home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7.

Очнулась Талина только к вечеру следующего дня. И первое, что она увидела, было лицо ее матери.

– Мамочка, приезжай, - прошептала, заплакав, Талина, думая, что мать ей снится.

– Я уже приехала, малышка, - ласково сказала Алаина.

Сон сразу слетел с Талины.

– Ты здесь? Почему? Как? О небо, мама, - она бросилась ей на шею и разревелась. - Мама, а Интар? О жив? Что он с ним сделал… - простонала она.

– Все в порядке, дорогая, он жив, все хорошо.

Но Талина уже схватила ее за руку и потянула из комнаты, где лежала.

– Где он?

Алаина привела ее в комнату, где на кровати лежал Интар. Под повязками его не было видно, даже на глаза были наложены примочки.

– Это он? - недоуменно спросила Талина.

– Да, - раздался такой знакомый и родной голос.

– Папа, ты тоже здесь? - бросилась она в объятия Корна

– Как вы здесь оказались? - спросила Талина, наконец, оторвавшись от отца и заглядывая ему в лицо.

– Мне написал Арон о ваших планах. Интар, когда написал мне, - с недовольством сказал Корн, - даже не упомянул об этом. Зная Оскорта и его окружение, я не ждал от вашей поездки ничего хорошего и поспешил сюда перехватить вас. К сожалению, я не успел. Мы собирались уже выступать, когда вернулся Багис и сказал, что вы уже едете.

– Багис? Но мы не видели его.

– Он тоже опоздал. Когда он приехал в поместье, там был только Интар, избитый, - Корн запнулся на этих словах, с болью посмотрев на сына. - Пока Багис выяснял обстановку, появилась ты. А дальше он только следил, чтобы у вас все шло по плану. У вас все получилось! - с уважением и гордостью сказал он.

– Ну, конечно, что ей еще надо, так это только похвала! - возмущенно сказала Алина со слезами на глазах.

– Ваше величество, - раздался голос Лайны.

Только сейчас Талина обратила внимание на измученную девушку, сидевшую у изголовья ее брата и угрюмого Старка, стоявшего рядом с ней и держащего в руках чашу с каким-то настоем. Только складка на лбу и плотно сжатые губы говорили о его волнении за того, кого он называл другом.

– Ваше величество, - повторила Лайна, поднимая на королевскую семью красные воспаленные глаза, - они спасли мне жизнь.

– Лайна, ты знаешь? - смущенно спросила Талина.

– Да, Старк рассказал.

– Ты… ты не обижаешься на нас?

– Я? Я же сказала, вы спасли мне жизнь.

– И все? Мы твои друзья, Лайна. - с мольбой сказала Талина.

– Мы поговорим об этом позже, Талина, - твердо сказала Лайна, не поднимая глаз, - когда твой брат поправится, если… - у нее задрожал подбородок.

– Конечно, поправится! - радостно воскликнула Талина. - Ведь приехала моя мама. Лайна, ты помнишь, я говорила. Моя мама самая замечательная. Если она здесь, значит, Интару больше ничего не грозит. Правда, мама?

– Да, да, - торопливо проговорила Алаина, обнимая дочь, с болью глядя на Корна. Лайна со Старком опустили голову.

Но когда Талина оторвалась от матери, все сделали невозмутимый вид.

– Мама, папа, это Старк, - указывая на молодого человека, сказала Талина.

– Да, мы знаем, - рассеяно ответил Корн.

– Нет, не знаете, - возразила Талина. - Он друг Интара, он его самый лучший друг. И… - она запнулась, - и мой самый лучший друг.

Старк кинул на нее недовольный взгляд, но внезапно оробел, когда увидел протянутую руку короля Корна.

– Я рад, Старк, что у моего сына такой друг.

– Ваше величество, - пробормотал он, нерешительно протягивая руку, и опять зло глядя на Талину. Потом вдруг спохватился, смутился и отдернул руку, как только рука короля коснулась его руки.

– Вот что, мои хорошие, - произнес Корн, делая вид, что ничего не заметил, - оставим-ка титулы, чтобы не смущать наших хозяев, - он обвел рукой комнату постоялого двора, где они находились. - А теперь, Старк и Лайна, идите отдыхать, теперь наша очередь дежурить. И заберите Талину, она шатается от голода.

И он решительно выпроводил молодых людей из комнаты. Потом обернулся к жене.

– Алаина, - сказал от твердо, - мы не дадим ему умереть. Посмотри, как нас много. Мы вытащим его с того света. Верни свою уверенность. И все будет хорошо.

– Да, да, - произнесла Алаина сначала тихо, потом все уверенней.

И потянулись тяжелые дни. У постели сидели все по очереди. Алаина и Лайна, кто-то из них двоих всегда находился рядом с Интаром, меняя повязки. Корн, Старк и Талина сменяли друг друга на посту, когда надо было принести воды, заварить траву, протопить камин, что-то отнести, что-то принести. Кто-то из них всегда находился рядом с Алаиной или Лайной, у них под рукой. Но даже, когда они были не нужны, они не уходили далеко, стараясь не выпускать из поля зрения кровати с лежащим на ней юношей. И день, и ночь все они были рядом, вместе.

А положение не улучшалось. Раны воспалились и Интар начал метаться по кровати в бреду. У измученных женщин не было сил удержать его, и теперь уже Корн со Старком также не отходили от его кровати, держа его, чтобы он не сорвал повязки. И бред. Слушать бред Интара было невыносимо. Он постоянно что-то лихорадочно говорил. Говорил, захлебываясь словами или с трудом произнеся слова. То он отчетливо произносил целые фразы из какой-то мудреной книги, то говорил с членами Королевского Совета, то обращался к отцу и матери. Но чаще всего он произносил другие имена: "Талина… ты девочка… меч… так нельзя… Старк…не бей же так сильно, Старк, ей не отбить…Старк… не уходи… Старк, помоги ей… Лайна, ты глупа… так нельзя… не говори так с людьми… Старк, поддержи Талину… Лайна, откажись, откажись, не надо… опасно… отец сказал… Талина, ты молодец… Старк, давай руку… Лайна, ты красивая… не уходи… Талина, мы не можем сказать… нет… нет… Старк… Старк… ты мне нужен… Талина, отойдите с Лайной… Держись сзади…ты девочка… отец, я был не прав… мы возвращаемся… где ты, Старк… помоги мне… Талина, ты умница… отец, я обманул его… Старк… мама, мне больно… где ты, мама… Лайна, мама, это Лайна… это Лайна… что мне делать, мама?… я люблю… она не может… Старк, ты увел Талину?… Где вы, Старк?.. он женится на ней… Старк… убей его… Лайна не надо этого делать… он негодяй…"

Однажды он произнес длинную фразу так отчетливо, что все подумали, что он в сознании и отдает распоряжение: "Отец, у нас есть еще полгода. Отдай Оскорту бумаги на наследство. Найди ей опекунов в Илонии. Она будет подданной нашей короны. Тогда я смогу защитить ее". Но глаза его были закрыты, и через некоторое время начался обычный бред. Все ошарашено посмотрели на Лайну. Она покраснела и смутилась.

– Сколько тебе лет? - спросил Корн.

– Через полгода будет восемнадцать, - прошептала она.

– Лайна, он нашел для тебя выход. Откажись от наследства. И поедем с нами.

– Я… У меня нет ничего.

– Лайна, - вступила в разговор Алаина, - у тебя есть друзья. И мы. Мы не оставим тебя. Мы подберем тебе приемных родителей, а через полгода ты, если захочешь, можешь стать фрейлиной при дворе, а дальше посмотрим.

– Я подумаю, - еще ниже опустила голову Лайна.

– Нечего тут думать, - одновременно вскричали Талина и Старк.

Талина сразу начала командовать отцом:

– Папа, отправь послание в Нарт. Пусть ищут. А что делать с наследством? Как нам отправить бумаги Оскорту?

А Старк втолковывал Лайне свое:

– В Торогии ты никогда не будешь в безопасности. Альтам, если ты даже отдашь ему бумаги, все равно найдет способ избавиться от тебя.

– Бумаги уже у него, - тихо сказала Лайна.

– Как у него? - раздался одновременно голос всех

– Я отдала их ему, чтобы он выпустил вас, - продолжила Лайна.

– Ну что ж, - подвел итог Корн, - тогда нечего решать. Тебя ничего не держит в Торогии и мы не отпустим тебя.

Он вышел, чтобы немедленно начать осуществлять план Интара, а Лайна, спрятав лицо в руках, расплакалась.

Последними словами бреда у Интара были слова: "Лайна… не выходи за него…Лайна… не надо… Старк придет, подожди… Лайна, я вытерплю, только не выходи за него…" Последние слова он выкрикнул с такой болью, что у него кончились силы даже на бред. Он лежал неподвижно и только изредка вздрагивал. И только по этому можно было понять, что он еще жив.

Но именно после этих слов он пошел на поправку. Он перестал метаться, воспаление начало спадать и через три дня он впервые открыл глаза. Но никого не узнал, устало закрыл глаза и уснул. Именно уснул, а не забылся. И это была победа.

Когда на следующий день он опять открыл глаза, то увидел перед собой пять счастливых лиц. Но узнал он только сестру.

– Талина, почему ты переоделась? Что мы скажем Старку? - прошептал он и снова закрыл глаза.

Но не уснул, а через некоторое время опять открыл

– Мама? - узнал он Алаину. - я девушку встретил. - Он говорил с трудом, и Алаина поспешно прервала его.

– Да, да, я знаю, сынок. Она замечательная, - сказала, взглянув на пунцовую девушку, Алаина.

Интар улыбнулся, опять закрыл глаза и на этот раз уснул.

Но только через несколько дней Алаина сочла возможным рассказать ему все, что случилось с ними со всеми. Интар первым делом отыскал глазами Старка.

– Старк, ты простишь нас?

– Если бы ты умер, то нет, не простил бы. А так, ладно, - проворчал тот.

Потом Интар обратился к Талине:

– Ты молодец, сестричка, но если ты еще раз задумаешь сбежать из дома, я лично запру тебя в самом глубоком подвале и, желательно, без окон.

– Папа, мама, - жалобно простонала девушка.

И отец с матерью, не сговариваясь, твердо и одновременно произнесли:

– Нет!

Старк с Лайной весело хмыкнули.

– Старк, Лайна, и вы туда же! А я все равно не буду шить и ходить на балы! - и она, огорченная, выскочила из комнаты.

– Она что? Действительно собралась продолжить путешествие? - удивился Интар.

– Она еще не побывала в Мории, - пояснила с улыбкой Лайна.

– Лайна, я тут подумал, ты должна отказаться от наследства, а отец найдет тебе опекунов… Почему вы все смеетесь? - удивился он.

Все еще продолжая смеяться, Корн рассказал ему, как тот отдал это распоряжение в бреду.

– Я уже отправил послание Совету, - закончил он, - со дня на день мы ждем ответа.

– Что я еще наговорил в бреду? - устало прикрыл глаза Интар.

Корн с Алаиной с улыбкой переглянулись, Лайна покраснела, а Старк дружески похлопал его плечу:

– Все, Интар, все. И знаешь, что приятно, всю правду.

Когда Интар остался со Старком один в комнате, он спросил:

– Старк, послушай… - он не мог подобрать слов.

– Что, принц Интар не находит слов? Поразительно!

– Старк, ты говоришь со мной, как прежде, - с улыбкой сказал Интар.

– А ты что хотел, чтобы я добавил, "ваше высочество"?

– Нет, Старк, ты знаешь, что нет. Именно этого я и не хочу. Именно этого я и боялся.

Старк присел рядом.

– Послушай, Интар, если бы я не слышал, как ты в бреду повторял это столько раз, я бы, наверное, так и не простил бы тебя. Но ты мучился от этого все эти дни. Так что, - Старк встал и весело добавил, - ты наказал себя сам, и я удовлетворен.

– Подожди, Старк, - схватил Интар друга за руку, - что я еще говорил?

– Как что? Как обычно, всех учил и всем приказывал: "Талина иди туда, Старк встань здесь…", - передразнил Старк его.

– А Лайна?

– Что Лайна? Ругал ее, как всегда.

– Как так? - откинулся со стоном на подушку Интар.

– Очень просто, - не упустил случая поиздеваться над ним Старк. - сказал, что она глупа, дурна и так далее.

– Старк, этого не может быть! - схватился за голову Интар.

– Что не может быть? - спросила, входя Лайна.

Интар так испуганно посмотрел на нее, что она резко обернулась к Старку.

– Что ты сказал ему?

– Что, что, сказал… - пожал плечами Старк, - не правду же ему говорить?

– Так, значит, ты это придумал? - облегченно вздохнул Интар.

– То есть как это придумал, - возмутился Старк, - все, что я сказал, все правда, но… но не вся.

– Вы объясните, что здесь происходит? - строго спросила Лайна.

– Вот он пусть и объяснит, - со смехом сказал Старк и вышел.

– Что он тебе сказал?

– Что я в бреду сказал, что ты глупа… - виновато произнес Интар. - Это правда?

– Да, - спокойно сказала Лайна, но, видя его потрясенный вид, добавила, - еще ты добавил, что я не умею говорить с людьми. Но это правда, Интар. Ты говорил мне это и раньше, я поняла свою ошибку. И мы уже обсудили с тобой все это. Так что не переживай.

– А что еще, что еще я говорил?

– Так, не думай об этом. Ты очень переживал за всех нас, но все уже позади.

Выздоровление шло очень медленно. Раны, хотя и затянулись, вызывали зуд и кровоточили при малейшем резком движении. Алаина с Лайной, не переставая, сменяя друг друга, большую часть времени тратили на то, чтобы втирать в его кожу приготовленные Алаиной тут же, на постоялом дворе мази и притирки. Интар терпеливо сносил все это, хотя Алаина и чувствовала, что ее сыну тягостно вынужденное безделье. Но довольно таки быстро она уловила, что вызвано это присутствием девушки. С тихой улыбкой она наблюдала, как взгляд сына тускнел, когда вместо Лайны в комнату заходила мать. И как тело его напрягалось под ее руками, когда он слышал шаги девушки. Тогда Алаина уступала ей свое место и старалась найти себе занятие за пределами комнаты. И потом, когда Интар уже начал вставать, все чаще, когда не требовалась для поддержки сильная рука Корна или Старка, на прогулки по двору и саду она посылала с ним Лайну. Интар ходил, опираясь на ее руку, и возвращался с гораздо большей неохотой в свою комнату, чем когда гулял с отцом или сестрой. Это было замечено всеми сразу, за исключением разве что Талины. Но Талину в эти минуты старался отвлечь отец или Старк.

Вскоре прогулки и еда сделали свое дело, Интару становилось лучше с каждым днем. Когда он спросил у отца о заседании Королевского Совета, все сочли, что юноша полностью выздоровел.

– Я могу ехать, - сказал Корн, игнорируя его вопрос. - Я пробыл здесь достаточно долго для королевства, хотя надо признать, что твое отсутствие, сын, благотворно повлияло на короля и его Совет. - Он рассмеялся, увидев удивленный взгляд Интра, - Без тебя нам с вышеупомянутом Советом пришлось чуть ли не заново учиться управлять государством. Когда ты вернешься, придется мне проследить, чтобы ты не очень увлекался делами. Ты оказался прав, говоря, что королевство становится слишком зависимым от тебя. Мы это полностью оценили.

– А я еще пенял Атрону, что его советники слишком незаменимы, - улыбнулся Интар.

– Вот, вот, - подвел черту Корн. - Я буду ждать вас не раньше чем через месяц, ну или два. Не спешите.

Уехал Корн, уехала присланная королем Атроном Мита, которая по поручению своего короля-кузена навестила раненого принца и теперь везла в столицу подробнейший отчет и письма Корна и Лайны. Но Алаина не спешила собираться в путь.

Когда же они тронулись в дорогу, оказалось, что Интар еще не так крепок, как казалось. Им пришлось делать довольно таки долгие остановки на постоялых дворах. Богатые поместья они избегали, ибо исполнение королевских обязанностей требовало слишком большое напряжение как физических, так и душевных сил.

Интар уже мог изредка садиться верхом, и опять Алаина с грустью смотрела, как его лошадь неизменно оказывалась рядом с лошадью Лайны. А так как, Талина была где угодно, но только не подле матери, Алаине пришлось довольствоваться обществом Багиса и командира их эскорта.

А Талина не расставалась со Старком. Вынужденная скованность обоих и даже враждебность со стороны Страка утихли во время борьбы с болезнью Интара. Они вместе бегали по поручениям королевы Алаины, вместе собирали травы, резали их и толкли, были радом, когда держали метавшегося в бреду юношу и вместе были вынуждены слушать его бред. Простив Интара, Старк смирился и с Талиной. Их взаимоотношения стали чуть ли не прежними. Они понимали друг друга с полуслова, хотя частенько спорили и ругались, как и раньше. И только разговоры об оружии больше не звучали. И меч Талины не покидал ножн, да и вообще был спрятан подальше. И Старк не присоединялся к тренировавшимся гвардейцам короля. А когда их процессия тронулась в путь, и Талина вышла в мужской одежде, Старк только мрачно глянул и исчез. Появился он рядом только тогда, когда Талина на следующей стоянке переоделась. Они ехали вместе. То впереди отряда, то сзади, искали место привала и первыми разжигали костер. Платье мешало и рвалось, Талина с неожиданным для нее упорством застирывала свои грязные юбки, Алаина и Лайной помогали зашивать ей рваные места, но молчаливый уговор не нарушался.

Когда до Нарта оставалось всего несколько дней, на одной из стоянок Старк присел рядом с Интаром.

– Ну, - сказал он, глядя в сторону, - будем считать, я довез вас до места.

Интар только молча кивнул.

– Куда ты теперь?

– В Арилазу. Говорят, там возникли спорные дела с Сеготом.

– Арилаза маленькая страна, где ей справиться с Сеготом? На той ли стороне ты выступаешь?

– А ты как думаешь?

Интар задумался.

– Сегота от Арилазы отделяет цепь гор. Возможно, у Арилазы есть шансы. А дары моря, возможно, дают неплохую прибыль, раз Сеготу так хочется туда попасть. Думаю, королю Арилазы есть, чем платить.

Они помолчали.

– Старк, если бы я смог, я поехал бы с тобой.

– Я был бы счастлив, Интар, будь ты рядом.

– Я могу попросить твоего отца сообщать мне, когда ты подашь о себе весть?

– Я буду посылать тебе приветы.

Они опять надолго замолчали. Потом Интар еле слышно спросил:

– Старк, а что будет с Талиной?

Старк взвился с места, как ужаленный.

– А что должно быть? Интар? Что должно быть? Проклятье! Она вернется домой. Она… она…

– Она любит тебя.

Старк внезапно обмяк и упал рядом с другом. Он закрыл лицо руками и закачался из стороны в сторону.

– Это безумие, Интар, ты помутился рассудком.

– Ты сам знаешь, что это так.

– Это пройдет, у нее это пройдет, это детская влюбчивость.

– А у тебя?

– Что у меня? - поднял голову Старк. Судорожно втянув в себя воздух, он со свистом теперь рывками выпускал его.

– У тебя это не детская влюбчивость.

– Ты… ты, что этим хочешь сказать? Что… я…

– Старк, это заметно не только мне. Все уже знают об этом.

– О боги! Интар, это невозможно!

– Что невозможно? Любить невозможно? Или знать всем?

– Невозможно! Я не могу любить ее. Она… она еще ребенок…

– Она спасла нас всех.

– …она принцесса…

– Что-то тебе не пришло это как довод в первую очередь.

– Интар, не смейся. Она не для меня. Я же наемник, а она…

– Она все еще может победить тебя… Старк, она не годится для придворной жизни. Она никогда не будет жить в королевском замке. Она для вольной жизни.

– Проклятье, Интар, она же твоя сестра. О чем ты говоришь?! Ты что, хочешь, чтобы она провела свою жизнь в походах, разжигая костры и варя еду в котелках.

– Старк, я не знаю! С одной стороны ты прав, но с другой… Пойми, вы созданы друг для друга. Я твердо знаю, что она не сможет без тебя. А ты? Извини, я не знаю, насколько любишь ее ты, и что для тебя будет лучше. Поэтому я только спрашиваю, что будет с ней?

Старк опустил голову.

– Скажешь ей утром, что я уехал. Я не хочу с ней прощаться.

– Не будь трусом.

– Молчи, Интар, и прошу, сделай это для меня!

– Она тебе никогда этого не простит!

– Может это и к лучшему…

– А для чего? Для чего это лучшее? Старк, уезжай, но скажи ей об этом сам. Сделай это, а то будешь жалеть об этом всю свою жизнь.

Как во сне, пошатываясь, Старк поднялся и пошел прочь. А к Интару подошла Лайна.

– Он найдет ее?

– Не знаю. Надеюсь, что да. Посидишь со мной? - спросил он, беря ее за руку.

Лайна кивнула.

– Сейчас, я только принесу одеяло. Земля стынет. Еще не хватало нам подкинуть миледи двоих чихающих от простуды.

Вскоре они сидели рядом и молчали. Молчали, думая, каждый об одном и том же. О том, уедет ли Старк, не попрощавшись.

Старк наткнулся на Талину случайно. Он все еще ходил как во сне, когда внезапно осознал, что стоит рядом с девушкой и ее матерью. Талина яростно обрывала нитку, борясь с иголкой, Алаина терпеливо утешала ее. Увидев лицо Старка, Талина испуганно вскочила:

– Что с Интаром?

Упоминание имени ее брата привело Старка в чувство. Он опомнился и почтительно поклонился королеве:

– Ваше величество, я пришел попрощаться. Я покидаю вас.

– Старк, право, мне очень жаль…, - начала было Алаина, но, оглянувшись на дочь, примолкла.

Талина сначала покраснела, потом побледнела. По лицу ее пронеслись сразу все чувства, которые ее обуревали. От легкого недоумения, до злости и, наконец, испуга. Как затравленный зверек она переводила взгляд с матери на Старка, потом молча развернулась и пошла прочь.

Алаина кинулась было за ней, но Страк ее опередил. Он в два прыжка нагнал девушку и рывком развернул ее к себе. Ожидая, как обычно, от своей спутницы бурной, шумной реакции, он был совершенно не подготовлен к выражению неописуемого горя на мокром от струящихся слез лице девушки.

– Я вернусь, обещаю, вернусь, - торопливо говорил Старк то, что совершенно не собирался произнести. - А потом я возьму тебя с собой. Вот увидишь! Мы объездим все страны, я не оставлю тебя.

Он прижал девушку к своей груди, и Талина уже рыдала, уткнувшись лицом ему в рубашку. Старк продолжал что-то шептать ей, она подняла голову и он, наклонившись, коснулся губами ее мокрых, соленых глаз.

Когда Талина утихла, Старк растерянно поднял голову. И встретился взглядом с Алаиной.

– Ты говорил с моей дочерью, - строго произнесла Алаина, - чтобы успокоить ее или серьезно.

Талина дернулась было в руках Старка, но он удержал ее. Взгляд его обрел твердость.

– Серьезно, ваше величество. Проклятье, я никогда еще не был так серьезен, как сейчас, - он изумленно мотнул головой, - все встало на свои места. Поверьте, миледи, всего лишь несколько минут назад у меня и мыслей таких не было. Мне было больно от грядущего расставания, я тянул его насколько мог и не мог понять, что меня останавливает, - он запнулся. Потом отстранил Талину и удивленно, словно в первый раз видя ее, заглянул ей в глаза. - Я люблю ее, моего маленького воина. - Он опять крепко прижал к себе счастливую девушку, - но…, - он растерянно взглянул на Алаину, - я знаю, она выдержит со мной все. Но позволите ли вы ей…

Алаина вздохнула.

– Никто не будет ее удерживать, Старк. И я даже не стану говорить, что она еще слишком молода. Она доказала уже на что способна. Но, Старк, есть одно большое препятствие. Она все-таки принцесса. Она не может выйти замуж до совершеннолетия, до достижения восемнадцати лет. А до этого, прости, мы просто не имеем права отпустить ее с тобой.

– О небо, я не мог рассчитывать и на это, - все еще не веря в происшедшее, прошептал Старк.

– Но целый год, - слез как не бывало, Талина уже вскинула на мать просящий взгляд.

– На самом деле, моя дорогая, - мать категорично покачала головой, - проблем будет еще гораздо больше, чем мы сейчас себе представляем. И я думаю, год, срок не слишком большой, чтобы успеть решить все.

– Какие могут быть проблемы, мама?

– Я прямо сейчас могу назвать парочку тех, что решатся быстро, - раздался голос подошедшего Интара, - и парочку тех, что вообще не решатся.

Талина обиженно хмыкнула и прижалась покрепче к любимому.

– Интар, ты поможешь нам? Скажи, что нам делать? - вскинул голову Старк.

– Ну, для начала, просто для соблюдения приличий, спросить разрешение отца…

– Короля! - покраснел Старк, но Талина тут же радостно его успокоила.

– Не торопись, сестренка, тут-то как раз ты ошибаешься. Захочет ли отец расстаться с любимой дочерью? Ведь насколько я понял, вы не собираетесь сидеть всю жизнь во дворце.

– Папа разрешит мне… - но слова брата посеяли сомнение в душе Талины и она беспокойно переводила взгляд с матери на брата и на Старка.

– Не спеши с поспешными выводами, - пожал плечами Интар. - И учти, тут уж я ничем не смогу помочь. Продолжить дальше? - спросил он улыбаясь.

– Нет, - в один голос сказали Старк и Талина.

– Подожди, - продолжил уже один Старк. - Нам еще самим надо будет все обговорить и обдумать. Потом уже мы будем в состоянии выслушать тебя.

– Старк, - Интар дружески сжал плечо друга, - я рад за вас. Все остальное - пустяки.

Они посмотрели друг другу в глаза, руки их встретились в крепком рукопожатии и они обнялись. Обнялись уже как братья. Талина тихонечко взвизгнула от восторга, но тут же поспешно зажала рот рукой. Не пристало ей, уже невесте, вести себя, как девчонке. Но радость переполняла ее и она бросилась на шею брату. Потом к матери, затем к Лайне, стоявшей тут же, рядом с ними.

– Лайна, я так счастлива, - закружила она подругу в восторге. - Мы сыграем свадьбу вместе? Вы подождете нас с Интаром?

Лайна оцепенела. Талина, почувствовав, что сказала что-то не то, испуганно посмотрела на мать. Алаина укоризненно покачала головой. Закусив с досадой губу, Талина решительно посмотрела на брата.

– Ты что, так и не сказал ей ничего?

Интар выглядел не лучше Лайны. Теперь уже он ошарашено переводил взгляд с сестры на Лайну, силился было что-то сказать, но не мог.

Старк сочувственно похлопал его по плечу.

– Замечать чувства других - ты мастак, а вот свои…

– Старк, Талина, - Лайна пришла в себя быстрее Интара и голос ее зазвучал твердо и строго. - Не надо делать поспешных выводов и ставить себя и нас в неловкое положение.

Она повернулась к все еще растерянному Интару.

– Извините, милорд, возможно, мне не следовало вести себя слишком фамильярно, со стороны это вызывает ненужные толки.

Лайна стремительно развернулась и чуть ли не бегом бросилась прочь.

– Господи, Лайна, он же сам говорил, - в отчаянье закричала Талина и бросилась было за ней.

Но Старк перехватил ее.

– Что стоишь, как чурбан, - бросил он Интару, - иди за ней.

Интар послушно, как ребенок, двинулся в том направлении, куда исчезла Лайна. По мере того, как он шел, в глазах стала появляться осмысленность.

Он нашел Лайну, укладывающую одеяло, на котором они сидели, в походный тюфяк. Интар взял ее руку, Лайна спокойно смотрела на него.

– То, что сказала Талина…, - начал Интар смущенно.

– Интар, - Лайна не отвела взгляда, а, наоборот, глядела ему прямо в глаза, - давай забудем ее слова. И давай вести себя соответственно нашему положению. Путешествие подошло к концу. Мы уже не Орни и невежественная девчонка. Ты принц, я буду твоей подданной. Мы не можем называть друг друга на "ты" и сидеть рядышком на одном одеяле. - Она печально вздохнула. - Ваша болезнь прошла, милорд, вам уже не нужна сиделка.

– Лайна, о чем ты говоришь?! - прошептал потрясенно Интар. - Я не хочу забывать слова Талины, я не хочу видеть тебя придворной дамой. Я не хочу поправляться и хочу, чтобы ты всегда была рядом, я хочу звать тебя "любимой" и всю жизнь чувствовать твою руку в своей. Я люблю тебя, Лайна. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

И тут Лайна не выдержала. Закрыв лицо руками, она судорожно всхлипнула. Интар решительно отнял ее руки от лица. Провел рукой по волосам, с жадностью вглядываясь в ее лицо.

– Ты никогда бы не стала женой Альтама, я убил бы его.

– Я стала бы женой Альтама, чтобы спасти тебя, - прошептала она сквозь слезы.

– Я видел это по твоим глазам. И не мог вынести этого.

– Я умерла бы, если умер бы ты.

И это было ее признанием в ответном чувстве. Интар притянул ее к себе, и она утонула в его объятиях.

С явным облегчением появилась рядом Талина. Старк пытался оттянуть ее назад, чтобы не мешать двум влюбленным, но Талина упрямо не соглашалась.

– Лайна, - заявила она, когда брат и Лайна обратили, наконец, на нее внимание. - Почему ты убежала? Ты ведь знала, что он любит тебя. Мы все знали.

– Что означают твои слова, Талина? - немного растерянно спросил Интар. - Я ждал, когда Королевский Совет утвердит опекунов Лайны и только тогда собирался сказать ей о своих чувствах. Раньше я не имел права просить ее руки. Это было бы невозможно.

Талина презрительно хмыкнула, закатив глаза в притворном ужасе. Хотела уже произнести что-то язвительное, когда Лайна, смущенно улыбаясь, торопливо не произнесла:

– В бреду. Ты говорил это в бреду.

Интар быстро взглянул на ухмыляющегося Старка.

– Так вот что ты имел тогда в виду. - Он повернулся к Лайне, - это не был бред, это была правда.

– И у вас будет свадьба вместе с нами, - закончила торжественно Талина.

– Талина! - разом воскликнуло несколько голосов.

– А что? - возмутилась девушка. - Я прекрасно знаю, что вы сейчас начнете говорить. Надо сделать то, надо ждать этого. Надо обсудить с этой стороны, теперь с другой…

– Правильно, - поддержала на этот раз дочь Алаина. Она, наблюдая за детьми немного со стороны, теперь решила вмешаться. - Интар, на твоем месте, я забыла бы на время о государственных делах.

Интар задумчиво кивнул.

– Может, мы останемся, и подождем здесь, пока Королевский Совет окончит все формальности. Потом я смогу торжественно ввести свою невесту в столицу.

– А я своего жениха, - радостно поддержала его Талина.

– Ну, уж нет, - Старк категорически покачал головой. - Ввести торжественно можно только невесту. Женихов же встречают. Ты будешь торжественно встречать меня, когда я вернусь?

– Ты все-таки едешь?

– Я должен подзаработать.

– Ах!…

– Ты должна подрасти.

– Нет!…

– Ты должна повзрослеть.

– Ну да, ты хочешь, чтобы тебя встречала чопорная дылда.

– Нет, - рассмеялся Старк. - Оставайся такой же. Но на год постарше.

– Я не ребенок!

– Я не это имел в виду.

Небольшая стоянка плавно переросла в праздник помолвки Талины и Старка. Открылись запасливо припрятанные бутылки вина, и весь отряд поднимал свои походные кружки в честь жениха и невесты. И хотя про Интара с Лайной не было сказано ни слова, чужестранка не имела права быть невестой принца Илонии, после каждого тоста в честь Талины и Старка, все обращали свой взор на вторую пару, мысленно произнося тост и в их честь.

Торжественные церемонии ждали их там, в Нарте. Не скоро и не без препятствий. Они уже сейчас предвидели многие из них. Но в данный час они отмечали не только окончание своего путешествия в жизнь, но и начало новой жизни.


Глава 6. | Илония | Глава 1.