home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Годы гражданской войны

Перед тем как приступить к рассказу о партизанских отрядах Красной Армии в годы гражданской войны, являвшихся, по сути дела, прообразом нынешнего спецназа, необходимо отметить, что данную форму боевых действий применяли как красные, так и белые. Но в отличие от красных, белые организовывали свое партизанство исключительно через военное командование. При этом они использовали только регулярные войсковые подразделения, которые при благоприятной обстановке совершали рейды преимущественно на фланги или в ближний тыл частей Красной Армии. Так действовали, например, уральские казаки: особенно удачным стал их рейд в 1918 г. на полк «Красная звезда» в селе Рахманиха Пугачевского уезда. Полк, только что сформированный и имевший в своем составе около 2000 бойцов, был застигнут врасплох и почти целиком уничтожен: часть красноармейцев казаки зарубили и расстреляли, часть увели в плен, часть потонула в реке.

Что касается Красной Армии, то для разведывательно-диверсионной деятельности она в основном использовала партизан, находящихся в тылу противника. Для руководства их деятельностью в составе так называемого Оперода создали специальное подразделение.[58]

До заключения Брестского мира в оперативном подчинении Оперода находился центральный штаб партизанских отрядов. Начальником штаба был П. И. Шишко, бывший гельсингфорсский матрос с миноносца «Достойный», а его помощником — А. И. Ковригин.

После подписания Брестского мира этот штаб переименовали в особое разведывательное отделение Оперода. Позднее, по указанию В. И. Ленина, П. И. Шишко послали на Украину, где он работал весь период немецкой оккупации. Партизанские же дела в Опероде вместо него вел Ковригин.

Особое разведывательное отделение Оперода отвечало за координацию и руководство боевыми действиями партизан в тылу противника в интересах Красной Армии. Вот что говорилось о задачах действующих в тылу противника диверсионных групп в приказе Антонова-Овсеенко от 11 марта 1918 г.:

«1. В тылу неприятеля: всячески терроризировать врага, портить пути сообщений, взрывая мосты, полотно шоссейных и железных дорог. Прекращать телеграфное и телефонное сообщение, разрушая линии и провода. Уничтожать все продовольственные запасы, все, что может послужить на пользу вражеских войск. Доставлять командующим войсками советских республик точные сведения о количестве и расположении неприятельских войск. Дезорганизовывать вражеские войска путем устной агитации и путем распространения литературы среди гайдамаков и германских банд».[59]

Для выполнения поставленных перед ними задач партизанские отряды по мере возможностей снабжались оружием, боеприпасами, взрывчаткой, деньгами, опытными кадрами. Более того, по прямому указанию В. И. Ленина при особом разведывательном отделении была создана школа подрывников. Начальником ее назначили А. И. Ковригина, которому в кратчайшие сроки удалось наладить ее работу.

Обучались в школе подрывников как специально подобранные особым разведывательным отделением люди, так и приезжие партизаны. В курс обучения входили военная, специальная и политическая подготовка. Теоретическая часть занятий велась в помещении школы, первое время располагавшейся в здании Оперода на Пречистинке, а практическая — за городом. Для проведения практических занятий в распоряжении учеников школы имелись винтовки, пистолеты, специальное снаряжение и даже два полевых орудия. Финансирование школы подрывников и лиц, командируемых после ее окончания в тыл противника, осуществлялось по нескольким каналам. В советской валюте — через Я. М. Свердлова, украинскими карбованцами и немецкими марками — через Оперод. Карбованцы и марки поступали в Оперод от Антонова-Овсеенко, который захватывал их во время боевых действий на Украине. Так, например, один раз он прислал в Оперод свыше трех миллионов карбованцев, менее крупные суммы поступали значительно чаще.

Следует отметить, что работа особого разведывательного отделения находилась под пристальным вниманием высшего советского руководства, в частности В. И. Ленина. Свидетельством тому может служить следующий рассказ С. И. Аралова:

«— Однажды (это было, кажется, в начале апреля 1918 г.) Ильич во время моего очередного доклада поинтересовался, где я разместил особый разведывательный отдел. Я сказал, что он пока находится при опероде на Пречистенке.

Ленин очень встревожился и заявил мне:

— Как же это вы, батенька, так неосмотрительны, забыли конспирацию? Ведь вы вели подпольную работу. Немедленно найдите отдельное помещение и доложите мне. Надо быть сугубо осторожным. Не все работники оперода должны знать о помощи, какую мы оказываем партизанам, особенно украинским. Умело соблюдайте тайну, никаких записок и писем не посылать. Действуйте устно через верных людей. По телефону говорите условно, шифром.

Затем, помолчав, Ленин спросил:

— А чем занимается сейчас Ковригин?

— Он комиссар по особым поручениям, — ответил я.

— Вот это правильно! Немцы не должны иметь повода для предъявления нам претензий. Не забывайте, что расхлябанность может привести к гибели наших людей в тылу врага, — подчеркнул Владимир Ильич.

Вскоре для особого разведывательного отделения мы подыскали отдельное помещение в Левшинском переулке».[60]

Что касается конкретных лиц, руководивших партизанской и разведывательно-диверсионной деятельностью на местах, то среди них надо назвать следующих:

— на Украине: Н. Г. Крапивянский, М. П. Кирпонос, Н. И. Точеный;

— в Прибалтике: Брушвит, Каллис, Паэгли;

— на севере: П. Ф. Виноградов, А. Метелев;

— на Дальнем Востоке: С. Г. Лазо, П. П. Постышев, П. Е. Щетинин.

Урон, который своими действиями наносили противнику партизаны, был огромен. Одно из свидетельств тому — объявление немецкого оккупационного командования, датированное августом 1918 г.:

«ОБЪЯВЛЕНИЕ

1. 18 августа в гор. Нежине по обычаям войны расстреляны в качестве бандитов следующие лица:

Из села Безугловки: Гавриил Скрипка, Андриан Чернега, Василий Муромец.

Из села Бакаевки: Василий Шевченко.

Из хутора Загребельного Талалаевской волости: Георгий Олейник, Илья Ткаченко.

Из села Талалаевки: Сергей и Григорий Хомичи, Павел Небагатько, Диомид Лучка, Игнатий Потылчак.

2. За поимку предводителя банд КРАПИВЯНСКОГО назначена награда в размере 50000 руб.

Награда в размере 5000 рублей, назначенная 13 сего августа, в силу этого отпадает.

Германская районная комендатура.

Подписано: майор Гот. г. Нежин. 19.VIII.1918 г.».[61]


Спецназ ГРУ | Империя ГРУ. Книга 2 | Нелегальная военная организация (НВО)