эрик пристегнул к доспехам одного из них стальную рукоять тросомета и запустил лебедку на полную. Заарканенных чернолатников неудержимо повлекло друг к другу, чтобы столкнуть затем с оглушающей силой.

Если прочих убийц и смутило нежданное вмешательство, то лишь в первый момент. А в следующий они атаковали с новым пылом, опытными взглядами оценив декоративную легковесность Эриковых доспехов. Откуда им было знать, что эти латы формовались из новейшего пластика, не уступающего крепостью лучшим сплавам, к тому же по собственным чертежам Эрика. И самого юношу Воители недооценили, хотя и отрядили на помощь его противнику еще одного, решив расправиться с Крогами оставшейся тройкой.

– Хуг, мечи! – азартно выкрикнул Эрик.

Но старый Управитель сообразил сам и уже бежал к двум упавшим засадникам, спеша завладеть их оружием.

Заслышав свист летящего клинка, Эрик мгновенно присел, пропуская лезвие над головой. Затем колесом крутнулся в сторону, избежав второго удара. К счастью, наскакивал на него одномечник – хотя и умелый. Но вот когда врагов станет двое… Эрик снова увернулся.

И вдруг пустился наутек, бросив через плечо:

– Ну догони меня, смельчак!

С рычанием Воитель рванулся следом, спеша настигнуть юного Тигра прежде, чем тот заберется на безопасную высоту, ибо Эрик несся прямиком к подходящей скале. На последних шагах преследователь выкинул вперед руку с мечом, прикинув, где должна будет оказаться спина беглеца в следующую секунду. Но Эрик с разгона взбежал по отвесной стене, тут же оттолкнулся и очутился у противника за спиной, в полете с такой силой дернув его за шлем, что у того явственно хрустнули позвонки. Обмякшее тело латника по ниспадающей врезалось в скалу и осыпалось на камень с глухим лязгом. Оказывается, иногда работают и такие избитые трюки.

Отвернувшись, Эрик бросил торопливый взгляд на двух гигантов-Крогов, теснимых тройкой черных латников. Стальными руками охранники с рычанием отбивали сыплющиеся на них удары, а методичный Хуг тем временем приканчивал оглушенных, причем их же собственными мечами.

– Да быстрее же, старина! – подхлестнул его Эрик, морщась, как от боли.

Затем переключил внимание на своего следующего противника, уже подоспевшего на смену неудачнику. Этот оказался двумечником, с ухватками истинного мастера. Всей Тигриной ловкости не хватило бы юноше, чтобы уберечься от стремительных клинков, но он и не собирался играть в поддавки. Подбородком Эрик коснулся груди – из его поручей выстрелились в ладони две продолговатые пластины. Тотчас юноша стиснул их, сминая в удобные рукояти. В следующий миг оттуда проросли короткие лезвия, на диво прочные для раздвижных конструкций. Конечно, это не могло считаться полноценным оружием, однако больше, чем ничего, – много, много больше!..

Воитель атаковал Эрика так свирепо, будто имел к нему личные счеты, – но с оглядкой. Возможно, он уже слышал об этом Страже. Хотя вряд ли с ним пересекался, ибо мало походил на тех, кто рискует ради удовольствия либо из бравады. По всем признакам убийца был профессионал – безвестный, зато ценимый. И не зря, видно, на Эрика спустили именно его: столь отъявленный головорез не растрачивал себя на пустячных противников.

Но больше всего смутил Эрика его боевой стиль. Где бы ни обучался Воитель бою и сколько бы сторонних приемов ни впитала его отточенная техника, основы ее закладывались, без сомнения, в родовой школе Тигров. А под чужими латами даже угадывались знакомые пропорции. Что же это делается. Духи? Уже и среди Тигров завелись людоеды!..

Погасив первую волну опасных ударов, Эрик отпрянул.

– У тебя не будет несварения? – спросил он сквозь оскаленные зубы. – А, братец? Почем нынче сородичи?

– Без наценки, – буркнул наемник и нахлынул вновь. Своими пластиковыми игрушками юноша с трудом парировал свежую серию, отскочил во второй раз.

– А как насчет равного оружия? – поинтересовался он.

– За честность мне тоже не доплачивают. Теперь разозлился и Эрик.

– Еще не поздно убраться, – предложил он, сдерживаясь. – Я не прощаю тебя, урод, – просто брезгую.

– Зато я не привередлив, – хмыкнул Воитель. – Береги шкуру, брат!

Разом они прыгнули друг на друга, и четыре клинка замелькали с бешеным проворством. Эрик превосходил противника почти во всем, но не настолько, чтобы компенсировать разницу в качестве мечей. Тигр-отщепенец мог удивить юношу немногим – тот и сам намешал в базовый стиль столько всякого, что мог считаться выучеником едва ли не половины фехтовальных школ Империи. Но против мастера даже Эрику требовалось настоящее оружие.

Не полагаясь на прочность экспериментальных доспехов, он на пределе скорости уводил тяжелые удары в обход себя. И по той же причине не решался атаковать сам. Впрочем, мешало еще одно: родство. Как ни гневался сейчас Эрик, но убить?.. Наверное, предателей следует истреблять, только пусть уж этим занимаются другие.

Улучив секунду, Эрик снова глянул на Крогов и едва не застонал от досады. Старый Хуг уже торопился обратно, размахивая трофейными мечами, – но не поспевал. Потому что как раз в этот момент один из громадных охранников, уступавший в непреклонности второму, вдруг попятился, шатаясь, точно пьяный. Его брошенный без прикрытия напарник оказался в окружении трех нетерпеливых убийц и отчаянно закрутился на месте, отмахиваясь ручищами от сверкающих клинков. Увидев его насупленное лицо, юноша вздрогнул: это же Уорд – еще один персонаж из той, прежней, жизни. Ах, черт!..

– Сгинь, выродок! – рявкнул Тигр на продажного родича и, прошмыгнув под его мечами, длинными скачками кинулся к Уорду.

В этот миг туда же наконец подоспел Хуг. Двое Воителей сразу переключились на него, предоставив упрямца Уорда заботам третьего. И вот тут допустили сбой в несложном маневре. А исполин Крог словно бы ждал этого. С нежданным проворством он перехватил летящую в него кисть, единым махом взметнул врага над собой и без жалости обрушил на камень.

Облаченный в парадное платье Хуг пятился под натиском молодой и слаженной пары, впрочем, вполне грамотно орудуя мечами, когда Эрик налетел на них и разметал по сторонам, спеша уложить хоть кого-то за время, на которое опередил бывшего родича. И он преуспел даже больше, хлесткими мельканиями своих прутиков заморочив противников настолько, что ухитрился дважды, крест-накрест, рассечь лицо одному, а второго вынудил к безоглядному отступлению – прямо в железные объятия Уорда. Но когда оглянулся, его родич так же лихо расправлялся со вторым охранником, раз за разом проламывая клинками его панцирь. А престарелый Глава, забыв про осмотрительность, снова бежал спасать гибнущего Крога. Хотя теперь безнадежно опаздывал.

Зато разъяренный неудачами Тигр-людоед на несколько мигов получил старика в полное свое распоряжение, а такому мастеру большего и не требовалось.

– Убирайся, дурак! – в отчаянии крикнул Эрик. – Тебе ведь не убежать потом!

Но убийцу, видимо, не слишком волновали последствия. А может, так он понимал свой долг наемника; в любом случае Воитель даже не притормозил. Торопясь, Эрик перехватил один из своих мечей за середину, с силой метнул. Увлекаемое стальным наконечником, безупречно уравновешенное, оружие прошелестело над самым плечом Хуга и врезалось под шлемный козырек атакующего Тигра, остановив перед последним прыжком.

Обгоняя Управителя, юноша бросился к поверженному родичу, склонился над его застывшим лицом. Как Эрик и опасался, от полновесного удара пластиковый меч сложился в прежний брусок, вполне безобидный по виду, – и лишь игольчатый наконечник накрепко увяз в черепе. Механически Эрик выдернул брус, вставил его обратно в поруч. Затем спрятал второй меч и распрямился.

– По крайней мере я не попортил ему шкуры, – пробормотал он. – И крови почти нет.

Эрик оглянулся. Гигант Уорд еще стискивал свою жертву, хотя та уж и дергаться перестала. Рядом трепыхался на камне второй Воитель, прижимая ладони к окровавленному лицу. Третий не шевелился, – похоже, Уорд сломал ему хребет. И бедняга Крог, растерзанный хищным Тигром, тоже лежал недвижимо, разбросав бессильные руки. Все было кончено – самое время появиться имперцам.

– Стражники на подходе, – покрутив шлемом по сторонам, сообщил Эрик. – И ведь не спешат!

– Это не те самые проводники? – желчно поинтересовался Хуг. – Жаль, но пленников придется сдать.

Старик вздохнул.

– Бедный Рудэн! – прибавил он. – Ему всегда не хватало стойкости. А кем заменить?

Уорд наконец разжал страшную хватку, выронив смятое тело, и в несколько шагов занял привычное место рядом с господином. В следующую секунду из-за скалы возникли шестеро имперцев и притормозили, с любопытством озираясь.

– Занятно, – произнес один. – Это что ж, они сами уложили себя? Или кто-то тут пренебрег императорскими указами?

– А вы обыщите нас, – с ухмылкой предложил Эрик. – Ведь это сейчас самое важное, верно?

– Люблю трепаться с умниками, – ответно осклабился стражник. – Но сперва их лучше подвешивать за ноги.

– Что-то Псиным духом потянуло! – сказал Эрик, наморща нос. – С чего бы?

– Кто тут старший? – властно вмешался Управитель. – Моим людям нужна помощь.

Лишь сейчас Эрик заметил, что с избитых предплечий Уорда стекает кровь. И на ногах тот держался нетвердо, хотя крепился.

– Только одному, – уточнил тот же стражник, снова оглядевшись. – Вас проводить обратно?

– Нет уж, хватит с меня на сегодня!.. И потом, к выходу ближе.

– Как угодно.

Имперец кивнул своим, и двое, вклинясь Уорду под руки, повели его по тропе следом за Хугом, плотно окруженным тремя стражниками.

– Ну, вы-то доберетесь сами, – улыбнулся вожак Эрику. – Как всегда, ни царапины, да? И откуда столько везения одному?

– Кому – посты, кому – слава, – откликнулся юноша. – Должно же и мне что-то перепасть?

– Ну да, ну да, – сочувственно покивал стражник. – Вот только стоит ли так искушать судьбу? Вечно вы оказываетесь в неподходящее время в неподходящих местах!.. Впрочем, спасибо за представление.

– Всегда рад повторить, – огрызнулся Эрик. – Лично для вас, не желаете?

Отвернувшись, он догнал Управителя и молча зашагал рядом, пока на выходе из лабиринта их не встретили обеспокоенные Кроги из внешнего круга Хуговой охраны, сменив императорскую стражу. Лишь теперь Уорд позволил себе расслабиться. откровенно повиснув на сородичах.

– Проводи меня до кабинета, Тигренок, – вполголоса попросил Хуг. – Не торопишься?

Эрик безразлично покачал головой. На душе было мерзко. Секунду за секундой он перебирал подробности недавней схватки и не понимал, где ошибся. До последнего мига вел себя безупречно, не свирепствуя сверх нужды, не давая воли гневу. А затем его поставили перед выбором. И выбрал он вовсе не Хуга, старого интригана с перегруженной грехами совестью, а собственную честь. Почему же так худо сейчас? Ну родич, да, хоть и павший, – но разве не благословила бы на этот бросок и сама Ю? Гадай теперь!..

Огромный сектор Крогов, прежде кишевший деловитыми управителями, теперь дышал запустением и тишиной, предвещавшими скорый отъезд. Однако охранников в коридорах не убавилось. И в памятном кабинете Главы мало что изменилось. Здесь-то всегда было пусто, тихо, сумеречно.

– Опального царедворца даже спровадить некому, – кивнув гостю на кресло, проворчал старик. – Где теперь они все, преданные, ретивые? В собственном роду не на кого опереться!

– Вы же не имеете в виду Уорда? – с прохладцей поинтересовался Эрик разваливаясь без лишних церемоний.

– Единственный! – Со вздохом облегчения Хуг опустился за пульт, на всегдашнее свое место. – Да еше, пожалуй, бедняга Рон, калека-богатырь, только какой от него нынче прок?

– Уж эти мне Кроги, – проворчал Эрик. – Что же они так любят давить на жалость? Под столь суровой личиной и такие чувствительные сердца!

– А кто еще? – сейчас же спросил старик. – Наверное, Шон, да?

Не дождавшись ответа, снова вздохнул.

– Ведь ты с самого начала меня невзлюбил, – сказал он. – Тогда зачем было влезать?

Эрик вяло усмехнулся: давно ли о том же спрашивал Сид?

– Привык платить долги, – ответил он. – Вы же устроили меня в Стражи?

– И не смог выполнить остального, – прибавил Хуг, нахмурясь. – Хотя в былое свое влияние я и сам ныне верю с трудом. Настают иные времена, мой мальчик, – вот и управители сделались Империи не нужны. Нас будто стискивают с обеих сторон: снизу поджимают голыши, превращая Низких в бездельников; а наверху все больше забот принимает на себя Божественная в паре с умнеющим Координатором. И программы усложняются с каждым годом. Эдак скоро и твое боевое искусство закодируют в набор электронных команд. Не боишься?

Юноша недоверчиво хмыкнул.

– Даже Истинные теперь не те, – сумрачно продолжал старик. – Во Дворце задают тон безродные головорезы-имперцы, возглавляемые Лотом, странным Львом. Из всего кодекса в чести лишь верность, а много ли она стоит без остального?

– Об этом вы и хотели меня спросить? – раздражаясь, ответил Эрик. – Или опять станете восклицать, как не хватает вам Зии?.. Я уже говорил, Хуг, и повторяю: выкиньте из головы прежнего Эрика, чудодея и провидца, – он приснился вам, как и мне. Теперь, слава Духам, я абсолютно нормален! А какой, к дьяволу, советник может состояться из нормального Стража?

– Как же мне недостает Зии! – с усмешкой произнес Хуг. – Ну, правда, малыш: я даже не понимаю, кто подсылал ко мне последних убийц, кому я мог помешать на закате карьеры? Или это старые счеты?

– А вот я слышал, – сбавил тон юноша, уже стыдясь своего выплеска, – будто Ун планирует перенос Столицы в Тиберию, если дела пойдут совсем вразнос. И тогда вы снова окажетесь наверху.

– Что же, кто-то мог поверить и в такое, – согласился Хуг. – Хотя, по-моему, это смахивает на бред. Но даже если подобное случится, ты ведь не захочешь послужить мне снова?

– И за прежнюю плату? – покривил губы Эрик. – Благодарю, но я уже нашел себе госпожу – единственную!

– Во имя которой можно и родича не пощадить? – Старик остро глянул на него. – Это и гложет тебя, Тигренок? Эрик не ответил, даже не шелохнулся.

– Впрочем, кому бы я ни был обязан жизнью – тебе или Божественной, – вы оба можете располагать мною, ты знаешь. И еще… – Хуг помолчал, скосив глаза на зашторенное окно. – Берегись загорцев, малыш, и береги Ю, – они что-то затевают. У меня мало фактов, больше подозрений. Но, похоже, за ними стоит кто-то из местных: показывает, направляет… Как и беднягу Дэва недавно. Наверное, обстоятельства и впрямь приперли Уна к стене, если он даже покои Ли доверил охранять этим убийцам. А ведь не хуже меня знает, что по-настоящему загорцы повинуются лишь своему царю!.. И с каждой декадой их становится в Столице больше.

– Надо же было Уну как-то уравновесить имперцев? – заметил Эрик. – Всегда удобнее опираться на две ноги.

– Вспомни свой давний визит к Кэну, – не унимался старик, – и его разговор с загорским послом. Издавна они завидовали нашей близости к Духам, – единственное, в чем мы всегда превосходили их и почему в конце концов подчинили себе. Как же упустить случай? Тм более что и самим им теперь несладко: слишком сильными оказались в Загорье туземные князьки, слишком скользкими – спасибо тамошним озерам.

– И только Ю может помочь загорцам упрочить власть? – Нехотя Эрик кивнул: – Ладно, я присмотрюсь к ним внимательней. Хотя, если вдуматься, какая разница, кто будет внимать ее откровениям!..

– А ты сперва присмотрись, – с усмешкой посоветовал Управитель.

– Еще есть староистинные, – вспомнил юноша. – Тоже, насколько знаю, подбираются к богине. И вот их, мне кажется, Хранители опасаются больше.

– Ведь это не означает, что строистинные враждебны Ю, – заметил Хуг. – Просто у наших бесполых друзей имеется и собственный интерес.


предыдущая глава | Тесен мир | cледующая глава