home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Яр укрыл мотор старым полушубком, и все вошли в тёмный подъезд. Поднялись по шаткой дощатой лестнице, которая сделала два поворота среди тесных кирпичных стен. От кирпичей несло холодной сыростью. Ступеньки прогибались. Где-то очень высоко светила пыльная лампочка. Ребята и Яр остановились у двери, обитой порванным дерматином. На двери они разглядели тёмную, видимо, медную табличку. Она была туго привинчена по углам и сильно вдавилась в дерматин. Яр пригляделся и различил слова:


ГЛЕБ ДИКИЙ ЛИТЕРАТОР


– Ну что же, всё сходится, – бодро сказал он. И ощутил какое-то сосущее, беспомощное беспокойство. Поискал глазами кнопку или рычажок звонка. Не нашёл. Сильно постучал кулаком по косяку. Было тихо. Он снова поднял кулак…

Чёткий, неожиданно близкий голос спросил:

– Кто вам нужен?

Наверно, за дерматином был динамик.

Чувствуя себя ужасно глупо. Яр сказал двери:

– Мне нужен… Глеб Сергеевич…

Прошла ещё очень долгая минута. Игнатик и Алька переминались рядом с Яром. Наконец, голос неприветливо отозвался:

– Входите.

Дверь еле заметно шевельнулась. Яр потянул её, она отошла. За ней оказалась ещё одна дверь, дощатая. Она открылась сама. Яр качнулся вперёд, но Тик и Алька опередили его.

В глаза ударил встречный свет. Яр зажмурился и не сразу разглядел, где он. Комната была длинная и узкая. В дальнем конце за столом с зелёной лампой (она тоже горела) сидел, пригнувшись, человек. Яр увидел блестящие очки и бородку. Руки сидевшего были спрятаны за стопкой книг.

Все довольно долго молчали. Наконец Яр спохватился :

– Здравствуйте…

– Чёрт возьми… Здравствуйте, – сказал хозяин комнаты высоким, но хрипловатым голосом. – Подойдите сюда… пожалуйста.

Верхний свет плавно угас. Яр, моргая, пошёл к столу. Тик и Алька – по бокам. "Как посольство какое-то. Ужасно глупо", – подумал Яр. Они остановились у стола.

– Меня вы, судя по всему, знаете, – всё тем же высоким, но с хрипотцой голосом произнёс литератор Дикий. – Может быть, представитесь сами?

– Представимся, – ответил Яр и как-то сразу успокоился. – Я директор Ореховской средней школы номер семь. А это мои… мои дети.

Глеб Дикий снял очки, протёр их, абсолютно чистые, уголком белого широкого ворота, надел и со вздохом сказал:

– Ну и манеры у вас, директор… Чёрт возьми… – Левой рукой он выдвинул ящик, а правой убрал из-за книг очень длинный блестящий револьвер.

Тик и Алька вытянули головы.

– Это "мортон", – сказал Алька.

– Ничего подобного, "форт-капитан", – сказал Тик.

Хозяин комнаты коротко засмеялся и растёр ладонями лицо. Это было лицо очень пожилого, но крепкого человека – худое, с тёмной кожей и чёткими красивыми морщинами. В бородке блестела проседь.

– Садитесь, – пригласил Глеб Дикий. – Вы поближе, директор, а вы, добры молодцы, вон туда. Кресло большое, влезете вдвоём… Господи, какие вы молодцы, ребята, что вошли первые. Иначе ситуация сейчас могла быть са-авсем иной… Кой леший дёрнул вас, директор, называть меня столь старинным способом? Вы, наверно, знаете, к т о любит так обращаться.

– А как мне было вас называть? – усмехнулся Яр. – Писатель Дикий? Слишком церемонно… Или… – он усмехнулся снова, – может быть, Стрелок?

Хозяин крепким ногтем поцарапал сукно на середине стола.

– Просто Глеб, – сказал он. – Как здесь водится между людьми… А теперь всё-таки признайтесь, директор. Это о н и послали вас ко мне?

– Ну естественно, – охотно отозвался Яр и поудобнее устроился на плетёном скрипучем стуле. – Один тип весьма интеллигентной наружности, именующий себя Магистром. Не знакомы?

Глеб покачал головой. Сказал тихо и без всякой рисовки:

– Знакомых среди этой падали у меня нет. Живых…

– Но ведь пули их не берут, – заинтересованно откликнулся Яр.

– Разные бывают пули, директор, – объяснил Глеб. – Разные… Спросите это у вашего друга Магистра, он подтвердит.

Яр засмеялся:

– Глеб! Ну что за чепуху вы несёте! "Друг"! Магистр явился непрошеный, уговаривал заключить союз, мы его послали подальше… Но всё-таки я ему благодарен: он дал ваш адрес.

– Но почему он пришёл именно к вам?

– Да потому что мы земляки.

– Вы и… Магистр?

– О, ёлки-палки… – сказал Яр. – Вы и я.

Глеб снова помянул чёрта и опять протёр очки. Потом очками этими вопросительно уставился на Яра.

– Я всего два месяца директор школы, – сказал Яр. – А до этого был преподавателем физкультуры и математики. А ещё раньше – диспетчером рыбачьего порта, бродягой, робинзоном. Потому что занесло меня сюда с планеты Земля. И земляки мы с вами весьма близкие. Вы как-то связаны со Старогорском, а я уроженец Нейска, это недалеко друг от друга… И зовут меня Ярослав Игоревич Родин. Скадермен-разведчик… Ныне – директор Яр.

Глеб крепко сжал и распрямил крепкие пальцы.

– С ума сойти… – проговорил он тихо. – Что-то я… Сейчас… Чаю, что ли, согреть, а?

– Ага, согрейте, – довольно нахально сказал из полутёмного угла Алька. – А то у Игната от холода уши звонкие… Уй-я… – В кресле послышалась возня, оно скрипуче запело.

Глеб откинулся на спинку стула и засмеялся.


предыдущая глава | Голубятня на желтой поляне | cледующая глава