home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 40

Первые шаги

Большинство американцев, просыпаясь, узнавали то, что их президент уже знал. Во время авиакатастрофы, которая произошла в противоположной части мира, погибло одиннадцать американских граждан и троих пока не опознали. Местная телевизионная группа, узнав об аварийной ситуации от кого-то из дружески настроенного обслуживающего персонала, успела в последний момент приехать в аэропорт. На их видеозаписи был виден лишь огненный шар, вздымающийся где-то вдалеке, затем последовали кадры, снятые с более близкого расстояния. Они были настолько типичными для аэропорта, что могли быть сделаны где угодно. Десять пожарных машин окружили пылающий фюзеляж, заливая его пеной и водой, слишком поздно, чтобы спасти кого-либо. Вокруг с воем носились санитарные автомобили. Какие-то люди, скорее всего уцелевшие пассажиры, разбредались по полю, потрясённые случившимся. Какие-то — с почерневшими лицами и в обгоревшей одежде — падали на руки спасателей. Камера показывала жён, оставшихся без мужей, родителей, потерявших детей, общую суету, которая при всей своей драматичности не объясняет ничего, хотя происходящее требует принятия каких-то срочных мер.

Правительство Китайской Республики выступило с резким заявлением, в котором говорилось об акте воздушного пиратства, и потребовало созыва экстренного заседания Совета Безопасности ООН. Через несколько минут после Тайбэя Пекин опубликовал своё заявление, утверждая, что его самолёты, которые проводили учения, подверглись ничем не спровоцированному с их стороны нападению и были вынуждены открыть ответный огонь. Пекин полностью отрицал свою причастность к трагедии и винил во всём свою мятежную провинцию.

— Итак, что ещё нам стало известно? — спросил Райан у адмирала Джексона. Стрелки на часах показывали половину восьмого утра.

— Мы просматривали обе видеозаписи в течение двух часов. Я привлёк нескольких лётчиков-истребителей, с которыми мне довелось работать раньше, пару ребят из ВВС, и мы обсудили ситуацию. Начать с того, что китайские коммунисты…

— Мы не должны больше так их называть, Робби. — прервал его президент.

— Извините, старая привычка. Хорошо, джентльмены из КНР не могли не знать, что в этом районе находятся наши корабли. Электронная сигнатура корабля с системой «Иджис» видна, словно гора Сент-Хелен. А технические характеристики таких кораблей уже не являются секретом. Они на вооружении флота почти двадцать лет. Итак, они знали, что мы следим за ними, и понимали, что мы увидим каждое их движение. Это следует иметь в виду.

— Продолжай, — сказал Джек, он внимательно слушал друга.

— Второе, у нас на «Чандлере» находится группа электронной разведки, которая прослушивает радиопереговоры Вот разговор китайских лётчиков, цитирую перевод — это через тридцать секунд после начала боя: «Я вижу его, он у меня на мушке, пускаю ракету». Так вот, засечка времени на записи точно соответствует моменту пуска ракеты с головкой инфракрасного наведения в авиалайнер.

Третье, и это утверждал каждый лётчик, с которым мне довелось говорить: зачем пускать ракету в авиалайнер на пределе дальности, когда совсем рядом, прямо перед тобой, находятся вражеские истребители? Джек, здесь все подстроено, и все это очень плохо пахнет.

— К сожалению, мы не можем доказать, что голос принадлежит пилоту истребителя, который произвёл запуск ракеты в аэробус, но я придерживаюсь мнения, и оно совпадает с мнением моих приятелей с противоположного берега реки, что это был преднамеренный акт. У них изначально было намерение сбить авиалайнер, — закончил начальник оперативного управления Пентагона. — Ещё повезло, что на нём вообще кто-то уцелел.

— Адмирал, — спросил Арни ван Дамм, — вы можете подтвердить это в суде?

— Сэр, я не адвокат. Я всего лишь лётчик. Я не зарабатываю на жизнь, доказывая что-то, но шансы, что мы правы, составляют сто к одному.

— Я не могу сделать такого заявления перед телевизионными камерами, — сказал Райан и посмотрел на часы. Через несколько минут ему нужно было сесть в кресло гримёра. — Если они сделали это специально…

— Никаких «если», Джек, О'кей'.

— Черт побери, Робби, я выслушал тебя и понял, что ты хочешь сказать! — вспылил Джек. Он помолчал и сделал глубокий вдох. — Я не могу обвинить суверенное государство в вооружённом нападении без стопроцентных доказательств. Хорошо, предположим, они сделали это специально, зная, что нам это станет известно. Но зачем?

Группа советника президента по национальной безопасности провела трудную ночь. Гудли выразил общее мнение.

— Трудно сказать, господин президент.

— Может быть, они пытаются оказать давление на Тайвань? — спросил президент.

— Это им не под силу, — ответил Джексон, не обращая внимания на резкие слова своего верховного главнокомандующего. — У них нет физической возможности захватить остров. Мы не обнаружили никаких признаков усиления активности сухопутных сил КНР в этом районе. Так что с военной точки зрения ответ будет отрицательным.

— Высадка воздушного десанта? — спросил Эд Фоули. Робби отрицательно покачал головой.

— У них нет необходимого количества транспортных самолётов, но даже если они и попытаются, у Китайской Республики достаточно мощная зенитная оборона, чтобы быстро покончить с такой затеей, расстреляв их в воздухе, как уток на осенней охоте. Они могут начать морское и воздушное сражение, о котором я говорил вчера, но при этом будет потеряно немало самолётов и кораблей — и зачем? — задал вопрос начальник J-3.

— Неужели они сбили авиалайнер, чтобы испытать нашу реакцию на это происшествие? — удивлённо произнёс президент Соединённых Штатов. — Но это тоже бессмысленно.

— Замени «нашу» на «мою», и это станет более вероятным, — негромко произнёс глава ЦРУ.

— Перестаньте, директор, — возразил Гудли. — На борту авиалайнера находилось более двухсот человек, и они полагали, что убили всех.

— Не будь таким наивным, Бен, — терпеливо произнёс Фоули. — Они не разделяют нашего сентиментального отношения к человеческой жизни.

— Не разделяют, но…

— О'кей, давайте подумаем, — прервал их Райан. — Мы считаем, что это преднамеренный акт, но у нас нет надёжных доказательств и мы не имеем представления, зачем это им понадобилось, а раз у нас нет доказательств и нам неизвестны их намерения, я не могу назвать это преднамеренным актом, верно? — Сидящие за столом закивали. — Отлично, тогда через пятнадцать минут мне предстоит спуститься в зал для прессы, где я оглашу это заявление и стану отвечать на вопросы репортёров, и все, что я скажу, будет ложью.

— Да, господин президент, это краткий итог создавшейся ситуации, — подтвердил ван Дамм.

— Ну разве не великолепно, — проворчал Райан. — И в Пекине будут знать, по крайней мере подозревать, что я лгу.

— Вероятно, но в этом мы не уверены, — заметил Эд Фоули.

— Я не умею лгать, — сообщил им Райан.

— Тогда учитесь, — сказал глава президентской администрации. — И побыстрее.


* * * | Слово президента | * * *