home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Переход начался на следующий день, причем даже без предупреждения. Было объявлено, что из-за малого количества дичи клан будет медленно двигаться к северу, охотясь по пути. Так они прибудут на Танец Солнца вместе с остальными членами племени. Не будет большой беды, даже если они придут туда немного раньше. Маловероятно, чтобы Кровавые покинули празднество, коль скоро они уже будут там.

Еще год назад было определено место для Танца Солнца — у северного рукава Ореховой реки, — отлично подходящее для самого важного в году события.

План, выработанный вождем и его помощниками, работал на славу. Каждые два-три дня разбивался новый лагерь. Белый Бизон каждый раз указывал новое направление, так что клан двигался зигзагом, на что уходило гораздо больше дней. Хитрому старому шаману в большинстве случаев сопутствовал успех, и им встречались бизоны, так что странный извилистый маршрут не вызвал никаких подозрений у молодых бунтовщиков.

Охота по-прежнему была умеренно успешной, и мало-помалу клан приблизился к месту проведения празднеств.

Клан Лошади явился не первым. Согласно обычаю, клан верховного вождя племени отвечал за подготовку места проведения торжества, площадки для танца и прочие приготовления. Поэтому Северный клан, под руководством вождя Много Шкур, прибыл раньше всех и начал сооружать навес для Танца Солнца. Концы жердей связывались вместе, образуя каркас навеса, и мужчины охапками таскали ветки, выкладывая из них крышу над местом, где целую неделю будет длиться празднество.

Молодые воины вновь прибывшего клана Лошади сделали вид, что нападают на лагерь, погоняя коней и радостно гикая. Кое-кто из Северного клана присоединился к игре, и все они завертелись вокруг лагеря, радостно вопя, распевая песни и потрясая оружием.

Снимающий Голову испытывал соблазн присоединиться к ним. Эта разноцветная суматоха горячила его молодую кровь, но он понимал, что обязан вести себя в соответствии со своим положением.

Молодой вождь заметил, что многие воины его клана не принимают участия в этом бурном праздновании встречи. Многие — из Лучников и даже из Лошадников тоже наблюдали, причем некоторые с суровым и неодобрительным выражением лиц. Оглядевшись по сторонам, вождь увидел Верного Глаза верхом на гнедой лошади. Воин смотрел на происходящее таким враждебным взглядом, что Снимающий Голову вновь ощутил сильнейшую озабоченность. Он никогда не видел, чтобы человек менялся так быстро.

Верный Глаз был спокойным, добродушным мужчиной, уживчивым и умелым. Он был лучшим разведчиком и следопытом в отряде, но никогда этим не хвастался. Не в одном столкновении с Крушителями Черепов судьба клана во многом зависела от него. Теперь же, когда погиб его племянник, а собственный сын связался с Кровавыми, Верный Глаз переменился. Он стал угрюмым, раздражительным, а временами просто непредсказуемым. Прежние друзья начали избегать его, поскольку общаться с ним стало неприятно.

Снимающего Голову весьма тревожила перспектива лишиться талантов Верного Глаза как раз тогда, когда в них может возникнуть острая нужда. Вождь был способен понять то, что, когда у человека появляются домашние проблемы, они подчас настолько поглощают его, что ему нет дела до всего остального. А теперь Верный Глаз был один, без друзей.

«Черт бы побрал этого глупого самонадеянного Барсука и его проклятых Кровавых», — подумал вождь. Он повернул лошадь, собираясь подъехать к воину и завязать с ним дружеский разговор, но тот медленно отъехал прочь, не оглядываясь. Опущенные плечи говорили о его полном отчаянии. Вождь отказался от своего намерения.

Вместо этого он вновь повернул кобылу и поехал через лагерь, намереваясь засвидетельствовать свое уважение верховному вождю. По пути Снимающий Голову махал и кивал друзьям и знакомым из Северного клана.

«Лагерь устроен отлично, — отметил вождь. — Много Шкур недаром стоял во главе Народа уже много лет».

Трава и вода здесь замечательные. Места, отведенные каждому клану для обустройства лагеря, — ровные и чистые. По многолетнему обычаю, кланы располагались в строго определенном порядке вокруг центрального навеса для Танца. И в том же порядке рассаживались вожди кланов на Большом Совете.

Так, лагерь Северного клана был уже разбит к северу от навеса. Клан Лошади, называвшийся прежде Южным, должен был расположиться напротив. Слева от них встанут Красные Камни, а за ними — Горный клан. Восточный клан будет на северо-востоке. Восточный сегмент круга всегда оставался свободным — тут был проход для встающего Солнечного Мальчика.

Снимающий Голову заметил, что больше никто еще не прибыл. Мимо проскакала шумная группа молодых всадников, и несколько девушек остановились, чтобы помахать им и выкрикнуть слова приветствия. Все были охвачены общим праздничным возбуждением. Снимающего Голову всегда, с того самого раза, когда он впервые стал свидетелем Танца Солнца, поражало сходство происходящего с сельской ярмаркой на его далекой родине. То же волнение, то же праздничное настроение. Будут встречи родственников, танцы, будут пиры, и множество рассказанных историй, и, конечно, Большой Совет. Каждый вождь сообщит о событиях, случившихся с его кланом за год. Эта мысль отрезвила Снимающего Голову и заставила вновь погрустнеть.

Он находился почти у самого типи верховного вождя, когда мимо проскакала еще одна группа всадников. Снимающий Голову скользнул по ним взглядом — и был очень удивлен, узнав Барсука и его дружков, разукрасивших лбы все теми же ритуальными алыми полосами. Это было полное нарушение традиций. Даже Снимающий Голову, будучи сравнительно новым человеком в племени, был уверен, что никогда боевую раскраску не применяли, чтобы поприветствовать друзей и родных в общем лагере. На миг у вождя засосало под ложечкой от знакомого уже страха.

Серая кобыла остановилась перед великолепным типи, крытым без малого тридцатью шкурами, и Снимающий Голову произнес приветствие:

— Ах-кох, вождь! Я — Снимающий Голову из Южного клана.

Верховный вождь появился у входа и кивнул гостю, приглашая войти.

— Ах-кох, друг! Зайди и выкури трубку.

Шагнувший вперед юноша принял поводья и повел кобылу к траве и воде. Снимающий Голову пригнулся и вошел в типи.

Хозяин провел его мимо очага к груде шкур на противоположной от входа стороне жилища. Верховный вождь жестом предложил гостю садиться. Женщина принесла трубку и набила ее. Снимающий Голову тоже достал свою трубку, и они прикурили от тлеющего прутика, вынутого из огня одной из хозяйских жен.

С южной стороны типи покрывающие его шкуры были приподняты, и ласковый ветерок приятно охлаждал разгоряченного запыленного путника. Двое мужчин говорили о погоде, о мягкой зиме, об охоте и о том, что не было столкновений с Крушителями Черепов.

Потом старый вождь неожиданно наклонился поближе и заговорил совсем на другую тему:

— У тебя неприятности с молодыми воинами?

Снимающий Голову изумился. Он уже давно убедился в необыкновенной проницательности верховного вождя. Несомненно, тот имел своих наблюдателей, сообщавших ему обо всем. Но как, спустя буквально несколько минут после их прибытия, он мог узнать о внутренних проблемах одного из кланов своего Народа? Снимающий Голову вновь восхитился прозорливостью старика. Воистину, это настоящий вождь.


Глава 6 | Раскол племен | Глава 8