home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА XXVIII

Альдос так и не добился от Мак-Дональда, спал ли он хоть сколько-нибудь за всю эту ночь, Спустя некоторое время после полуночи он пошел навестить его и нашел старого горца прислонившимся спиной к камню и бодрствовавшим,

— Я все равно не буду спать! — прошептал он, когда Альдос заставлял его прилечь. — Походить взад и вперед еще могу, а уж заснуть — нет, Джонни, уж извините! Не смогу.

В этот час вся долина была ярко освещена звездами.

— Отоспимся послезавтра! — сказал Мак-Дональд с такой решительностью в голосе, что у Альдоса похолодела кровь.

— Так вы уверены, что они уже завтра на нас нападут?

— Да. Ведь это та самая долина, Джонни, на которой стоят и наши хижины. Она— изогнулась, как подкова. Вот с этой самой вершины мы сможем увидеть их, с какой бы стороны они ни подъезжали. Они должны направляться к хижинам. Там, вот под этой скалой, есть маленькое укромное местечко. Вы не могли его заметить, когда объезжали его, но оно дало бы нам преимущество перед ними шагов на двести. Мы могли бы пропустить их мимо себя на двести шагов и затем…

Он выразительно повел плечами и при свете звезд Альдос увидел на его лице улыбку.

— Ну, это совсем было бы похоже на убийство! — испугался Альдос.

— Почему? — возразил Мак-Дональд. — Это была бы простая самозащита! Если мы так не поступим, Джонни, если мы не нападем на них первыми, то случится то же самое, что произошло здесь сорок лет тому назад. И именно с Иоанной!

— На двести шагов!.. — возмущался Альдос, стискивая зубы. — Но ведь там было пятеро на одного!

— Прежде всего они войдут в избушки, — продолжал Мак-Дональд, — На некоторое время двое или трое останутся у лошадей и в первую очередь мы примемся за них. Заслышав наши выстрелы, те выбегут из избушек — и все готово! Вы не промахиваетесь, Джонни, на двести шагов?

— Нет, не промахиваюсь.

— В таком случае я пойду, немножко разомнусь.

И Мак-Дональд ушел.

Два часа Альдос. оставался один. Он знал, почему Мак-Дональд не мог заснуть, и догадывался, куда он ушел теперь. Он представлял себе его сидевшим при свете звезд у своей старой избушки и разговаривавшим с тенью Джен. И все эти два часа он старался убедить себя, что то, что должно случиться завтра, действительно необходимо.

Было уже три часа, когда возвратился Мак-Дональд. В четыре часа Альдос разбудил Иоанну. В пять они позавтракали, и Мак-Дональд стал собираться куда-то с подзорной трубой. Альдос заметил, что несколько минут Иоанна разговаривала с ним наедине, и что глаза ее заблестели; вообще она была особенно внимательна к тому, о чем он с ней вел разговор. Значение этого оставалось неясным для Альдоса до тех пор, пока она сама не стала просить его отправиться вместе с Мак-Дональдом.

— Ум хорошо, а два лучше, Джон, — говорила она ему, — а я здесь в полной безопасности. Все время я буду видеть вас, а вы будете видеть меня, если я от вас не сбегу.

И она весело расхохоталась.

— Ведь я здесь в безопасности, Дональд? — обратилась она к старику.

— В совершеннейшей безопасности, — ответил он, — но только в полном одиночестве.

Иоанна приблизила губы к уху Альдоса.

— Мне необходимо, миленький, остаться ненадолго одной, — зашептала она ему с такой таинственностью, которая устраняла с его стороны всякую возможность расспрашивать и заставила его покорно отправиться вместе с Мак-Дональдом.

За несколько минут они добрались до того места на горе, с которого, по словам Мак-Дональда, могли видеть всю долину и ту щель, сквозь которую прошли вчера вечером. Утренний туман еще расстилался внизу, но по мере того, как он под действием солнца начинал таять, перед Альдосом и Мак-Дональдом стала разворачиваться великолепная панорама. И когда, наконец, перед ними показались даже самые отдаленные места, то Мак-Дональдом стало все больше и больше овладевать разочарование. Полчаса после того, как рассеялся туман, он не говорил и не отводил глаз от подзорной трубы. В миле от себя Альдос увидел трех оленей, пересекавших долину, а немного позже на зеленом лугу заметил какую-то движущуюся массу, в которой узнал медведя. Он не заговаривал с Мак-Дональдом, пока тот не отвел глаз от трубы.

— Я осмотрел всю долину на восемь миль в окружности, — обратился он к Альдосу, — и должен сказать, что не заметил на всем этом пространстве ни единой души. А я воображал, Джонни, что они будут здесь уже сегодня!

Альдос то и дело оборачивался назад в сторону своего лагеря. Два раза ему удалось увидеть Иоанну. Теперь же он посмотрел туда в подзорную трубу. Ее не было нигде. С некоторой тревогой он передал зрительную трубу Мак-Дональду.

— Я не вижу Иоанны! — забеспокоился он.

Мак-Дональд взял подзорную трубу. Пять минут он обозревал лагерь, затем медленно перевел ее на запад, сразу опустил и слегка вскрикнул.

— Джонни, — обратился он к Альдосу, — она только что вошла в проход! Как только я нашел ее, она тотчас исчезла!

— Вошла?.. В проход?.. — ужаснулся Альдос, вскочив на ноги. — Мак!..

Мак-Дональд тоже вскочил и стал рядом с ним.

И вдруг он расхохотался таким смехом, который мог разубедить хоть кого угодно.

— Она провела нас, — все еще продолжал он смеяться. — Она оставила нас в дураках! Ведь я сам, сам лично рассказывал ей, где находится у прохода пещера и как в нее попасть! Она даже расспрашивала меня, сколько потребуется времени, чтобы туда пройти и вернуться обратно, и я откровенно сообщил ей, что на каждый конец Потребуется не более получаса. Она побежала в пещеру, Джонни!

Говоря это, он все время смотрел в подзорную трубу, а Альдос стоял и с удивлением и некоторой боязнью посматривал в сторону прохода.

— В таком случае пойдемте за ней! — добавил Мак-Дональд. — Куэд и Ранн все равно не придут сюда раньше, чем через два или три часа, так что еще успеем.

И он снова расхохотался.

— А здорово она провела нас, Джонни! — продолжал он. — Так провела, что лучше и не надо. Но что за дух у этой женщины, что за дух! Пойти туда одной!..

Альдосу хотелось бежать со всех ног, и он едва сдерживал себя, чтобы равняться с Мак-Дональдом. Сердце его было полно предчувствий, когда они торопливо спустились с горы и пересекли долину. Но как бы скоро они ни бежали за Иоанной, это мало утешало Альдоса. Она опередила их на полчаса, когда они еще только дошли до устья прохода. Полчаса они шли по этому проходу между двух больших гор, пока, наконец, Мак-Дональд не указал ему вперед и не воскликнул:

— А вот и пещера!

На душе у Альдоса стало легче. Они увидели вход в пещеру еще за двести шагов. Это было широкое, но низкое отверстие в совершенно отвесной северной стене прохода, и перед ним, точно вытекавшая из пещеры река, лежала полоса белого мягкого песка, похожая на громадную шкуру зверя, разостланную среди хаотически разбросанных щебня и камней. С первого же взгляда Альдос догадался, что когда-то сквозь эту пещеру протекала подземная река. Мягкий песок заглушал их шаги, когда они подошли совсем близко. У самого входа в пещеру они немного задержались. Внутри было достаточно светло. Как раз посредине они увидели Иоанну. Она стояла на коленях спиной к ним, не замечая их.

Они подошли к ней почти вплотную, когда она, наконец, их услышала. Сильно испугавшись и вскрикнув, она вскочила на ноги, и Альдос с Мак-Дональдом увидели, что она там делала. Из белого песка еще торчал тот сосновый столб, который Мак-Дональд вкопал около могилы сорок лет тому назад. Вокруг него и могилы были теперь насажены горные астры и гиацинты, которые Иоанна принесла с собой. Ни слова не говоря, Альдос взял ее за руку и долго вместе с ней смотрел на могилу. А затем обернулся немного и увидел, что Дональд зашагал обратно к выходу и выглянул из пещеры на горы. Через несколько минут старик вернулся обратно, и Альдос заметил у него на лице какое-то странное и совсем не подобавшее этому месту вечного успокоения выражение. Он подошел к нему. Иоанна тоже.

— Если я не ошибся, Джонни, — сказал Мак-Дональд, — то я слышал сейчас ружейный выстрел!

Они все трое прислушались.

— Вот там, в той стороне! — указал Мак-Дональд на юг. — Не лучше ли нам, Джонни, поскорее вернуться к себе в лагерь?

Он со всех ног бросился вперед, за ними последовали Альдос с Иоанной.. Она задыхалась от волнения и возбуждения, но вопросов не задавала. Мак-Дональд стал прямо перепрыгивать с камня на камень, на ровных же местах он просто бежал. Он добежал до края долины шагов на четыреста или на пятьсот раньше их, и пока они подходили к нему, рассматривал местность в подзорную трубу.

— С этой стороны их нет! — крикнул он им. — Они идут с другого конца долины, со стороны противоположного колена!

Он с треском сложил свою трубу и повесил ее через плечо. Затем указал на лагерь.

— Отведите Иоанну туда! — скомандовал он. — Наблюдайте за проходом, по которому мы шли, и ожидайте моего возвращения. Я взойду на эту гору и осмотрю местность!

Последние слова он бросил уже через плечо, так как бегом побежал по скату долины. Только один раз за всю жизнь Альдос видел такую быстроту — это в тот вечер, когда на Иоанну было совершено нападение. Он был убежден, что Мак-Дональд нисколько не сомневался в выстреле, а выстрел мог значить только одно — близость Мортимера Фиц-Юза и Куэда. Почему они предпочли подойти к ним именно с той стороны, он уже не задавал себе этого вопроса, так как со всех ног спешил с Иоанной к лагерю. Пока они бежали, Дональд уже преодолел две трети расстояния к горе. Альдос посмотрел на часы, и странная дрожь пробежала по всему его телу. Ведь всего только какой-нибудь час прошел с тех пор, как они оставили гору, чтобы отправиться за Иоанной, а за такое время для врагов было бы совершенно невозможно преодолеть даже и трети того расстояния в восемь миль, которое обозревал Мак-Дональд в подзорную трубу. Значит, Мак-Дональд просто ошибался! Звук выстрела, если только то был он, должен был бы долететь до них совсем с другого направления!

Он хотел крикнуть об этом Мак-Дональду, предупредить его, но тот был уже далеко. Кроме того, если это предположение верно, то все равно Мак-Дональду в том направлении опасность не угрожала. Она приближалась к ним с севера, из-за того обрыва, под которым раздавался рев водопада. Альдос посмотрел на Иоанну. Она следила за каждым его движением и часто дышала.

— Пока Мак-Дональд обозревает окрестности, — обратился он к ней, — давай исследуем обрыв! Нет ли их под ним?

Иоанна последовала за ним в нескольких шагах позади. По мере приближения к водопаду рев воды доносился громче. После того, как перестали попадаться крупные камни под ногами, почти сплошь покрывавшие землю, шагах в двадцати от края пропасти Альдос взял Иоанну за руку. Они подошли к самому краю и заглянули вниз. Футах в пятидесяти под ними, узко сжатый между двумя отвесными скалами, поднимавшимися, как стены, бежал ручей, и, падая вниз, ревел. Вдруг Альдос услышал испуганный крик Иоанны. Она крепко вцепилась ему в руку и точно зачарованная смотрела вниз. Сбегая как по мельничному лотку, вода пенилась, точно взбитое мыло. Из-под этой пены там и сям вываливались острые подводные камни, казавшиеся громадными чудовищами, затеявшими в этом месте какую-то дикую игру, волновавшими воду и рычавшими. Дальше камней было намного меньше. Когда Альдос всматривался во все эти места, Иоанна вдруг вскрикнула еще громче, оттащила его от обрыва и указала ему в сторону палатки.

Из-за камней кто-то вышел. Это была женщина. Ее волосы дико развевались и были черны, как вороново крыло. Она бросилась прямо к палатке, приподняла полу и заглянула внутрь. Затем обернулась и громко и жалобно стала кричать. Увидев Альдоса и Иоанну, она со всех ног побежала к ним. Они тоже бросились к ней навстречу. Вдруг Альдос остановился и, боясь за Иоанну, взял наперевес ружье и посмотрел в сторону камней, из-за которых появилась женщина. Но тут же оба узнали ее. Это оказалась Мари, та самая женщина, которая в Желтой Голове разъезжала на медведе и благодаря которой Мортимер Фиц-Юз купил Джо Дебара!

Задыхаясь от усталости и волнения и в то же время рыдая, она подошла к ним заплетающейся походкой. Некоторое время она не могла произнести ни слова. Платье на ней было в клочьях, лиф был так разорван, что обнажал шею и плечи; все лицо и грудь были в крови, черные глаза блуждали, как у безумной. Она никак не могла пересилить в себе одышки и то и дело хваталась за Иоанну и поглядывала на Альдоса. Она указывала на скалы, в хаотическом беспорядке нагромоздившиеся между палаткой и ущельем, на дне которого ревел водопад, и вдруг сразу заговорила:

— Они идут! Они идут! — закричала она, точно в истерике. — Они убили Джо, они замучили его и теперь идут сюда, чтобы убить и вас!

Она прижала руку к груди, а затем указала на ту гору, куда ушел Мак-Дональд.

— Они увидели его, — продолжала она, — и послали туда двух человек, чтобы подстрелить его, а все остальные идут сюда вот через эти скалы.

А затем, громко зарыдав, она бросилась к Иоанне.

— Они убили Джо, — застонала она. — Они убили Джо и теперь идут сюда, чтобы схватить живьем вас!

Выражение, с каким она произнесла эти последние слова, точно молотом ударило по голове Джона Альдоса.

— Беги скорее в кустарники! — обратился он к Иоанне. — Беги туда и спрячься там скорее!

Мари бросилась к ногам Иоанны и, зарыдав, закрыла лицо руками и закачалась всем телом.

— Они убили его, они убили моего Джо, — причитала она. — И это все я, я одна виновата! Я втянула его в это дело! Я предала его! Но ведь я же любила, любила его!

— Беги же, Иоанна! — крикнул Альдос во второй раз. — Как можно скорее беги в кусты!

Вместо того, чтобы подчиниться ему, Иоанна опустилась на колени перед Мари.

Он подошел к ней, чтобы убедить, но это ему не удалось: точно груда холодного свинца вдруг сдавила ему сердце. Со стороны горы, куда прямо на верную смерть отправился старый Дональд, вдруг послышался острый, короткий выстрел, затем другой и третий, — такие, точно кто-то щелкнул в воздухе длинной плетью, и он понял, что это стрелял не Мак-Дональд.

А затем он увидел, как на скалах из-за палатки появилось вдруг сразу несколько человек.


ГЛАВА XXVII | Погоня | ГЛАВА XXIX