home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




2

Утром пришлось надеть отглаженные светло-серые брюки, голубую рубашку и синий в белый горошек галстучек. Накануне Анна Львовна попросила:

– Постарайтесь хоть раз в году выглядеть цивилизованными людьми…

Это относилось к мальчишками с их украшенными бахромой штанами и потрепанными футболками. Девочки – те всегда «цивилизованные».

Ради Анны Львовны на что не пойдешь! Особенно в последний школьный день. Ига перед зеркалом со стенаньями разодрал гребнем свои каштановые космы. На косой пробор…

Потом стал ждать Степку.

Степка не была пока записана ни в какую школу. Перед отъездом с прежнего места ей заранее выдали свидетельство об окончании второго класса. И, чтобы она не скучала, Ига вчера сказал:

– Пойдем к нам на «Последний звонок». Будет интересно.

Степка поежилась:

– Все будут разглядывать, хихикать: кто такая, незнакомая…

Ига в сердцах сказал:

– Где ты раньше жила? С дикарями, что ли?.. Кто будет хихикать, зачем? Пришла девочка со знакомым пацаном, что такого? Скажут «репивет»…

– У меня уши не здешние, не лопухастые.

Ига пообещал почти всерьез:

– Я тебе их надеру сейчас, и сразу станут какие надо.

Она тут же согласилась пойти. Только сказала, что не знает: пустит ли ее бабушка.

– Она говорила, что, может быть, мы с утра на рынок пойдем. Если велит, пойду, помогать-то надо…

– Тогда я к тебе забегу после школы.

– Ага…

Степка не пришла. Видать, не отпустила бабушка. Это слегка царапнуло Игу, но не встревожило. Пошла внучка с бабкой на рынок, что страшного…

Праздник устроили в просторном сквере перед фасадом школы. Сперва все шло по давно заведенному порядку. Лопухастые первоклассница и первоклассник, сидя на крепких плечах выпускников позвонили в украшенный бантом колокол (он висел над крыльцом). Потом директор Вера Евгеньевна пожелала выпускникам удач на экзаменах, а остальным радостных и бесконечно долгих каникул. Все размашисто, от души, хлопали ладонями. А гусь Казимир Гансович хлопал белыми крыльями. Он сидел на решетчатом заборе сквера. Казимир Гансович любил общественные мероприятия на открытом воздухе и старался их не пропускать.

Школьный хор слаженно спел посвященную выпускникам кантату:

День этот светел, но с капелькой грусти,

Мы не забудем его никогда.

Кто-то учиться пойдет в Ново-Груздев,

Кто-то в другие совсем города… 

Потом все расселись на вытащенных из школы скамейках и стульях. Начались концертные номера. Танцевальная группа «Репейчата» сплясала перед школьным крыльцом танец «Рыжики и кнамы». Ребята из студии «Семеро козлят» показали сценку «Вовочка и медсестра». В конце ее медсестра, вооружившись громадным шприцем, повела Вовочку за ширму. Оттуда раздался очень натуральный визг, некоторые даже заерзали…

Потом на крыльцо поставили стул, а на него скакнул начинающий поэт и второклассник (вернее, уже третьеклассник) Генка Репьев в апельсиновом костюме с вышитой на боковом кармане крылатой лошадью. Скакнул смело и ловко, хотя все еще был с бинтом на колене. Почесал большим пальцем под носом, прорвел пятерней по торчащим волосам и проговорил:

– Вот. Новые стихи. Про сегодня…

Раньше шел я в школу с неохотой,

А сегодня бёг не чуя ног,

Потому что вот он, вот он, вот он —

Наш последний школьный наш звонок!

Наступили радостные сроки:

Дни каникул летних – в гости к нам!

Не пойду я больше на уроки,

Буду жить, как беззаботный кнам. 

Все засмеялись, зааплодировали (и Казимир Гансович – очень шумно). И Генкина учительница Ирина Петровна захлопала. Она знала, что Репьёв в общем-то не лодырь и про свою лень придумал специально для стихов. Чего не сочинишь ради рифмы!

А Генка задумчиво поболтал над стулом забинтованной ногой и доверительно сообщил:

– А еще такое. Это я только сейчас… дополнение… – И опять покачал ногой. – Вот…

Мне плясать от радости не может

Помешать ни бинт, ни жгучий йод,

Потому что выздоровел Ёжик,

Он со мною радуется тоже

И сейчас вам песенку споет… 

Опять раздались шумные хлопки, а Генка сбегал за дверь, вернулся с корзинкой и взял из нее на руки своего усыпанного иголками друга. Приподнял на ладонях, что-то прошептал. Добавил погромче:

– Ну, пожалуйста. Я же обещал. Не стесняйся…

Все притихли. Ежик пошевелился, вытянул мордочку, и… раздался дребезжащий голосок:

Лучше нету ничего

Лопухастых островов.

И на улицах, и в Плавнях

Очень много сказок славных.

Кнамьи шарики в меже

Для ребят и для ежей —

Надо только постараться,

Чтоб с находкой оказаться.

Здесь большие лопухи

Шепчут Генкины стихи

А ночами по дороге

Скачут гипсовые ноги.

Удивляет целый мир

Гусь наш мудрый Казимир.

Я и сам чуть-чуть волшебный,

Раз пою так задушевно… 

Ёжик помолчал и добавил:

– Всё.

Тут грянули такие аплодисменты, раздались такие восторженные крики, что Генка на всякий случай прижал певца к груди. Казимир Гансович с забора прилетел на крыльцо и хлопал крыльями так, что Генкин апельсиновый костюмчик трепетал, будто флаг.

Когда шум стих, Генка погладил Ёжика по иголкам и сказал:

– Это не я, это он сам сочинил.

И снова раздались аплодисменты.

Среди зрителей были, правда, отдельные недоверчивые личности, которые говорили, что поет не Ёжик, а сам Репьёв. Мол, есть такое искусство – чревовещание, – когда человек может говорить и петь, не разжимая губ. Но большинство хорошо знало Ёжика и его способности. А про Генку знали, что он тоже очень способный, но не в чревовещании, а в стихах.

После Генки и Ёжика на сцене появилась Анна Львовна. Ига сразу понял: будет тот самый сюрприз с фокусником. И правда…

– Дорогие ребята! Гена и Ёжик выступили замечательно. А сейчас вас ждет встреча с настоящим артистом. Это очень талантливый демонстратор фокусов – а правильнее сказать, ил-лю-зи-о-нист – Чарли Афанасьевич Домби-Дорритов! Встречайте! – и она плавным жестом показала на школьную дверь. Дверь медленно, с многозначительным скрипом отворилась. На крыльце возник иллюзионист Домби-Дорритов.


предыдущая глава | Стража Лопухастых островов | cледующая глава