home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Перед тем, как отправится в казарму, Павел заглянул в солдатское кафе.

Как и в любой другой воскресный день народу в маленьком заведении набилось – не протолкнуться. Все столики были заняты, люди сидели на чем придется: на ящиках, на спинках стульев, на коленях товарищей; барную стойку заслонили плотно сомкнувшиеся спины, покатые, угрюмые и неприступные.

– Эй, Писатель! – окликнули Павла, едва только он вошел. – Давай к нам!

Павел узнал Жана-Карапуза из первого взвода, подошел, пожал ему руку, кивком поздоровался с его товарищами:

– Нет. Я домой.

– А ты что, выписался?

– Да. Только что.

– Ну, это надо отметить! – Жан потянулся к стакану, в котором было налито что-то мутное и пенящееся, наверное, какой-нибудь французский коктейль. Павел покачал головой:

– Не буду, спасибо. Но если хочешь, приходи через час в казарму.

– Ага! – Жан устремил палец Павлу в лицо, прищурился, словно прицелился. – Ты сам пригласил!

– Загляни. Буду ждать, – он дружески хлопнул Карапуза по плечу. Отошел от столика, попытался пробиться к стойке, но не смог, зашел сбоку, где было посвободней, протиснулся кое-как, хлопнул ладонью по стене, привлекая внимание бармена.

– Да?

– Мне бы что-нибудь покрепче, – Павел заговорщицки понизил голос.

– Сколько? – загорелый курчавый бармен, глядя в пустоту, взбалтывал шейкер.

– Ящик.

– Ого! – шейкер остановился. – В кредит не торгуем.

– Плачу сразу…

Продавать крепкие напитки в солдатском кафе запрещалось. В меню значились всевозможные соки, чай, кофе, безалкогольное пиво, тропический коктейль и еще какая-то бурда, но ничего спиртного. Бутылки из-под виски, джина и водки, стоящие на полках, были лишь украшением. Но даже их перед прибытием какой-нибудь высокой комиссии приходилось убирать – так, на всякий случай.

Тем не менее, несмотря на запрет, здесь можно было получить почти все, что позволялось гражданскими законами: пиво, водку, текилу, марихуану. Цены, конечно, покусывались, но ведь никто не покупал здесь спиртное литрами. Обычно посетители брали выпивку небольшими дозами, грамм по пятьдесят.

– Ящик? – переспросил бармен. Похоже, у него были проблемы с пониманием английского, да и говорил он с сильным акцентом.

– Нууу… – Павел поразмыслил, – Ящик, пожалуй, многовато будет. Да и как я его потащу?.. Водка есть? Давай пять бутылок!

– Русский? – спросил бармен. Павел решил, что он интересуется, какую водку нести, подтвердил:

– Да, давай русскую, если есть.

– Я говорю, ты – русский?

– А!.. Ну да… А что?

– Я так и думал, – удовлетворенно сказал бармен и поставил шейкер на стойку. – Сейчас принесу.

Он никуда не ушел. Лишь нагнулся, присел, скрывшись из вида, загремел чем-то: то ли открывал потайной люк в полу, то ли просто двигал ящики. Секунд через тридцать снова появился, отдуваясь, держа бутылки, будто дрова, в охапке. Оглядел заполненное людьми помещение, убедился, что все здесь свои, придвинулся к стойке:

– Бери. Прячь скорей.

Павел поочередно принял тяжелые бутылки, похожие на выстрелы для гранатомета. Две запихал в рукава – одну в правый, другую в левый. Две положил в карманы. Одну сунул за пазуху. Подогнул руки, прижал бутылки локтями. Снова почувствовал себя неловким, скованным, словно опять надели на него жесткий корсет, забинтовали, налепили гипс…

– Деньги! – бармен протянул руку.

Павел, изогнувшись, полез за деньгами в нагрудный карман, двумя пальцами вытащил пачку купюр:

– Отсчитай сам.

Зарплату он получал исправно, каждую неделю. Наличными. Даже когда лежал в больнице. А поскольку тратить деньги было не на что, то сумма скопилась немаленькая.

– Сдачу оставь себе, – Павел мог позволить себе такую щедрость.

– Ты настоящий русский! – заявил бармен, засовывая Павлу в карман оставшиеся купюры.


предыдущая глава | Идеальный враг | cледующая глава