home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Земля крепко стукнула Игу по ступням. Ига не удержался, ладонями упал в лебеду.

Лебеда была поздняя – с покрасневшими листьями. Изнанку листьев покрывала серебристая пыльца, она осталась на ладонях, Ига, подымаясь, вытер их о колени. «Наверно, конец августа или начало сентября, – подумал он. – А какой год?» И еще подумалось боязливо: «А сумею ли вернуться?» Он тут же прогнал трусоватые мысли. Потому что в любом случае не «сумею», а «сумеем». Степку надо найти обязательно. «А потом я ей задам…»

Воздух чужого времени (и чужого пространства?) был обыкновенным воздухом позднего лета. Пахло все той же лебедой, старыми лопухами, теплыми от солнца досками пристройки и сыроватыми дровами от близкой поленницы. «Нет, все-таки начало сентября», – решил Ига. Потому что от калики к одноэтажному домику шагал через двор школьник. Видимо, первоклассник. Он чиркал по траве большущим новеньким портфелем, от блестящих замков которого отлетали солнечные блики. Был первоклассник в синем беретике, сдвинутом на лопухастое ухо, в сером пиджачке и таких же брючках до колен. «Начало шестидесятых», – сообразил Ига. Вспомнил старую кинохронику: там пацанята в такой вот школьной форме приветствовали Гагарина, который недавно вернулся из полета.

– Репивет… – неуверенно окликнул мальчишку Ига.

Тот остановился без испуга. Заулыбался – щербатый и конопатый.

– Репивет! – Видно сразу: все-таки свой человек.

– Слушай, ты не видел девочку?.. – Ига запнулся. Какие Степкины приметы назвать? Он ведь не знает, как она была одета. – Ну, такая, чуть побольше тебя, у нее волосы на макушке кисточкой торчат… И нет переднего зуба!..

Конечно, шансы были «никакие». Степка, выбираясь из дыры, наверняка следила, чтобы поблизости не оказалось зрителей.

Но мальчик сказал без удивления:

– Видел. Она с зеленой ленточкой на волосах, да?

– Ну… наверно. Да!

– Она спросила: «где тут ближняя школа?» Я показал. Потому что она, сразу видно, не здешняя…

– А куда она пошла?

– К школе и пошла. Вон туда, через овраг, на Колхозную…

Ига сморщил лоб. По его понятию, ближняя школа должна была стоять на улице Солнечных часов, а про Колхозную он не слыхал. Открыл было рот для расспросов, но первоклассник опередил. Он оглядел Игу от макушки до пят и сказал уважительно:

– Ты стиляга, да?

Ига вспомнил, что в давние годы стилягами называли тех, кто подражал иностранцам. Почему-то считалось, что это ужасно скверно.

– С чего ты взял? – насупился Ига.

– У тебя майка заграничная… Слова какие-то не по-нашему…

– Это по нашему! – Ига пальцем провел по желтому трикотажу на груди. – «Всё будет хорошо», вот. Только английскими буквами, для смеха…

– За такой смех могут к завучу отвести, – умудренно заметил первоклассник. Видать, уже познакомился со школьными правилами. – Ты лучше переодень шиворот-навыворот, если к школе пойдешь…

Совет был от души, и потому Ига тут же послушался. Сдернул футболку и надел на левую сторону. И подумал, что, может быть, это даже добрая примета – если обещание хорошего конца приключений будет ближе к груди.

– А давно ты ее видел? Эту девочку…

– Совсем только что. Шел сюда от оврага и встретил. Ты беги, догонишь, может быть…

Ига вскинул над плечом левую растопыренную ладонь – «спасибо и до свидания». Первоклассник ответил так же (да, свой человек). Ига помчался со двора.

Серпуховская улица и Земляничный проезд были почти такие же, как в Игины времена, привычные. Только вместо могучего тополя, что стоит на полпути к оврагу, рос теперь невысокий тополек. Да заборы казались поновее… А у оврага началась чертовщина.

Вместо деревянной лестницы Ига увидел перекинутый через овраг узкий, дугою выгнутый мост. И, не раздумывая, взлетел на него с разбега. Мост был из тонких мталлических реек и кровельного железа. Он струнно загудел, задрожал под бегуном. «Хлипкая конструкция…» – мелькнуло у Иги. (И отозвалось тревожным эхом: «Конструкция ?» Но эхо это тут же угасло в гуле железа).

Ига бежал, бежал, а мост не кончался. Наконец сбилось дыхание. Ига остановился, колотилось сердце – и от того, что запыхался, и от испуга. Что же это? Овраг не может быть таким широченным! И… овраг ли это?

По сторонам от моста клубились зеленные массы. Не то вершины выросших в овраге высоченных деревьев, не то пахнущий влажной листвою туман. Ига опасливо подошел к перилам. Грудью и коленями уперся в холодные железные полоски, глянул вниз. Зеленая неразбериха неслышно вспучивалась там и расходилась неторопливыми волнами. Ига передернул плечами: материя футболки впитывала пахнувшую травяным соком влагу. Холодная морось покусывала ноги. На ресницах заискрились зеленые капли.

«Может, все это сон?»

Но разве бывают сны с такими отчетливыми чувствами? Вон как резко давят на ребра и колени тонкие звенья ограждения! Вон как по-настоящему пахнет ржавчиной от верхней планки перил!.. Но пустота и загадочность – и вправду как в тревожном сне, когда вокруг не привычный и добрый мир Малых Репейников, а что-то незнакомое. Никого не было вокруг. Совсем никого… Хотя…

Да, справа от Иги – рукой можно дотянуться – сидел на перилах крупный, ростом с банан кнам (или квам?) неизвестного племени. В салатном комбинезончике, в круглой, как макушка огурца шапочке. С похожей на мох бородкой. Болтал напоминавшими стручки гороха башмачками. На Игу не смотрел.

– Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… – начал Ига, но кнам не оглянулся и прыгнул вниз. Почти сразу над ним раскрылся похожий на половинку арбуза парашют.

– Невежа, – сказал вслед ему Ига. И досадливо вышел на середину моста. И увидел старушку.

Старушка сидела на ящике из-под яблок. Перед ней был другой ящик, на нем лежали пучки морковки и укропа. Ясно, что старушка торговала (но где покупатели?)

– Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, здесь не пробегала девочка с зеленой лентой на волосах?

– Конечно, пробегала! – Старушка подняла похожее на грецкий орех лицо. Бледно-голубые глазки заблестели. – Недавно совсем проскакала, пичуга. Про школу спрашивала. Я говорю: «Вон туда тебе надо, милая, за мост и направо, на Колхозную… Возьми, – говорю, – морковку на дорогу…» Да куда там! Умчалась, только платьице желтое, как бабочка, замелькало…

«Ага, значит, она в желтом, как я… А что ей надо в школе-то?»

– Спасибо! – Ига метнулся было вперед.

– Да подожди, милый! Возьми морковку!

Нельзя было обижать бабку. Но…

– Денег нету…

– Да какие деньги, голубок! Угостись так! На дорожку!

Ига опять крикнул «спасибо», схватил пучок тонких морковок с ботвой и бросился по мосту. Снова загудели железные листы. Но скоро кончились. Под ногами оказалась гранитная брусчатка. Ига увидел, что он уже не на мосту, а посреди густой аллеи. Наверно, здесь ходили не часто. Между камнями брусчатки стояли одуванчики с пушистыми головками и рос подорожник. С двух сторон подымались заросли ольхи и рябины, в них белели гипсовые фигуры. Очень разные! Это были и китайские драконы (с какой стати они здесь?), и добродушные, похожие на котов львы, и старинные пограничники в островерхих шлемах и с присевшими рядом узкомордыми овчарками. Но больше всего было спортсменов с мячами и веслами, прилежных девочек с книжками и длинноногих пацанов в галстуках-косынках и с поднятыми к губам сигнальными трубами…

А Колхозной улицы все не было.

Ига уже начал приходить в отчаяние, но в конце аллеи увидел косо врытый некрашеный столб, а на нем белую фанерную стрелу с красной надписью: ШКОЛА.

Уф! Значит, он идет правильно!

Однако правильный путь – не значит короткий. Ига оказался в переулке с могучими старинными воротами и с домами, от земли до чердаков украшенными хитрой деревянной резьбой. Настоящие терема. Такие дома изредка встречались в Малых Репейниках, но чтобы в одном месте и в таком количестве – этого Ига не видал. Он замедлил шаги и шел вертя головой. За крайним теремом открылась просторная лужайка. По краям цвел шиповник, а в середине краснела вымощенная кирпичом площадка. В центре был круглый бассейн и на его низком ограждении танцевала, взявшись за руки, дюжина гипсовых ребятишек. Они были, конечно, неподвижны, однако, если не приглядываться внимательно, казалось, что и правда скачут, как живые – так здорово они были вылеплены. А в гладкой воде бассейна отражалась бледная дневная луна.

Ига отыскал глазами луну в небе. «Великая Конструкция!..» Луна была… может и не луна вовсе? Ее разделяла на две половинки – светящуюся и темную – четкая граница. Половинки казались неодинаковыми (светлая больше), но граница, тем не менее, была совершенно прямая, словно проведенная по линейке. Так не бывает на луне! Было похоже, словно кто-то изготовил шар из тонкого матового стекла и налил в него больше, чем на половину, светящуюся жидкость, потом заставил ее затвердеть, повернул шар набок и в таком виде поместил под бледно-голубой небесный купол. Стало опять страшновато. Но Ига сказал себе, что, если будет вздрагивать от всех здешних странностей, он никогда не догонит Степку.

«К тому же, – рассудил он, – такая луна обещает удачу. Ведь светлая половина у нее крупнее! Хорошая примета…»

И правда – опять удача! Кто-то нарисовал на кирпичах мелом стрелу и написал коряво, но разборчиво:: «Школа».


предыдущая глава | Стража Лопухастых островов | cледующая глава