home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



X

Детлеф обсуждал декорации с архитекторами кронпринца Освальда. Кронпринц сумел договориться о приобретении настоящей крепости Дракенфелс, намереваясь поставить пьесу в ее главном зале. Преимущества были очевидны, но и отрицательные стороны тоже. Некоторые части замка необходимо было восстанавливать до первоначального состояния, а другие – переделывать под гримерные, склады декораций и жилье для актеров. В главном зале нужно было соорудить сцену. Сначала Детлефа привлекла идея сделать так, чтобы пьеса развивалась в реальном времени, чтобы зрители следовали за персонажами, пока те добираются до крепости, и затем уже входят внутрь нее. Но такой план слишком напоминал «Историю Сигмара», и Освальд не согласился бы на него.

Кроме того, поскольку лишь наиболее важных граждан Империи удостоят чести, пригласив на представление, зрителей ожидается немного и они, скорее всего, окажутся не первой молодости. Будет достаточно непросто доставить скрипучих от древности сановников в крепость по полого поднимающейся вверх дороге, которая во времена Освальда была непроходимой и охраняемой демонами, что уж говорить о вьющейся на головоломной высоте тропе, которой воспользовались тогда искатели приключений. Даже если бы актеры Детлефа согласились на такой риск, весьма вероятно, что какой-нибудь верховный жрец или лорд-камергер кувырнулся бы с отвесных скал, на вершине которых стояла крепость.

Это единственное представление, оно станет венцом его карьеры. Но тем не менее, Детлеф намеревался подготовить менее пышную версию пьесы, подходящую для обычных театров. Он не видел причин, почему бы «Дракенфелсу» не войти в репертуар каждой труппы в Империи, при условии, что ему станут платить приличные авторские. Он уже велел Гуглиэльмо выгнать шпионов из альтдорфского театра, где пьеса после разрекламированной премьеры могла бы идти с большим успехом. К ней уже проявлялся большой интерес, не без помощи кронпринца, сделавшего очень многое, чтобы опровергнуть плохую репутацию Детлефа. Детлеф ожидал интересного предложения от какого-нибудь знатного дома, что позволило бы ему поставить свою пьесу собственными силами и самому сыграть главную роль. В данный момент он склонялся к театру Ансельмо с Брейхтштрассе, но более экспериментаторский Храм Драмы шел с ним ноздря в ноздрю. Театр Ансельмо несколько переусердствовал в постановке второстепенных работ Таррадаша для бюргеров и торговцев, которые приезжали в Альтдорф и чувствовали себя обязанными, раз уж оказались в городе, сходить подремать на какой-нибудь спектакль.

Детлеф мельком просмотрел наброски архитекторов и поставил на них свои инициалы. Он был удовлетворен их предложениями, хотя все равно ему придется самому отправиться в Дракенфелс, прежде чем принять окончательное решение. В конце концов, теперь это должно быть безопасно. Великий Чародей мертв уже двадцать пять лет.

– Детлеф, Детлеф, проблема...

Это в кабинет Детлефа вперевалку зашел Варгр Бреугель с обычным для него выражением вечной обеспокоенности на лице. Проблема есть всегда. Само драматическое искусство есть не что иное, как умение успешно решать проблемы, игнорировать их или избегать.

– Что на этот раз? – вздохнул Детлеф.

– Насчет роли Менеша...

– Я, по-моему, рекомендовал вам остановиться на Гесуальдо. Я доверяю вам в вопросах, касающихся гномов, вы же знаете. Вы же должны быть знатоком в этом.

Бреугель переминался с ноги на ногу. Он был не настоящим гномом, но низкорослым потомком родителей-людей. Детлефу думалось порой, что в происхождении его доверенного помощника не обошлось без прикосновения варп-камня. У множества людей из театрального мира имеется капля-другая Хаоса в душе. Да и у самого Детлефа на левой ноге был лишний мизинец, который его расстроенный папаша ампутировал лично.

– Существует некоторое недовольство вашим утверждением на роль тилейского комика, – сообщил Бреугель, взмахнув длинным бумажным свитком в кляксах и помарках. – Об этом стало известно, и часть гномов Альтдорфа подали эту петицию. Они протестуют против того, что все гномы в пьесе представлены в комическом ключе. Менеш для гномов – великий герой.

– А как насчет предателя Ули? Он тоже великий герой для гномов?

– Ули, как вам хорошо известно, не был настоящим гномом.

– Ну так в нем и не слишком много комедийного, верно? Я не могу учитывать все идущие за спиной разговоры.

Бреугель, казалось, был возмущен.

– Мы не можем позволить себе ссориться с гномами, Детлеф. Слишком много их работает в театре. Вы же не хотите, чтобы забастовали рабочие сцены. Лично я ненавижу высокомерных ублюдков. Знаете ли вы, каково это – когда вас выгоняют из таверны за то, что вы гном, хоть на самом деле вы им не являетесь, а потом гонят из кабака для гномов за то, что вы не настоящий гном?

– Простите, дружище. Я не подумал.

Бреугель немного успокоился. Детлеф взглянул на неудобочитаемую петицию.

– Ладно, скажите им, что я обещаю не делать из Менеша потехи. Смотрите, вот, я убираю...

Детлеф разорвал несколько уже и без того отвергнутых им страниц. По чистой случайности петиция оказалась в их числе.

– Все, больше никаких незаслуженных острот. Удовлетворены?

– Вообще-то есть еще одно возражение против Гесуальдо.

Детлеф стукнул кулаком по столу.

– Что еще? Им что, неизвестно, что гениям нужен покой в душе, чтобы творить?

– Мы смотрели однорукого актера-гнома. Он настаивает, что должен получить эту роль, что только он сможет ее исполнить.

– Но Менешу руку оторвали в самом конце. Я полагаю, мы сумеем устроить какой-нибудь хитрый трюк с фальшивой рукой, набитой свиными потрохами, и получим убедительную сцену ужаса. Но ему никогда не удастся отыграть целую драму так, чтобы публика не заметила негнущуюся и неподвижную руку. Кроме того, этот идиот по меньшей мере лет на двадцать старше, чем нужно для роли.

Бреугель фыркнул:

– Так и должно быть, Детлеф. Он и есть настоящий Менеш!


предыдущая глава | Женевьева 1: Дракенфелс | cледующая глава