home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Большой Совет должен был состояться не в дни Танца Солнца, а перед началом празднества. Когда удлинились тени, был зажжен костер, а рядом подготовлен запас топлива, чтобы поддерживать огонь.

Конечно, костер нужен был не для того, чтобы греться. Вечер был тихим и теплым, и свежий ветерок, дующий из прерии, еще не прибавил прохлады вечерним теням. Но во время Совета костер необходим. Таинство церемонии зажжения огня было частью всего ритуала. И уж, конечно, такое важное событие, как Большой Совет, не могло обойтись без этого торжественного обряда.

Кое-кто приходил пораньше, чтобы занять удобные места. Кланы по традиции располагались в строго определенном порядке, в точности повторяющем размещение их лагерей вокруг площадки для Танца. Порядок этот никогда не обсуждался, он просто соблюдался. Происхождение этого обычая терялось в глубокой древности. Так было всегда.

Вожди всех кланов должны были сидеть ближе других к ритуальному костру. Сразу за ними располагались их помощники и лучшие воины каждой группы. Во втором ряду иногда можно было увидеть женщин; считалось вполне обычным, когда женщина выступала на Совете. Это очень удивляло Снимающего Голову в ту пору, когда он знакомился с жизнью народа своей жены. На его родине ничего похожего не было.

Еще дальше от костра располагались молодые воины. Те, у кого не было этого статуса, или же кого мало интересовал Совет, рассаживались вокруг. И уже совсем в стороне лениво слонялись или играли, бегая меж типи, дети. Время от времени кому-нибудь из взрослых приходилось вставать и напоминать им, чтобы они в знак уважения к Большому Совету вели себя потише.

Вожди должны были прибыть последними, но простые воины уже собирались. По мере того как заполнялся круг, Койот понял, что позади места вождя клана Лошади маловато народа. Он с тревогой оглядел толпу и быстро сообразил, что не видно сторонников молодого Барсука.

Беспокойство Койота возросло. Что могут затевать Кровавые? Он не спеша вышел из круга, потом повернулся и поспешил к типи Снимающего Голову. Высокий Тростник как раз заканчивала заплетать волосы мужа.

— Входи, отец, — пригласила она, на миг отрываясь от своего занятия. — Мы уже почти готовы.

Она взяла блестящие испанские удила и с благоговением надела ремешок, на котором они висели, на шею мужа. Когда-то эта сверкающая штука находилась во рту серой кобылы молодого вождя — первой лошади, увиденной племенем. Теперь удила считались самым сильным амулетом, носителем магии, дающим Снимающему Голову власть над лошадьми. Удила теперь использовали только в качестве талисмана, молодой вождь носил их на шее, да и то в особых случаях. Койот молчал, глядя, как отблески огня отражаются на покачивающемся серебре. Хоть Койот сам и играл одну из главных ролей в событиях, связанных с этим могущественнейшим из амулетов, он тоже испытывал благоговение перед ним. Магия амулета лошади была даже сильнее, чем он сначала думал. Ее сильнейшее влияние совершенно изменило жизнь племени. Это, наверное, проявление самой великой магии с тех времен, как появились Первый Мужчина и Первая Женщина.

Койот оторвался от своих раздумий и понял, что его зять что-то говорит ему.

— Дядя, — спрашивал меж тем Снимающий Голову, — Совет уже должен вот-вот начаться?

— Важно, — учила своего мужа Высокий Тростник, — появиться точно в положенное время. Не слишком рано, чтобы не опередить других вождей, но одновременно с ними. Кроме этого, прийти надо до выхода верховного вождя. Прийти позже — значит проявить неуважение.

Эта сложная проблема решалась на самом деле просто — по окончании приготовлений Снимающему Голову следовало выйти и подождать у типи, пока он не увидит, что вожди других кланов приближаются к костру.

Койот откинул шкуру, закрывающую вход, и Снимающий Голову шагнул наружу, чуть помедлив, чтобы глаза привыкли к темноте. Высокий Тростник стояла рядом, с гордостью держа его за руку. Койот нерешительно прокашлялся.

— Кое-что не в порядке, — тихо сказал он. — Кровавые не пришли на Совет.

— Где они? — Молодой вождь мгновенно подобрался.

Рука его жены едва заметно напряглась.

— Я не знаю, Снимающий Голову. Знаю только, что их места пусты.

Высокий Тростник тревожно сказала:

— Конечно, они не станут позорить клан Лошади, не явившись на Большой Совет!

Высокий Олень появился из тьмы и сделал нетерпеливый жест — пора идти. Охваченные тревогой, они двинулись вперед. По пути к ним присоединился шаман.

Снимающий Голову обратился к нему:

— Кровавые не пришли на Совет, Дядя.

— Айээ, они плохо кончат. — Белый Бизон в отчаянии воздел руки.

Они увидели, как Черный Бобер, вождь Горного клана, пробирается среди своих воинов. Снимающий Голову ускорил шаг и оказался у своего места как раз в тот момент, когда Серый Медведь из клана Красных Камней вошел в освещенный круг. Вожди кивнули, приветствуя друг друга, и Снимающий Голову уселся на приготовленные для него шкуры. По сторонам и чуть позади разместились Койот и Белый Бизон. Высокий Тростник скромно села сзади, но достаточно близко, чтобы Снимающий Голову ощущал ее присутствие. Было очевидно, что ряды воинов клана Лошади сильно поредели.

Снимающий Голову слышал, что по кругу идут шепотки. Он был уверен, что все говорят о его клане и о том, что их воины не пришли.

«Черт бы побрал этих молодых идиотов, — тоскливо размышлял вождь. — Как могли они так опозорить свой клан и свои семьи? Все племя видит, что они не уважают вождя и Совет».

Снимающий Голову был взбешен, но старался казаться спокойным и невозмутимым. Позади послышался ропот, и люди начали вытягивать шеи, стараясь рассмотреть, в чем дело. В конце концов вождь тоже обернулся взглянуть на причину этого волнения.

Явились Кровавые. Впереди шествовал Барсук, напыщенный и самодовольный, при полном вооружении. Он надел свой ритуальный головной убор, словно собрался танцевать боевой танец, а не участвовать в Совете. Позади шагали его приятели. Все были одеты, как и их вожак, для боевого танца, и на лбу у каждого была широкая алая полоса.

Молодые люди не делали каких-то особых движений, они просто торжественно прошествовали сквозь изумленную толпу и уселись.

И вовремя. Из-за типи к северному сегменту круга величаво выходил старый вождь Много Шкур со своими приближенными. Снимающий Голову вздохнул с облегчением. По крайней мере, Кровавые не совершили непростительной ошибки — не явились позже верховного вождя.

Много Шкур вошел в круг и сел, сделав знак несшему трубку. Богато украшенная церемониальная трубка, дождавшаяся своего часа, была набита и подана верховному вождю. Хранитель трубки достал головешку из костра, и старый вождь торжественно поджег табак в чашечке. Много Шкур хорошо умел скрывать свои мысли. Наблюдая из темноты за этими горячими головами, он уже начал сомневаться, что они вообще придут. К счастью, он немного помедлил с появлением и позволил клану Лошади сохранить лицо.

И все же тяжелые сомнения остались — что будет дальше? Почему эти юнцы нарядились для ритуального танца и к чему эта проклятая красная раскраска на лицах?

Внешне верховный вождь оставался совершенно спокойным, он последовательно выпустил дым на четыре стороны света, в землю и небо и передал трубку Черному Бобру. Тот повторил ритуал, и трубка пошла дальше по кругу. Когда, обойдя всех, она вернулась к верховному вождю, он, продолжая церемонию, выбил из чашечки остатки табака и передал трубку хранителю. Потом Много Шкур прочистил горло и открыл Большой Совет:

— Слушайте меня, вожди! Люди собрались на Танец Солнца. Пусть каждый вождь скажет о своем клане.

Черный Бобер медленно встал и обратился к Совету:

— Я — Черный Бобер, вождь Горного клана. Мы хорошо перезимовали, и охота была удачной. Мы не встречали врага.

Выступления вождя Горного клана всегда коротки и по делу, отметил Снимающий Голову.

Поднялся Серый Медведь, произнес обычную речь и сообщил, что они видели кочующий отряд Крушителей Черепов.

— С ними были их семьи, а с нами — наши, — продолжал он, — и мы не стали сражаться.

Это не вызвало интереса. Подобные встречи были обычными. Дальше была очередь клана Лошади. Снимающий Голову встал.

— Я — Снимающий Голову, вождь клана Лошади, — представился он. — Мы перезимовали хорошо, но весной дичи было немного.

Позади раздались недовольные голоса. «Похоже, — подумал вождь, — наш план был не такой уж тайной, как мы думали»

— Некоторые из наших людей имели стычки с Крушителями Черепов. Мы потеряли одного молодого воина.

Он сел на свое место.

«Будь я проклят, — думал Снимающий Голову, прислушиваясь к поднимающемуся за его спиной ропоту, — если доставлю юнцам удовольствие рассказами об убийствах».

Шум позади него продолжался, и головы снова стали поворачиваться в их сторону. Снимающий Голову тоже обернулся. Барсук как раз вскочил на ноги.

— О вождь! — он почти кричал. — Это не все! Мы победили врага! Мы...

— Тихо! — Мало кому из присутствующих доводилось слышать прежде, чтобы Много Шкур повышал голос на Совете. — Сядь! Когда ты станешь вождем, получишь право говорить на Совете. А до этого времени ты будешь молчать!

Грозный вид и суровый взгляд верховного вождя не располагали к спорам. Он овладел ситуацией благодаря силе духа. Барсук запнулся, сконфузился и покорно сел на место.

Снимающий Голову даже немного посочувствовал юнцу, но не мог не восхищаться тем, как верховный вождь вышел из положения. Уважение к старому вождю укрепилось.

Лицо Много Шкур уже приняло свое обычное выражение, строгое, но спокойное и доброжелательное. Он выжидательно повернулся к Восточному клану. Их вождь быстро вскочил на ноги:

— Я — Маленькие Уши — вождь Восточного клана.

Маленькие Уши продолжал говорить, но окончание Совета прошло уже спокойно. Кровавые сидели тихо, подавленные силой верховного вождя. Совет завершился, и люди начали расходиться по своим жилищам.


Глава 8 | Раскол племен | Глава 10