home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9.

– Ваше величество, - Орлания зашла в кабинет королевы.

Зорена удивленно оглянулась. Нечасто Орлания обращалась к ней так. Наедине она всегда называла сестру по имени.

– Орлания?

– Мне надо срочно показать тебе нечто существенное, - перешла снова на "ты" Орлания.

– Орлания, твое существенное может немного подождать? Мне надо закончить письма. - Твои письма могут подождать, мое существенное - это нечто государственное и оно ждать не будет.

– Хорошо, - вздохнула Зорена, - пойдем.

Орлания повела ее в свои покои, около одной из двери стояло на страже несколько человек. По знаку хозяйки они отошли от двери, и Орлания распахнула створки. Зорена вошла и ничего не поняла. На полу лежала девушка, а на коленях около нее стоял стражник, и осторожно протирал ей лицо мокрым полотенцем. На звук открывшейся двери он вскочил.

– Зорена? - удивленно воскликнул он.

– Кто… - повернулась было к Орлании Зорена, но вдруг узнала и растерянно прошептала, - принц Корн?

– Нет, королева Зорена, просто Корн и позвольте мне выразить вам свое…

– Стойте, - в отчаянии воскликнула Зорена, - ничего не говорите. Я ничего не знала.

Она подошла к лежащей девушке и наклонилась над ней.

– Что с ней?

– Еще не пришла в себя, - враждебность в голосе Корна не исчезла.

– Сейчас я позову своего врача.

Зорена взяла себя в руки и отдала приказание одному из стражников. Потом она повернулась к Орлании и с гневом сказала:

– Орлания, я запретила тебе преследовать принца Корна и его жену. Будь добра, покинь мой дворец и впредь, без моего приглашения, я запрещаю тебе здесь появляться.

Потом повернулась к Корну.

– Корн, поверьте мне, я знала, что вы находитесь в моем королевстве, но у меня и мысли не было причинять вам беспокойство. Наоборот, если бы обратились ко мне, я помогла бы вам…

Она не закончила, потому что Алаина начала приходить в себя, и они оба бросились к ней. Алаина с удивлением оглянулась и со стоном попыталась сесть.

– Что случилось? Где мы? - спросила она у мужа, превозмогая боль.

Ответила Зорена.

– Дорогая, вы находитесь у друзей. Сейчас придет доктор и займется вашей головой.

Зорена встала и, увидав Орланию, резко сказала:

– Я, кажется, приказала тебе покинуть замок.

– О, ваше величество, я уйду, не беспокойтесь, но только после того, как вы все уделите мне толику вашего внимания.

– Говори сейчас и уходи.

– Я думаю, надо подождать, пока вы все трое не успокоитесь, чтобы выслушать меня, ну и пока не уйдут посторонние.

– Орлания, - теперь уже к ней обратился Корн, даже не сдерживая своей ярости, - если ты задумала какую-нибудь гадость, клянусь…

– Ой, мой дорогой принц, не торопись клясться, я не просто задумала, я уже все осуществила. Потом, потом, - замахала она руками, увидев, как переглянулись Корн и Зорена и оба двинулись к ней.

В это время прибежал врач, и Корн с Зореной с тревогой переключили внимание на него и его пациентку

– Ничего страшного, простой ушиб, голова немного поболит и перестанет, - вынес свой приговор доктор, обследовав Алаину.

Когда врач, наложив на место ушиба компресс, ушел, Зорена повернулась к кузине:

– Орлания, я не знаю, что ты намерена делать, но твое неповиновение своей королеве может сыграть с тобой злую шутку.

– Во-первых, - Орлания встала со своего кресла, где все это время сидела и прошлась перед напряженными молодыми людьми, - ваше величество, вы мне не приказывали. Зорена, ты просто сказала, что не собираешься ничего сообщать королю Сарлу, а наоборот, поможешь беглецу. И все. С тех пор мы об этом не говорили, так что у тебя не было причин мне приказывать. Не скрою, я специально избежала твоего приказа. Во-вторых, - Орлания с ненавистью взглянула на Корна и Алаину, - я поклялась, что отомщу, и я это выполню тем или иным способом. И, в-третьих, король Сарл знает, что его брат здесь, и он сам приедет забрать его.

– Что? - Зорена не верила своим ушам. - Откуда? Как? Почему? Что ты говоришь? О небо, Корн, - видя, как разом осунулись лица ее невольных гостей, Зорена быстро заговорила, - я сейчас же прикажу сопроводить вас туда, куда вы скажете.

– Не спеши, так просто у вас ничего не получится, - Орлания открыто торжествовала. - Я объясню. Дело в том, что как только я выследила нашего молодого друга с его красоткой, я написала его королевскому величеству, илонскому королю. Я, разумеется, немного приукрасила свои поступки, но думаю, это не важно. Важно, что я намекнула, что моя королева в растерянности и не решается исполнить просьбу своего величественного соседа в силу своих дружеских чувств к его брату. На днях я получила от короля Сарла ответ, вот он. Орлания с насмешливым поклонам подала письмо Зорене. Та в волнении пробежала его глазами, потом передала Корну. Тот прочитал его вместе с Алаиной.

"Миледи, если бы вы знали, как обрадовало нас Ваше известие. Наш брат жив и невредим. Сердце наше, впервые после тяжелой утраты, постигшей Нас, возликовало. Тотчас же Мы, по завершении текущих важных дел отравимся за братом нашим, являющимся Нашим наследником. Миледи, в минуту такой радости, Мы не решаемся писать Вашей сестре, ограничиваясь лишь неофициальной просьбой к Ее Величеству задержать Нашего брата наследника до Нашего прибытия.

Просим прощения у Ее Величества за напоминание, которое Мы осмеливаемся Ей сделать. Наш брат в первую очередь является важным лицом в Нашем королевстве, и Наши, как и Ее, чувства любви и дружбы к нему не слагают с него и его спутницы ответственности за содеянное в Нашем королевстве, и дело это переходит из разряда личных в государственные. Во избежание недоразумений между нашими королевствами Мы дружески напоминаем Вам, миледи, что в Сеготе уже второй год неурожай. Скажите это Нашему брату, когда увидите его. В искренних убеждениях, что для Ее Величества нет ничего важнее благополучия ее подданных. Подпись. Сарл, король Илонский".

– Весьма дипломатично и категорично, - усмехнулся Корн.

– Принц, вы можете покинуть дворец, как только сможете, - глухо сказала Зорена.

– Нет, сестричка, насколько я слышала, он благороден и жалостлив. - Орлания ликовала и не скрывала этого.

– При чем тут Сегот? - не поняла Алаина.

– При том, моя радость, что королевство Алмазной страны закупает продукты питания только в Илонии и Сеготе…

– Сарл не может из-за одного человека лишить страну хлеба, - возмутилась Алаина, поняв, в чем дело.

– Да, Корн, - Зорена воспрянула духом, - это слишком жестоко.

Корн посмотрел на Орланию.

– Видите, как она торжествует, - сказал он. - Они с Сарлом одного поля ягода. Она знает, что он так поступит, и я знаю об этом. Зорена, милая вы моя королева, - Корн подошел к понурившей голову Зорене, взял ее руку и поднес ее к губам, - вы тоже знаете это.

– Хорошо, - не унималась Алаина, - но вы подумали, что для Илонии выгодно продавать хлеб, и Сарл не может лишить себя выгоды и прибыли.

– Если ему надо сделать какую-нибудь пакость, то он обойдется и без прибыли. Тем более, что он своего не упустит. Через посредников, по спекулятивным ценам, он сможет выиграть даже больше, а в следующем году может настолько повысить цены, что прибыль наоборот возрастет.

– Дело в том, - печально улыбнулась Зорена, - что вы без наших алмазов проживете, а мы без ваших продуктов - нет.

– Но земледельцы, Корн, - продолжила Алаина, - Сарл не посмеет оставить их без прибыли. Я знаю, что госпожа Сватке поставляет куропаток и тетерев не только в Нарт, но и в Бахру, Стокс и Алмику.

– Вот именно, Алаина. Из этого списка Сарл просто вычеркнет Алмику и все. Прибыль уменьшится, но не намного.

– Почему ты опускаешь руки, Корн, ведь должен же быть какой-то выход.

– Лорд Корн, - Зорена попыталась сказать твердо, что у нее получилось, но с трудом, - я повторяю, что вы можете покинуть дворец, как только пожелаете. Я не собираюсь торговать своими друзьями. Орлания, ты покинешь мой дворец и столицу немедленно. Если ты ослушаешься, то покинешь страну.

– Слушаюсь, ваше величество, - с улыбкой склонила голову Орланию, но не удержалась и добавила, - король Сарл более дальновиден, и наследника наоборот, не изгоняет, а возвращает обратно.

Уходя, она бросила Корну:

– Прощай, красавчик, если тебе понадобится помощь, ты знаешь, где меня найти. - Засмеялась, увидев, как передернулись Корн с Алаиной, - тебе не кажется, что мы похожи, наследник. Может быть, мы еще и будем вместе. И не забывайте, что от меня вам теперь не скрыться.

После ее ухода напряжение не спало. Все трое старательно что-то думали, боясь встретиться друг с другом глазами, пока, наконец, Корн решительно не сказал.

– Зорена, я остаюсь в Алмике. От Сарла все равно я убегу, не в первый раз, тем более ничего, кроме обычной порции унижения, я от не него не получу. А Алиану необходимо спрятать.

Алаина подскочила.

– Я не оставлю тебя, Корн. Мы будем вместе.

Но Корн, не слушая ее, обращался к Зорене.

– Мы вернемся в город…

– Нет, - Зорена вздохнула и взяла инициативу на себя. - Вы останетесь здесь, в качестве моих гостей. Вам будет оказано надлежащее вашему положению почтение.

Внезапно она смутилась.

– Я не имею права спрашивать, поверьте, мне неловко, но это необходимо…

– Мы официально муж и жена, - сразу догадался Корн, - обряд был совершен отцом Хатизом, и я думаю, Сарл об этом уже знает.

– Извини, Корн, но я должна была это знать для пользы дела. Значит Алаина - принцесса, тем лучше. После приема, которого вы удостоитесь в моем дворце, король Сарл не сможет поступить с вами жестоко. Я срочно приглашу во дворец всех послов, моих лордов, купцов. Чем больше, тем лучше. И, принцесса Алаина, мне тоже кажется, что вам лучше не встречаться с Сарлом. Но мы продумаем это позднее. А сейчас вы пройдете в соседние с моими покои. Я пришлю слуг помочь вам. Нам всем необходимо отдохнуть и еще раз все продумать.

В первую очередь Корн послал одного из слуг на их квартиру, узнать, что с Турином и Вилдой и пригласить их во дворец.

Когда Турин с Вилдой, пострадавшие, но целые, не без робости явились во дворец, Корн с Алаиной рассказали им свою историю. Закончил Корн просьбой.

– Турин, когда Королевский Совет подтвердит мой отказ от наследования, я все равно собираюсь заняться разведением лошадей. Я знаю, что с лошадьми ты почти не имел дела, но буду рад, если ты согласишься стать моим партнером. Мне необходим будет надежный человек. И эта работа будет намного выгодней работы стражником. Подумайте с Вилдой и дайте нам знать.

– Подождите, ваше высочество, - встряла тут же Вилда, - дайте нам сначала привыкнуть, что вы принц, а потом уже обрушивайте на нас другие новости.

Корн с Алаиной переглянулись.

– Вилда, - Алаина ласково взяла ее за руку, - пожалуйста, не называй нас так. Мы Корн и Алаина, а вы наши друзья. То, что мы предлагаем, это не благодарность вам за помощь. Наша благодарность гораздо больше, чем то, что мы можем предложить вам. Тем более, что мы еще не знаем, целы ли наши деньги. И, Вилда… ты моя единственная подруга, у меня никогда не было подруги. Кроме тебя и Корна у меня вообще больше никого нет.

Алаина вдруг всхлипнула, Вилда тоже подозрительно шмыгнула носом и вот уже две девушки разрыдались друг у друга на плече, оставив мужчин недоуменно таращиться на них, так что вошедшая Зорена застала удивительную картину. Пока всхлипывающие девушки смущенно утирали носы, Корн представил своих друзей королеве и рассказал об их роли в их судьбе.

Зорена тут же распорядилась.

– Вилда, ты остаешься при Алаине горничной. Пока что ты моя поданная, поэтому исполнять будешь мои приказы, а не ее. Боюсь, что для ее же блага, нам придется действовать сообща. Извини, дорогая, возможно, это и не понадобится. Турин, - перешла она от опешивших девушек к смущенному вниманием королевы стражнику, - я назначаю тебя своим телохранителем. Но твоя задача будет охранять Корна. Так, чтобы никто этого не замечал. И ни во что не вмешиваться, только если ему не будет угрожать реальная опасность. Только наблюдать и следить в случае чего. Ну, тонкости мы обговорим потом. В случае, конечно, если вы согласны.

Вилда и Турин переглянулись и одновременно кивнули головой.

– Отлично, - хлопнула в ладоши Зорена, - после того, как все закончится, Вилда получит от меня приданное. И учтите оба. Принц может покинуть мой дворец сам или по принуждению, на всякий случай рассчитываем на худшее, принцесса же без моего разрешения дворца не покидает.

В этот же день Зорена развила бурную деятельность. Гостям срочно шили наряды, во все концы страны мчались гонцы с приглашениями посетить дворец, срочно был организован бал для знатных жителей столицы, где королева Зорена впервые представила гостям принца и принцессу Илонии. Балы, приемы, охота, прогулки в окрестностях столицы. Все на виду у всего города, с многочисленной толпой придворных.

Вилда с Турином всегда держались неподалеку. Вилда не умела держаться в седле и Алаина с радостью учила ее. Они еще больше подружились, и Вилду нисколько нельзя было назвать горничной.

Подружилась Алаина и с Зореной. Они с первого взгляда понравились друг другу и теперь много времени проводили вместе. Алаина рассказывала о своей жизни с родителями. О своем родовом замке и о жизни в поместье госпожи Сватке, о встречах с Корном и о Трских горах. Зорена же рассказывала о своем отце, которого она очень любила и о своей жизни принцессой. Особенно их забавляли ее рассказы об ухажерах, которые кружили и вокруг тогдашней принцессы, и теперь, вокруг королевы.

– Ты знаешь, Алаина, - вздыхала Зорена, - я, наверное, никого не смогу полюбить, ни тогда, ни сейчас. Все они думают только о моих алмазах. Да, я знаю, что я красива, меня можно полюбить просто так, но мне всегда будет казаться, что алмазы сыграли главную роль. - Она вдруг оживилась, глаза весело блеснули. - Вот когда к нам приезжал Корн, он мне понравился именно из-за того, что не пытался ухаживать за мной. Ведь по законам Илонии он не мог жениться на чужестранке. А он уже тогда думал о тебе. Я видела, как он потихоньку купил это колечко.

Зорена показала на колечко, украшавшее палец Алаины. У Алаины было два кольца. Одно то, что привез ей Корн в Тарские горы. Тогда он сумел отдать ей его, и она его свято хранила. Другое было с королевской печаткой - то, что он вручил ей на балу, при отце, объявив ее своей избранницей. Оба кольца всегда были при ней, зашитые в поясок или в подол. Деньги они рискнули спрятать, с кольцами - не расставались.

– Тогда я еще обратила внимание на его приятелей, - продолжила Зорена. - Знаешь, я им или не понравилась, или они считали себя недостойными принцессы, или у них тоже были девушки, ждавшие их в Илонии. Они даже не старались понравиться мне, ухаживали за мной просто по этикету, были естественны и просты. От этого нам всем было легко и приятно. Я впервые видела такое обращение.

Она задумчиво улыбнулась. Это воспоминание было приятным. Тогда впервые она почувствовала себя легко среди юношей ее возраста.

– Я их почти не знаю, - вздохнула Алаина, - видела только один раз, тот первый. У меня остались о них не самые приятные воспоминания, впрочем, как тогда и об их принце. Потом, правда, Корн много рассказывал мне о них.

– Один такой серьезный и немного угрюмый, - начала вспоминать Зорена.

– Это Варгон. Именно он тогда наградил меня пощечиной за то, что я ударила его обожаемого принца, - сердито сказала Алаина, вспоминая прошедшее, но не удержалась и засмеялась. - Мне кажется, это было так давно, невероятно давно.

– Второго я помню, как звали - Салан. Он был такой веселый и галантный. И обращался со мной совсем не как с принцессой. Он мне понравился гораздо больше.

– Его я вообще не помню.

– Жаль, мне было бы интересно послушать о нем. Корна же мне неудобно расспрашивать.

– Почему, Зорена? Что плохо в том, что ты интересуешься понравившимся молодым человеком?

– Потому что я все равно никогда не выйду замуж. - Зорена гордо вскинула голову. - Ни за кого. Никогда. Я останусь королевой и не хочу делить власть с кем-то другим. Ведь мой муж тогда станет королем, а в нашей стране - именно у него будет вся власть. Я не хочу этого. Я хочу править сама.

– Но, Зорена, а дети? Ваши дети. Твой сын, который станет наследником. Ты будешь заниматься воспитанием детей, а король будет править.

– Нет, я не хочу детей. Я не хочу стать обычной женой. Я хочу остаться в истории моей страны королевой, а не женой короля или матерью короля. Жаль, что я не родилась мальчиком. - Зорена выпрямилась в кресле. Это уже была не просто девушка, делившаяся своими секретами с подружкой. Это была королева.

Алаина тихонечко вздохнула.

– Не знаю, что сказать, Зорена. Давай не будем загадывать. Мне кажется, это решение можно переменить, слишком многое может измениться.

– Нет, нет, не спорю. Просто мне не встречался еще человек, из-за которого я смогла бы изменить свои мысли.

Все шло по задуманному плану. Зорена послала королю Сарлу официальное послание, в котором уведомляла, что принц Корн с женой находятся в ее дворце в гостях, и она принимает их со всем присущем ее стране гостеприимством. Ей нравится общество принца и принцессы, и она просит короля Сарла не торопиться с отзывом брата на родину.

От короля Сарла не было ни строчки. Все ждали, что он пожалует за братом сам.

Так и случилось. Только произошло это неожиданно.

Когда королева Зорена возвращалась с прогулки с обычным своим окружением, ей доложили, что в тронном зале ее и принца Корна ожидает король Сарл, желающий, чтобы при его встрече с братом не присутствовали посторонние люди. Просьба была высказана в такой учтивой и вежливой формой при всех придворных, что королеве просто невежливо было бы взять в тронный зал кого-нибудь еще, кроме своего личного телохранителя, коим, конечно же, оказался Турин. Про Алаину не было сказано ни слова, поэтому Зорена тут же отправила девушку с Вилдой прочь. Они должны были, при неблагоприятном стечении обстоятельств, срочно покинуть Алмику.

Король Сарл прохаживался в тронном зале, рассматривая мозаику на стенах, истинные произведения искусства. С ним было человек десять вооруженных дворян.

– Король Сарл!

– Королева Зорена!

Взаимные поклоны и обмен церемониальным приветствием. И только потом Сарл взглянул на Корна. Усмехнулся хищно и недобро.

– Брат!

– Ваше величество! - Корн поклонился.

– Надеюсь, ты не ждешь, что я брошусь к тебе с объятиями.

– Нисколечко, ваше величество.

– Я рад, что мы отлично понимаем друг друга. И что ты, вот так спокойно возьмешь и последуешь за мной?

– Да, ваше величество, - поклонился еще раз Корн, мельком взглянув на Зорену.

– А, ну да, конечно, - усмехнулся Сарл, - как ты можешь оставить голодной целую страну. Твоя жалостливость и самопожертвование, брат, позволяет манипулировать тобой получше, чем хитроумные ловушки. Неужели ты так прост, Корн? Это даже неинтересно.

Из группы дворян вышел молодой человек и не дал Корну ответить королю.

– Здравствуйте, лорд Корн!

– Приветствую тебя, Салан! - на этот раз Корн был искренен.

Сарл рассмеялся.

– Что, встретились друзья? Ну, теперь, Салан, подойди к своему принцу и шепни, что б он, мол, держался спокойно, король специально хочет вывести его из себя.

Салан слегка покраснел, но твердо сказал, обращаясь к Корну.

– Корн, в этот раз тебе не удастся оставить меня в стороне. Я встану рядом с тобой, желаешь ты этого или нет.

– Спасибо, Салан, и извини еще раз. Надеюсь, все пройдет нормально.

– Как же иначе, - вступила в разговор Зорена и попыталась увести разговор в другую сторону. - Ваше величество, вы прибыли так неожиданно, я не смогла принять вас подобающим образом. Пройдемте, я уже распорядилась, нам подадут ужин. После этого вы сможете отдохнуть после дороги.

– О, моя королева, - Сарл подошел к Зорене и, взяв ее руку в свою, нежно поцеловал кончики пальчиков. - Вам никто не говорил, что вы прекрасны. Воистину, если бы было возможным, я на коленях умолял бы вас выйти за меня замуж. Увы, увы, Сводом наших законов - это запрещено.

– Я знаю, ваше величество, вы самый завидный жених из всех стран, но, как вы сами заметили, увы, не для всевозможных принцесс и королев.

– Вы не всевозможная, вы единственная и неповторимая! - пылко сказал Сарл. - Я готов сидеть у ваших ног ночи напролет. Но, - Сарл развел руками, - мои государственные дела не ждут. У меня есть долг, и с вашего позволения, я продолжу.

Он повернулся к Корну.

– На чем мы закончили? На том, что ты тихонько и спокойно вернешься домой, брат? Это скучно и не входило в мои планы. Ты не представляешь, что ты устроил нам своим побегом. Столица несколько недель ходила ходуном, замок был переполнен, шум, гам, скандалы, ссоры. Несколько месяцев отец гонял нас с Ринолом по всей стране. Да, конечно, это несколько развеяло обычную скуку. Но не до такой же степени! А потом, это было немного унизительно смотреть, как отец из-за тебя мечет гром и молнии. И знаешь ли ты, что отец заболел именно после твоего побега. Он слег, много дней лежал. Именно ты причина его смерти, Корн. Смерть Ринола только доконала его, но уложил-то на смертное ложе его ты, брат. И после это ты спокойно вернешься в Илонию и займешь подобающее тебе положение? Нет, брат, меня это не устраивает!

– Спокойно я собирался покинуть Алмазную страну, - глухо сказал Корн. - Когда Королевский Совет утвердит мой отказ от престолонаследования, тогда я покину страну.

– О каком таком отказе ты говоришь, брат? О той писульке, что вручили мне перед отъездом. Да я, не читая, выбросил ее.

– Мы обсудим это в Нарте, давай не будем злоупотреблять гостеприимством ее величества.

– Я и не собираюсь, я специально попросил ее величество не приглашать лишних людей во избежание ненужных волнений, сплетен и огласки и я не препятствовал выполнить ей ее долг, спрятать твою якобы жену.

– Она моя жена.

– Эта девка - подружка Ургана и преступница, состоящая в рядах разбойников, грабящих и убивающих народ моего королевства.

– Это неправда, - в ярости рванулся к нему Корн, но Салан встал перед ним и схватил за плечо.

– Держи себя в руках, он этого и ждет.

Сарл рассмеялся:

– Как мало надо, чтобы заставить тебя плясать под свою дудочку. Салан, ты мне мешаешь, я привез тебя не для того, чтобы ты утихомирил своего дружка. Нет, мне надо, чтобы ты его защищал. С оружием в руках. Не могу же я бросить против одного всех десятерых.

– Что тебе надо, Сарл? - с досадой сказал Корн. - Увози меня быстрей и дело с концом.

Он снял меч и бросил его к ногам короля. Туда же последовал и поясной кинжал.

– Ты забываешься, брат. Я твой король. Ко мне следует обращать на вы и называть: ваше величество. Вот начал ты хорошо. Кстати, я еще не принял твоей присяги, но это потом. Что до того, что мне надо, так это ты, валяющийся у меня в ногах, как вот сейчас твой меч. Только и всего. А так как ты твердо решил не давать мне этой возможности, придется тебя подстегнуть. Мест! - вдруг резко крикнул он в сторону.

Одна из дверей открылась и, держа перед собой Алаину, в зал вошел упомянутый стражник.

– Что ты задумал? - Корн сжал кулаки.

Зорена тоже сделала шаг вперед, и открыла было рот, чтобы что-то сказать, но Сарл не дал ей такой возможности.

– Она мне не нужна. Убить ее.

Крик Корна: - Нет!!! и крик боли прозвучали одновременно.

Корн рванулся к упавшей Алаине, Зорена, Турин и Салан кинулись за ним. Нож торчал в груди Алины, кровь залила платье. Волна боли и ярости захлестнула Корна, и он кинулся на Сарла.

– Так, так, другое дело.

Сквозь пелену отчаянья и горя Корн слышал голос, но не воспринимал ничего. В руках у него оказался его меч, и он видел перед собой только ненавистное лицо. Он не видел вставшего рядом с ним Салана и только смысл слов Сарла: "Салана, как изменника - убить, принца оставить в живых", дошедший до него не сразу, указал ему, что он сражается не один.

Корн не видел, как Турин рванулся было к нему, но был удержан твердой рукой Зорены, как они оба склонились над Алаиной. Не видел, как Турин вынул нож из груди девушки, не видел, как они обрадовано переглянулись, потому что рука убийцу либо дрогнула, либо помешали складки кружев платья Алины вкупе с брошкой, по которому нож прошелся вскользь. Но нож вошел совсем неглубоко, вызвав только шок и обильное кровотечение.

– Скорее, неси ее в ее комнату. Никого не пускай, только Вилду и доктора. Доктор пусть дождется меня.

После этого она пробралась к Сарлу.

– Король, мне это не нравится.

Сарл изящно поклонился.

– Не волнуйтесь, он до меня не достанет, я в безопасности.

– Вы прекрасно понимаете, о чем я.

– Нет, не понимаю, моя дорогая. Мятежный принц поднял руку на своего короля. Это очень плохо. Вы королева, должны понимать это. Но могу вас успокоить, его не убьют.

– Вы убили принцессу в моем доме.

– Нет, это простая случайность. Любовница принца бросилась утихомирить своего господина, случайно получила ножом в грудь. Сама виновата.

– Вы чудовище, король Сарл!

– Ой, только не говорите мне, что прервете со мной все дипломатические отношения. Ваша сестра поведала мне, как вы любите свой народ. Лучше посмотрите, разве не прекрасная схватка. Вот видите, Корн не совсем обезумел от потери своей девчонки, он услышал мой приказ убить его друга. Теперь он старается закрыть его собой. Мои люди получили твердый приказ не причинить принцу особых увечий, все-таки он мой наследник, они отступают, делают обманные ходы и опять оказываются перед Саланом.

Все так и происходило. Это была странная схватка. Люди Салана боялись убить принца, старались только оттеснить его от Салана и не подпускать к королю, нападали в основном на Салана, а Корн старался закрыть его собой. Но их было двое против девятерых, и удары доставались и тому и другому. Салану все же доставалось больше. И хотя от девятерых осталось уже только пятеро, вскоре Салан упал, и более встать не смог. Корн с еще большей яростью, хотя куда еще было яростней, кинулся на оставшихся, но к Сарлу пробиться так и не сумел. Он упал, как Сарл и планировал, к его ногам, израненный, получивший по голове мощный удар эфесом, когда подошел слишком близко к королю. Подняться он не смог, потеряв сознание.

– Это именно то, что я и хотел, моя королева, - с улыбкой обратился Сарл к Зорене.

– Могу я теперь заняться ранеными? - сухо спросила Зорена.

– Ранеными? Надеюсь, Салан убит. Принц Корн будет в моей комнате, пусть ваш врач придет ко мне. Вы отправили своих придворных подальше, как я просил? В ваших же интересах, чтобы об этом знали, чем меньше, тем лучше.

– Почему это в моих? Вы - негодяй, и об этом должно знать как можно больше людей.

– Ну, ну, - рассмеялся Сарл, - боюсь, у вас это не получится. Ваша версия - против версии моих людей и меня. Вам не поверят, это раз. А во-вторых, для политики выгоднее, чтобы поверили мне. А, в-третьих, давайте расставим все точки. Ваша маленькая страна - когда-то была территорией Илонии. У вас нет армии и благополучие вашей страны держится только на обоюдном согласии Илонии, Сегота и Мории. Вы - никто. В любой момент мы можем передумать и решить немного подраться. Поэтому, со всем моим уважением, делайте, королева, что вам скажу я.

– Надеюсь, кто-нибудь проклянет вас, король Сарл, и проклятие сбудется.

С этими словами Зорена развернулась и ушла. Вслед донеслось:

– Меня проклинали уже несчетное количество раз, моя королева.

В первую очередь Зорена распорядилась перенести Салана, сильно израненного, но все еще живого в одну из комнат, приказав раздеть и обмыть его. Сама прошла в комнату Алаины. Врач Ватил уже был там и сидел, дожидаясь Зорены.

– Как она? - спросила Зорена.

– Ваше величество, она в полном порядке. Обильное кровотечение и слабость. Задета лишь кожная ткань, потом останется небольшой шрамик и все.

– Да, да, - растерянно сказала Зорена. Потом решилась и заговорила твердо и решительно. - Ватил, никто не должен знать, что девушка просто ранена. Я хочу объявить ее умершей. - Она взволновано взяла руку доктора в свою. - Иначе король Сарл закончит то, что начал. Он все равно убьет ее.

Ватил серьезно посмотрел на свою королеву.

– Это очень серьезный шаг, ваше величество. Это можно сделать, но это опасно. Я не знаю ее организма. Выдержит ли она? Хотя… хотя… организм молодой. Пожалуй, я смогу ручаться за успех. И еще, ваше величество, вы не должны будете в этом участвовать.

– Хорошо, действуйте по своему усмотрению, Вилда и Турин вам помогут. Теперь, Ватил, пройдите к раненым. Один очень плох. Принц Корн тоже ранен, но не опасно. И шепните Корну о нашем плане, чтобы, когда его жену объявили умершей, он знал правду.

Ватил поклонился и вышел. Турин пошел с ним.

Вернулся Ватил уже поздно. Но Зорена еще не ложилась, они с Вилдой не отходили от Алаины.

– Ваше величество, принц Корн вне опасности. Его раны промыты и наложены повязки. Правда, он в полубреду. Я шепнул ему несколько раз, как вы просили, но не уверен, что до него дошли мои слова. В следующий раз, думаю, он уже будет в сознании.

– А второй?

Ватил вздохнул.

– Со вторым плохо. Не знаю, выживет ли он. Раны слишком многочисленны, и хотя только две серьезных, потеряно очень много крови. Ему нужен тщательный уход. А теперь займемся девушкой. Ваше величество, идите спать, вам надо отдохнуть.

Зорена вышла. А Ватил достал пузырек и, задумчиво разглядывая его, сказал, обращаясь скорее к себе, чем к Вилде.

– Вот это жидкость называется "мнимая утрата". Я никогда не пользовался ею, но точно знаю, как она действует.

Он подошел к Алаине и, с помощью Вилды, капнул несколько капель девушке в рот.

– Теперь утром ты можешь действовать так, как подсказывает тебе твое сердце.

– Как так? Доктор, что вы ей дали? Что мне делать утром?

– Спи, утром увидишь.

Вилда не собиралась засыпать, но Алаина дышала ровно и та незаметно уснула, сидя в кресле около кровати. Проснулась внезапно, как будто ее кто-то толкнул. Взглянув на Алаину, она замерла. Алаина не дышала. С лица исчезли вообще все краски, она было бледна, и, что еще ужаснее, холодна.

Вилда закричала от ужаса, на ее крик сбежались слуги, кто-то побежал за королевой. Когда Зорена появилась, Вилда плакала. Она подняла на королеву растерянные глаза:

– Почему?

Зорена прижала к ее губам руку.

– Молчи, - тихо приказала она.

– Но она умерла!

Зорена сама была в растерянности. Если бы не разговор с Ватилом и ее твердая уверенность в нем, она бы была уверена, что лежащая на кровати девушка - мертва.

– Мы услыхали шум, ваше величество, - раздался рядом голос Сарла,

Зорена подскочила на месте, как ужаленная.

– Уходите отсюда, вам здесь не место, - с отвращением сказала она.

– Сейчас, сейчас, нас уже тут нет, - усмехнулся Сарл. - Так значит, мой человек не дрогнул, зря он себя оговорил. Все хорошо, моя королева, все хорошо, одной проблемой меньше.

У двери он обернулся.

– Ваше величество, мой брат не нуждается больше в помощи вашего доктора. Тем более, что мне ваш доктор не понравился, особенно его назойливые шепотки больному. Вечером мы вас покинем.

– Что делать, Вилда, - лихорадочно думала Зорена, отослав всех слуг, - он скажет Корну о смерти Алаины. Как нам предупредить его?

– Ваше величество, вы правда думаете, что Алаина жива? Этого не может быть!

Зорена взглянула на Вилду.

– Милая, сейчас я пришлю человека, он займется похоронами.

Она подозвала слугу и велела отыскать Турина. А пока Зорена отдавала распоряжения Квонту, управляющему дворцовыми делами.

– Квонт, у девушки нет здесь родственников, мы похороним ее в нашем семейном склепе. Церемонию не откладывать. Желательно все сделать до того, как дворец покинет король Сарл.

Турин появился только тогда, когда Зорена потеряла уже всякое терпение. Но при виде Турина, Зорена в отчаянии воскликнула:

– Турин, что еще случилось ужасного? Почему у тебя такой вид?

– Ваше величество, это правда, что Алаина умерла?

– Турин, ты знал наши планы, все идет так, как мы задумали. Теперь надо сообщить Корну, что Алаина на самом деле жива.

– Да! - Турин вроде и обрадовался, но не очень, - боюсь, ваше величество, уже поздно.

– Что? Скажи толком, - но она начала понимать, - Сарл ему сообщил. Ты все видел? Рассказывай.

– Ваше величество, - торопливо начал Турин, - как вы и приказали, я не выпускал лорда Корна из вида. Но король Сарл велел перенести его в свою комнату. В суматохе я скрылся на балконе, за дверцей. Я ничего не видел, но слышал. После того, как доктор перевязал Корна, Сарл велел своим людям связать принца и держать связанным. Сегодня утром король вышел, а когда пришел, то сказал Корну, что Алаина мертва. Тогда началось что-то ужасное. Такой крик и шум. Я не знаю, что там было, только король крикнул: "Да стукните вы его чем-нибудь, чтоб угомонился", но шум продолжался, а потом кто-то сказал: "Он сошел с ума". После это шум немного утих, видимо, Корна оставили в покое. Когда его крики затихли, опять кто-то сказал: "Он ничего не видит, он ослеп". А король Сарл сказал в ответ: "Сам вижу". Затем король приказал готовиться к отбытию, а от Корна не отходить и никого к нему не подпускать. После этого я пошел к вам.

– Что мы наделали? - только и смогла прошептать Зорена.

Некоторое время они молчали, потом Зорена взяла себя в руки.

– Турин, возьми еще несколько человек, деньги, коней, одежду, возьми все, что тебе потребуется, вот тебе мой перстень, тебя послушают. Следуйте за королем. Тайно, не торопитесь. Я должна знать, доедет ли Корн до Нарта, куда король поместит его, и что он с ним собирается делать. Если Корн будет пытается бежать, помоги ему, но только если риска не будет никакого. Сарл не должен знать, что я послала своих людей. При любом намеке, что вас заметили, возвращайтесь. Мы снова попытаемся, но потом.

Отпустив Турина, Зорена занялась своими придворными. Собрав всех в уже прибранном тронном зале, она произнесла короткую речь:

– Как вы все уже знаете, у нас во дворце гостил принц Илонии - лорд Корн. Еще раньше король Эмдар просил нашей помощи в возвращении сына в лоно семьи, нынешний король Сарл подтвердил желание, чтобы принц Корн вернулся к обязанностям, возложенным на него короной Илонии. Принц Корн и его жена принцесса Алаина были так любезны, что приняли мое приглашение погостить у меня подольше. Но вчера у нас в гостях появился еще один высочайший гость, король Илонии Сарл. Он сам приехал за братом, торопясь встретиться с ним. Вчера, здесь, при встрече короля Сарла с братом, между ними произошла ссора, в результате которой оказалось несколько пострадавших, для принцессы Алаины она окончилась трагически. Король Сарл и раненный лорд Корн покидают наш дворец сегодня вечером. Мы сожалеем о случившимся и просим, до особого распоряжения, покинуть всем гостям наш дворец. Мы будем в тишине и покое заниматься государственными делами и молиться богам о снисхождении к нашему дому, под крышей которого случились эти трагические события.

Через несколько часов дворец опустел. Пока Квонт занимался подготовкой к похоронам, Зорена навестила Салана. У его постели она застала Ватила.

– Положение молодого человека осложняется, - ответил Ватил на немой вопрос королевы.

– А Алаина?

– Что Алаина? В инструкции сказано, что "мнимая утрата" действует один день и ночь. Готовьтесь.

– Значит, она жива? - Зорена, хотя и верила, что девушка жива, все-таки испытала неимоверное облегчение.

– Ну конечно, мы же договорились с вами.

– А принц Корн? Турин сказал, что он сошел с ума и ослеп.

– Что? Расскажите-ка все подробнее.

Зорена поведала, что сама знала.

– Король Сарл никого не впускает в свою комнату, - закончила она.

– Да, жаль, надо бы осмотреть принца. Скорее всего - это у него нервное. Такие случаи известны в нашей практике. Если это не пройдет в первые дни, потом будет очень трудно вывести человека из этого состояния.

– Но надежда есть, да? - обрадовалась Зорена.

– Надежда есть, но бывает, что она так и не оправдывается. Никакой уход тут не помогает. Помогает лишь такое же нервное потрясение.

– Для него таким потрясением будет то, что Алаина жива.

– Вряд ли. Он просто не услышит это сообщение и не увидит ее.

– Но тогда как же?

– Не знаю, ваше величество. Здесь все решают небеса. Сейчас душа его скрыта. Он сам спрятал ее от боли и в таком состоянии не сможет сам вывести ее оттуда. Все решит случай или не решит ничего. Если, конечно, это то, что я думаю. Точно я сказал бы, только обследовав принца.

Во время инсценированных похорон, правда, о том, что они инсценированы, знали только королева и Ватил, Вилда же была убеждена, что ее подруга мертва, а Зорена не стала ее переубеждать, Зорена заметила двоих дворян из свиты короля Сарла. После того, как они исчезли, один из слуг сообщил королеве, что король Сарл выехал из дворца. Им пришлось купить в городе карету, ибо принца Корна вынесли на носилках, и везти его можно было только в карете, как и еще троих более или менее сильно раненых из свиты короля. Один человек умер, и король Сарл выдал деньги для надлежащих похорон. Другой слуга сообщил, что люди короля Сарла интересовались здоровьем Салана, но, получив ответ о его тяжелейшим состоянии, не изъявили желание забрать его с собой, опять же оставив деньги на его похороны.

К ночи дворец опустел. Немного поспав, Зорена с Вилдой и с верными слугами, которых Зорена посвятила в тайну, потихоньку прошли в склеп. Алаина очнулась в свете факелов и в окружении дружеских лиц. Но про мужа ей ничего не сказали, ограничиваясь ничего не значимыми словами.

И только на следующий день, к вечеру, когда королева Зорена посетила домик, где укрывались Алаина с Вилдой, уже окрепшая Алаина узнала все.

– Думай о своем ребенке, - строго сказала Зорена, - ты и Корн живы, а это главное. Не будем торопиться, подождем возвращения Турина.

Алаина поправлялась, а вот состояние Салана все еще было тяжелым. Зорена несколько раз на день навещала его, Ватил находился постоянно рядом, но надежда была только на молодой организм.

Турин вернулся через месяц. Вести были с одной стороны неутешительные, с другой - очень даже неплохие. Принц Корн не пришел в себя ни в первые дни, ни в последующие. Турин видел его издали, он двигался, но ничего не говорил, никого не слышал, хотя и не был глух, и ничего не видел. Бежать не пытался, что и не удивительно при таком его состоянии. Король Сарл больше не держал его связанным, как вначале, когда он еще опасался, что Корн притворялся.

При выезде из Алмики, к королю Сарлу присоединилась Орлания и сопровождала их до границы. Такую подробность, как то, что ночевали король и Орлания в одной комнате, Турин, щадя чувства королевы, опустил.

В Илонии, по дороге в столицу, они заехали в Часовню. Так как Турин слышал об этой Часовне и о Хатизе от Корна, он после того, как Сарл уехал, открылся Хатизу и спросил, что надо было королю.

Хатиз сказал, что король спрашивал, что с его братом, обрисовав ситуацию ровно настолько, что бы священник смог понять, почему Корн в таком состоянии. Хатиз, как и всякий священник, обладающий многочисленными познаниями, в том числе и в медицине, сказал королю то же, что и Ватил королеве Зорене. Турин же рассказал священнику, как все происходило на самом деле. Правда, о том, что Алаина жива, сказать не осмелился.

После Часовни Сарл направился в стоящую на берегу речки немного в стороне от торговых путей небольшую крепость, вернее, простую башню, когда-то, в давние времена, стратегического назначения, а сейчас запущенную и пустую. Там он и оставил брата под присмотром двух десятков стражников из тех, кто присоединился к нему после того, как король пересек границу Илонии. Везти принца в таком состоянии в столицу он явно не собирался.

Отряда Турина никто из свиты короля не заметил, Турин знал свое дело и людей подобрал подходящих. Сейчас его люди обосновались в лесу, неподалеку от башни, следя за ней и подступающими к ней дорогами. Турин же вернулся за дальнейшими указаниями.

Раздумывать было нечего. Это была отличная возможность освободить Корн, и надо было ею срочно воспользоваться, пока Сарл не передумает, и не заберет брата в столицу.

Алаина уже полностью оправилась, и они с Вилдой занялись приготовлениями к дороге. Хотя королева и давала денег, Алаина попросила Турина съездить на Звенящий прииск и отыскать их с Корном состояние. Получив подробные объяснения местонахождения тайника, Турин отбыл в гости к дядюшке Варлоу. Он привез и деньги и привет от Варлоу. Староста прииска сам помогал племяннику найти тайник и передавал принцу и его жене привет. На прииске было все спокойно. Гнев Орлании не затронул прииск, ибо она была уверена, что Варлоу выдал ей Корна, что впрочем, если не вдаваться в подробности, так и было.

Собрав напоследок все вместе, королева Зорена давала последние указания.

– Итак, Турин, Алаину с Вилдой оставляешь у Хатиза, сам со своими людьми забираешь Корна из башни. И сразу отправляй людей ко мне. Никто не должен знать, куда вы пойдете дальше. Твой отряд прибудет ко мне с докладом и от меня же получит награду. Сам предупреди их, и я предупрежу, что если Орлании станет известно хоть маленькую толику из произошедшего, я отправлю всех в рудники.

– Ваше величество, - попробовал было обидеться Турин, - это надежные люди.

– Твое и мое дело предупредить, а дальше уж будем надеяться на их надежность. Дальше ты забираешь Алаину и Вилду и вы едете туда, куда решите сами. Турин, я еще раз повторяю, что ты в этом деле становишься главным, забудь, что Корн - принц. Теперь это твой больной брат и на твоей шее - он и его беременная жена. Ты получил наследство, и ты покупаешь землю на свое имя. Денег Алаины и моего приданного Вилде вам хватит на приличный домик вдали от шумных мест. Все. Вестей мне от вас не надо. Если что случится, до меня и так дойдет плохая весть, если тихо - значит и у вас все хорошо. Лучше я оставлю вас без помощи, чем кто-то сможет найти вас через меня.

На этом они расстались. Алаина в последний раз обняла ставшей ей сестрой королеву, Зорена напоследок подарила Алаине и Вилде по ожерелью из маленьких алмазов, и они уехали.

А Зорена пошла к Салану. И только там, у постели еще не пришедшего в себя юноши, она позволила себе тихонько поплакать от жалости к Алаине и Корну, от жалости к себе, у которой нет такого близкого человека, как у Алаины и у Корна.

Никто не следил за Турином и девушками ни в Алмазной стране, ни в Илонии. На своем фургончике они без проблем добрались до Часовни. Но оставаться в Часовне Алаина отказалась. Она настояла, чтобы поехать с Турином дальше, и ни Хатиз, ни Турин не смогли ее переубедить.

Вскоре они уже встретились с оставленным около башни отрядом. Алаина была в мужском платье, и ее приняли за еще одного члена отряда.

К счастью, Корн все еще находился в башне. Один раз башню посещал кто-то из столицы, но Корна не забрал, наоборот, состояние его видимо было таково, что при нем осталось только десять стражников, остальных десять приезжий забрал с собой. Жители местной деревушки приносили в башню продукты, но ходившие на разведку люди из отряда Турина, ничего не смогли выяснить. Крестьяне не видали никого, кроме стражников. За небольшое вознаграждение, удалось найти шустрого паренька, который раньше частенько лазал по башне. Он рассказал, что башня имеет всего один зал внизу и три комнаты на втором этаже. Но две не жилые, там слишком большие пробоины в стенах, третья довольно сносная. А, судя по рассказам крестьян, в нижней зале всегда находилось десятеро стражников. Следовательно, наверху, с Корном никого не было.

Тогда Алаина предложила план не захвата принца, а похищения его, обставленное как самоубийство. Для этого надо было пробраться в один из проемов верхних комнат, вынести оттуда Корна, а из его комнаты выкинуть на реку клочья его одежды. Таким образом, все выглядело бы так, как будто безумный выбросился из окна башни.

Турин согласился. Но план переиначил. Нарвав особой травки, Турин, заварил настой и когда крестьяне, как обычно, пошли к башне, неся продукты, организовал небольшое на них нападение. Больше произведя шума, чем дела, он просто напугал крестьян, отняв всю еду, что они несли стражникам в башню, "случайно" забыв только кувшин с пивом. В пиво он незаметно вылил свой настой. После этого он отпустил крестьян. Крестьяне не вернулись домой, а прямиком бросились к башне. Несколько стражников пошли в деревню вместе с ними, и сами потом принесли себе пропитание. Кувшин же с пивом остался в башне.

Ночью все стражники спали. Они и раньше особо не усердствовали в карауле, но теперь была гарантия, что они не проснутся, услыхав возможный шум.

Не надо было пробираться по стене в проломы, отряд Турина спокойно прошел через спящих стражников. Комната была заперта, но запоры были настолько расшатаны, что не стоило никакого труда их выбить.

Турин специально запретил Алиане идти с ними, иначе она не вынесла бы вида Корна. Тот лежал в своей комнате безучастный ко всему, уставившись невидящими глазами в грязный дырявый потолок. Взгляд безумца, взгляд в никуда. Он был грязен и оборван. Видимо, он был безучастен еще и к еде, ибо худоба его была сродни худобе вышедшего из узилища.

Взглянув на окно в комнате Корна, Турин убедился, что их план не пройдет. Окно было слишком маленьким, чтобы оттуда мог якобы вылезти даже такой худой пленник, как Корн. Пришлось сделать видимость, что дверь забыли закрыть, Корн выбрался из своей комнаты, бросился вниз с башни из соседней комнаты, а там уже откатился или дополз до реки. На всем протяжении предполагаемого пути, люди Турина оставили клочья одежды принца.

Водрузив на запасного коня безучастного ко всему Корна, Турин отпустил своих людей, передав им слова королевы Зорены. После этого подобрал Алаину и они отправились к Часовне. Там они задержались ровно настолько, чтобы Хатиз свершил брачный ритуал над Турином и Вилдой. И они тут же двинулись дальше.


Глава 8. | Илония | Глава 10.