home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

Ранний рассвет

Можно было не сомневаться, что они будут настолько точны, насколько это позволяли их электронные часы. Райану показалось, что он едва успел закрыть глаза, как послышался чуть слышный стук в дверь, заставивший его оторвать голову от подушки. Затем наступил короткий момент замешательства, обычный для любого, кто просыпается вне своего дома: где я? Первая промелькнувшая разумная мысль напомнила, что в прошлом ему снилось много снов и, может быть… И тут же за этой мыслью последовала другая, чётко давшая понять, что худшим из снов является реальность. Он находился в незнакомом месте, и объяснить это как-нибудь по-другому было невозможно. Свирепый торнадо унёс его в мир ужаса и замешательства, потом бросил сюда, и это был не Канзас и не страна Оз[4]. Лучшее, что он осознал после нескольких секунд, пока пытался сориентироваться, заключалось в том, что у него не было головной боли от недостатка сна, чего он боялся, и что он чувствовал себя не таким усталым.

— О'кей, я проснулся, — сказал Райан в сторону деревянной двери. Затем он понял, что рядом с его комнатой нет ванной и что ему придётся выйти в коридор. Он так и поступил.

— Доброе утро, господин президент. — Молодой агент, которому хотелось казаться старше, вручил ему халат. И это тоже относилось к обязанностям ординарца, но единственный морской пехотинец, которого увидел Райан в коридоре, стоял, вооружённый пистолетом. Джек подумал, что ночью произошёл, по-видимому, спор между Секретной службой и корпусом морской пехоты за право быть рядом с новым верховным главнокомандующим. Затем он с удивлением обнаружил, что надевает свой собственный халат.

— Ночью мы привезли кое-какие вещи, которые могут вам понадобиться, — шёпотом объяснил агент, а другой передал Райану поношенный темно-бордовый домашний халат, принадлежащий Кэти. Выходит, кто-то сумел проникнуть ночью в их дом, понял Джек, поскольку он никому не передавал ключей, и сумел к тому же отключить сигнализацию. Он бесшумно вернулся в спальню, положил халат возле Кэти и снова вышел в коридор. Третий агент провёл Райана по коридору в пустую спальню. Там на спинке кровати висели четыре его костюма вместе с четырьмя рубашками — судя по внешнему виду, все были тщательно отглажены, — а также полдюжины галстуков и всё остальное. Внезапно Райан почувствовал, что его сотрудниками, пошедшими на это, руководило не столько желание угодить ему, сколько глубокое сочувствие. Они знали — по крайней мере имели представление — о том, как ему трудно, и потому сделали все, что могли, чтобы облегчить его жизнь, причём с таким отчаянным стремлением сделать это как можно лучше. Кто-то даже начистил все три пары его чёрных ботинок до такого блеска, какого можно достичь только в корпусе морской пехоты. Ещё никогда ботинки не выглядели так хорошо, подумал он, направляясь в ванную комнату — там, разумеется, он обнаружил все свои туалетные принадлежности, вплоть до куска мыла фирмы «Зест». А рядом была аккуратно разложена косметика Кэти; Никто не считал, что быть президентом очень просто, но теперь Райана окружали люди, полные решимости облегчить его жизнь и устранить все препятствия, если это им под силу.

Тёплый душ помог расслабить его усталые мышцы, зеркало запотело, но это даже облегчило процесс бритья. К 5.20 утренняя процедура была закончена, и Райан спустился по лестнице. За окном, во дворе, он увидел шеренгу морских пехотинцев в камуфляжных комбинезонах, охранявших дом, в котором он провёл ночь. При каждом выдохе у них изо рта вырывалось маленькое белое облачко. Охранники внутри дома при виде его вытягивались по стойке смирно. Он и его семья проспали ночью несколько часов, но больше никому спать не пришлось. Это нужно запомнить навсегда, подумал Джек и направился в кухню, руководствуясь вкусными запахами, доносящимися оттуда.

— Смирно! — скомандовал старшина морской пехоты тихим голосом, стараясь не разбудить спящих на втором этаже детей, и по лицу Райана впервые после вчерашнего ужина промелькнула улыбка.

— Вольно, морские пехотинцы. — Президент направился к кофейнику, но капрал опередил его. Прежде чем передать ему чашку кофе, капрал добавил туда именно столько сливок и сахара, сколько обычно клал Джек. По-видимому, и здесь кто-то ночью был занят работой.

— Все находятся в столовой, сэр, — доложил старшина.

— Спасибо, — поблагодарил его Райан и направился в столовую.

Сидящие за столом выглядели устало, и Райан почувствовал себя неловко из-за своего лица, свежего после душа и бритья. И тут он увидел кипу приготовленных ими документов.

— Доброе утро, господин президент, — сказала Андреа Прайс. Присутствующие начали подниматься из-за стола. Райан жестом остановил их и обратился к Мюррею.

— Дэн, — начал президент, — что стало известно за ночь?

— Два часа назад мы обнаружили тело пилота и легко опознали его. Фамилия — Сато, как и предполагалось. Очень опытный лётчик. Продолжаем поиски второго пилота. — Мюррей сделал паузу. — Сейчас проверяют наличие наркотиков в теле пилота, но меня удивит, если их обнаружат. Департамент безопасности на транспорте увёз записывающее устройство — его нашли примерно в четыре утра и сейчас ведётся расшифровка записей. Из развалин извлечено больше двухсот трупов…

— Как относительно тела президента Дарлинга? Прайс отрицательно покачала головой.

— Оно ещё не найдено, — ответила она. — Та часть здания полностью разрушена, и принято решение подождать до рассвета, прежде чем поднимать крупные обломки.

— Кто-нибудь уцелел?

— Только те три человека, что находились внутри здания в момент катастрофы.

— О'кей. — Райан тоже покачал головой. Эта информация была важной, но не относилась к сути дела. — Что ещё?

Мюррей посмотрел в свои записи.

— Самолёт вылетел из международного аэропорта Ванкувера в провинции Британская Колумбия. Пилот передал руководители полётов фальшивый маршрут в Хитроу, в Лондон, полетел на восток и в 7.51 по местному времени покинул воздушное пространство Канады. Всё было как обычно и не вызвало никаких подозрений. Мы полагаем, что некоторое время он продолжал полёт по этому маршруту, затем изменил курс и направился на юго-восток, в сторону Вашингтона, округ Колумбия. На подлёте он обманул службу контроля за полётами.

— Каким образом?

Мюррей сделал жест в сторону незнакомого Райану человека.

— Господин президент, я Эд Хатчинс из Федерального агентства безопасности на транспорте. Это было нетрудно. Пилот передал по радио, что он из авиакомпании КЛМ и совершает чартерный рейс в Орландо, затем сообщил об аварии на борту самолёта. В случае аварии в воздухе наши люди обязаны как можно быстрее посадить авиалайнер. Это был пилот, отлично знакомый с нашей системой управления полётами. Мы оказались бессильны перед ним, — закончил он, словно оправдываясь.

— На плёнке «чёрного ящика» записан голос только одного человека, — добавил Мюррей.

— Как бы то ни было, — продолжал Хатчинс, — у нас есть записи радиолокаторов. Он симулировал полет самолёта с неисправными двигателями, попросил, чтобы его направили для аварийной посадки на авиабазу Эндрюз и получил разрешение. Полётное время от Эндрюз до Капитолийского холма меньше минуты.

— Один из наших агентов успел выпустить в него «стингер», — с мрачной гордостью сообщила Прайс.

Хатчинс только покачал головой. Этим утром в Вашингтоне такое безмолвное выражение чувств было самым частым.

— С таким же успехом он мог бросить в него комок бумаги — самолёт огромный, — заметил он.

— Из Японии поступила какая-нибудь информация?

— Страна в шоке, — подал голос Скотт Адлер, старший кадровый дипломат из Государственного департамента и близкий друг Райана. — Сразу после того, как вы легли спать, позвонил премьер-министр. У него тоже была трудная неделя, хотя он доволен тем, что вернул себе прежнюю должность. Он хочет прилететь сюда, чтобы лично принести извинения. Я сказал ему, что мы позвоним…

— Передайте премьер-министру, что я согласен.

— Ты уверен, Джек? — спросил Арни ван Дамм.

— Есть среди вас кто-нибудь, кто считает этот террористический акт преднамеренным заговором? — Райан обвёл взглядом сидящих за столом.

— Мы не знаем этого, — первой отозвалась Прайс.

— На борту самолёта не было взрывчатых веществ, — напомнил Мюррей. — Если бы они там находились…

— То меня не было бы здесь, — закончил за него Райан и допил кофе. Капрал тут же снова наполнил чашку. — Это дело рук одного или двух безумцев, как это чаще всего случается.

— Вес взрывчатки относительно невелик, — задумчиво кивнул Хатчинс, соглашаясь с президентом. — Даже несколько тонн, принимая во внимание грузоподъёмность «Боинга-747-400», ничуть не помешали бы пилоту осуществить такую операцию, а взрыв был бы во много раз мощнее. Перед нами всего лишь авиакатастрофа. Её последствия были результатом взрыва примерно половины запаса топлива для реактивных двигателей авиалайнера — больше восьмидесяти тонн. Даже этого оказалось больше чем достаточно, — закончил он. Хатчинс занимался расследованием авиакатастроф почти тридцать лет.

— И всё-таки слишком рано делать однозначный вывод, — возразила Прайс.

— Твоё мнение, Скотт?

— Если бы это было — нет, чёрт возьми… — Адлер покачал головой, — случившееся не было преднамеренным актом японского правительства. Они в отчаянии. Газеты требуют самого сурового наказания для лиц, сумевших захватить власть и вступить в конфликт с Америкой, да и премьер-министр Кога едва не рыдал в трубку. Можно с уверенностью сказать, что, если это было результатом заговора, спланированного кем-то в Японии, они найдут виновника сами.

— Японское законодательство, касающееся расследования уголовных преступлений, не такое строгое, как у нас, — добавил Мюррей. — Андреа права. Делать выводы слишком рано, но пока все указывает на то, что это не было запланированным актом. Скорее это походит на действия фанатика. — Мюррей на мгновение замолчал и затем продолжил:

— Если уж предполагать заговор, не следует упускать из виду то обстоятельство, что у Японии было ядерное оружие и в таком случае они вполне могли воспользоваться им.

При этих словах Райану показалось, что даже кофе в его чашке вдруг стал холодным.


* * * | Слово президента | * * *