home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Стоячий такелаж

– Так называются туго натянутые тросы. Чаще всего стальные, а раньше делали их из растительных волокон – из пеньки, сизаля и так далее. На больших судах эти тросы очень толстые, чуть ли не в руку. Могучие такие растяжки. Без этих растяжек мачты и бушприт вмиг расшатались бы и рухнули.

Самые главные снасти стоячего такелажа – ВАНТЫ. Они идут от топа мачты к бортам. И называются соответственно: "фок-ванты", "грот-ванты", "бизань-ванты". Бывают ванты и у стеньг. Они тянутся от верхушки стеньги к марсовой площадке. На фор-стеньге – ф о р – с т е н ь – в а н т ы, на грот-стеньге – г р о т – с т е н ь – в а н т ы, на крюйс-стеньге…

– К р ю й с – с т е н ь – в а н т ы!

– Молодцы. Есть и брам-стень-ванты, которые идут к салингам. И бом-брам-стень-ванты, идущие к бом-салингам. Туда же обычно тянутся и трюм-стень-ванты… Наверно, все перечислять не надо, а? Если боцман вам крикнет: "Пошел на грот-брам-стень-ванты!" – вы сообразите, где это?

– Сообразим, – вздохнул Антон. Только высота какая…

– Ничего, привыкнете, если хотите стать настоящими моряками.

– Меня, наверно, в моряки не возьмут, – печально сказал Слава. – С очками-то.

– Не горюй! Если не возьмут в штурманы, ты можешь стать корабельным инженером, который ходит в испытательные плавания. Или судовым врачом. Или ученым, который изучает морские глубины…

– А я могу сделаться корабельным радистом – заявила Ксеня. – Но радисты на ванты не лазят…

– Пусть не лазят, а знать все равно полезно, – возразил Яков Платонович. – Что будет, если, скажем, радисту надо передать аварийный сигнал о поломках рангоута и разрывах такелажа, а он крюйс-стень-ванты не может отличить от мартин-гика… Ну, мы отвлеклись. Вернемся к стоячему такелажу. Итак, ванты…

– Они похожи на веревочные лесенки, – заметил Антон, глядя на модель баркентины "Меридиан".

– Похожи. К натянутым тросам привязываются деревянные или веревочные ступеньки. Они называются в ы б л е н к и. По ним удобно забираться на площадки и реи. Но не надо думать, что главная задача вант – служить лестницами. На некоторых судах, где нет необходимости лазать вверх, ванты бывают и без выбленок. Их главная цель – крепко держать мачты.

Для этого ванты натягивают. Или, как говорится, н а б и в а ю т. С помощью особых приспособлений. Это т а л р е п ы.

Слово "талреп" состоит из двух слов.

Слышали про "тали"? Это приспособление из блоков, чтобы увеличивать силу натяжения. С помощью талей, например, поднимают тяжести.

– Наш папа в гараже поднимал талями "Москвич" для ремонта, – заявил Антон. – Это несколько блоков и длинный крепкий шнур.

– Да-да! А на корабельном языке шнур часто называется р е п. Например, "буйреп" – тонкий трос для постановки на якорь плавучего буйка. "Минреп" – тот, что держит на якоре плавучую мину. И так далее. А "талреп" – устройство со шнуром для набивки стоячего такелажа. Впрочем, сейчас – не всегда со шнуром…

Взгляните на модель. Внизу у вант заметны утолщения с колечками. Это винтовые талрепы. Их ставят на современных судах. Шнура там нет, но название осталось. Трубка (а точнее, длинная муфта) имеет внутри себя винтовую резьбу. Когда ее вращают, она стягивает в себе два болта с головками-кольцами, к которым прикреплены снасти…

– Как на растяжках турника в спортивном зале! – вспомнил Вася.

– Да, похоже… Но винтовые талрепы стали применяться лишь во второй половине девятнадцатого века. В русском флоте их, по-моему, впервые поставили на фрегате "Паллада", о котором есть книга знаменитого писателя Гончарова. А до той поры (да и потом тоже) применялись талперы с ю ф е р с а м и.

– Это что за штука? – удивился Антон.

– Сейчас покажу… – Яков Платонович достал большой рисунок с трехмачтовым фрегатом. – Смотрите, по бортам, в нижней части вант двойные ряды кружочков. Это и есть ю ф е р с ы – специальные деревянные блоки. Только они не вертятся.

В каждом юферсе – три отверстия. У каждого талпера два юферса – верхний и нижний. К верхнему прикрепляется в а н т а. К нижнему – короткая оттяжка. Запомните ее название – в а н т – п у т е н с.

– Оттяжка для припутывания вант, – вставил Антон.

– Можно сказать и так. Для запоминания… А потом сквозь отверстия юферсов продергивается и натягивается р е п. Юферсы сближаются, ванты делаются тугими. На одном конце репа, чтобы он не проскакивал в отверстие, делается утолщение. Другой конец – за который тянут – после окончания работы прочно крепится вокруг ванты.

– По-моему, это следует нарисовать покрупнее, – предложил Слава.

– Хорошо. Иди к доске, поможешь мне.

И получился большой, во всю доску, рисунок.

Фрегат «Звенящий»

– Вся эта система и называется "талреп", – сообщил Яков Платонович. – Но иногда талрепом называют и сам шнур (реп), который стягивает юферсы… Кстати, на маленьких яхтах и шлюпках талрепы делаются совсем простыми: на ванте кольцо, на вант-путенсе кольцо, а между ними пропускается шнур. Такой талреп называется в е р е в о ч н ы й.

Помню, как однажды курсанты в честь праздника Нептуна устроили на палубе баркентины концерт самодеятельности. Там было выступление пиратов, они плясали и пели:

Мы ужасны, мы свирепы,

Каждый страшен и суров.

Наши нервы – как талрепы

Из капроновых шнуров!

Сухопутный слушатель ничего бы не понял: какие нервы? А на судне эту песню оценили.

Антоша опять завистливо вздохнул.

Яков Платонович продолжал:

– Сейчас талрепы нижней своей частью – вант-путенсами – крепятся обычно прямо к бортам. Но раньше на парусниках снаружи, на уровне палубы, ставили неширокие длинные площадки – чтобы ванты расходились пошире и за счет этого держали мачты покрепче.

Такая площадка называется РУСЛЕНЬ. Вот, они видны на рисунке.

Помните, Мотя однажды вспоминал рассказ Александра Грина "Пролив бурь". Кончается он морской песенкой:

С детства клипер, и шхуна, и строгий фрегат

На волне колыхали меня;

Я родня океану – он старший мой брат,

А игрушки мои – русленя!..

Неплохо сказано, по-моему, хотя "игрушки" были, конечно, крупноваты.

На русленях иногда закрепляли поднятые якоря. Там же собирались абордажные команды, готовясь к нападению на чужой корабль. Там же… – Яков Платонович посмотрел на Синтаксиса, – любили греться корабельные коты. Но это были дисциплинированные коты, которые никогда не безобразничали и не запутывали концы бегучего такелажа…

Синтаксис всем своим видом показал, что он самый дисциплинированный кот на свете. Или, по крайней мере, на Озерной улице. Василиса, на всякий случай, – тоже…

– Однако продолжим разговор о креплении вант… В а н т – п у т е н с ы огибали снаружи русленя и под ними крепились к борту. Получались специальные оттяжки – похожие на короткие, идущие вниз, ванты. У них есть особое название – ПУТЕНС-ВАНТЫ. То есть такие ванты, которые снизу натягивают п у т е н с ы… Слава, хотя все это видно на рисунке с фрегатом, но давай изобразим покрупнее. Помоги…

И вот какой получился рисунок.

Фрегат «Звенящий»

– Есть путенс-ванты и выше, у стень-вант, – продолжал Яков Платонович. – Они идут вниз от марсовой площадки. Кстати, в наше время, когда русленей на парусниках уже нет, только эти оттяжки и принято называть путенс-вантами… Вы не запутались во всех этих "путенсах"? На всякий случай сделаем еще рисуночек. Слава! Я буду намечать, а ты обводи своей твердой рукой…

Фрегат «Звенящий»

– Как ванты крепятся внизу, это ясно, – сказал Слава. – А вверху?

– Вверху они специальными петлями – о г о н а м и – надеваются на мачты и зацепляются за треугольные выступы, похожие на кницы. Это ЧИКСЫ.

Так же крепятся и другие снасти стоячего такелажа: БАКШТАГИ, ФОРДУНЫ и ШТАГИ.

Б а к ш т а г и – снасти, похожие на ванты, но уже без выбленок. Идут они не просто вбок от мачты, а с некоторым отклонением назад.

Ф о р д у н ы тоже держат мачты с боков и сзади. Они уходят назад еще дальше бакштагов, потому что тянутся от самых верхних частей мачты.

Впрочем, некоторые моряки считают, что между бакштагами и фордунами больших различий нет. О том, что это одно и то же, писал в своей "Маленькой морской энциклопедии" знаменитый парусный капитан Дмитрий Афанасьевич Лухманов. А уж ему-то можно верить.

Набиваются эти снасти стоячего такелажа, как и ванты, с помощью талрепов. Но тогда талрепы внизу крепятся уже не к вант-путенсам, а к б а к ш т а г – п у т е н с а м и ф о р д у н – п у т е н с а м . А талрепы ш т а г о в – к ш т а г – п у т е н с а м.

До сих пор мы говорили о стоячем такелаже, который идет к бортам. Но есть тросы – ш т а г и – про которые принято говорить, что они стоят "в диаметральной плоскости судна". Проще выражаясь, тянутся от мачты строго вперед. От фок-мачты – к форштевню или бушприту. От других – прямо к палубе или к той мачте, которая впереди.

Штагов много. Иногда они протягиваются от каждой мачты и всех ее составных частей. Значит, на нашем "Звенящем" их будет полтора десятка – мы ведь хотим иметь все снасти полностью.

У каждого штага – свое имя. Мы их все перечислять не будем. Мачты и стеньги вы знаете, а названия снастей такелажа зависят от них.

– Может быть все-таки зарисовать всю схему стоячего такелажа? – неуверенно спросил Слава.

– Зачем? Схема рангоута у вас есть, а в такелаже вы должны разбираться и без подробных рисунков… Например, если вы услышите от строгого боцмана: "Почему слабо натянут крюйс-брам-стень-штаг?" – разве не сообразите, о чем идет речь?

– Это трос, который идет вперед и вниз от крюйс-брам-стеньги! – отчеканил Вася.

– От третьей составной части задней мачты, – разъяснила Ксеня, поскольку больше ей ничего не осталось.

– Вот видите! Вы разбираетесь… А чтобы не перепутать ванты со штагами и бакштагами, достаточно небольшого рисунка одномачтовой яхты. Я его сделал заранее, и на нем все наглядно… – Яков Платонович достал с полки и развернул ватманский лист.

Фрегат «Звенящий»

– Понятно, что такое а х т е р ш т а г? – спросил он, когда ребята старательно разглядывали схему.

– Конечно! – наперебой закричал дружный экипаж. – Это штаг, который идет не вперед, а назад. "Ахтер" – это ведь значит "задний"!..

– Слушайте дальше. Иногда штаги, которые идут от самых-самых верхушек, называют т о п – ш т а г и.

– Потому что от самых топов! – воскликнул Вася.

– Вы прекрасно все понимаете, – похвалил боцман Пёрышкин. – будем считать, что мы на нашем фрегате поставили и набили весь стоячий такелаж.

– А русленя на "Звенящем" есть? – спросил Антон.

– Да. Пусть будут. Для пущей красоты и наглядности.

– Мы будем на них загорать, – сообщила Ксеня, – когда отправимся в плавание.

– Можно и позагорать в спокойную погоду. Но часто это делать не придется, работы на паруснике много. Особенно с б е г у ч и м т а к е л а ж е м. А на сегодня – отбой. Команде отдыхать…

Ночью друзей опять пригласил на свой волшебный корабль гном Модест Мокроступович. Теперь мачты на корабле оказались опутаны густой сетью стоячего такелажа – вантами, бакштагами, фордунами. Тонкие штаги косо тянулись над палубой и бушпритом. Ярко светила луна, и корабельная оснастка напоминала чащу в высоком еловом лесу. Но Вася Лис, Ксеня, Антон и Слава, запрокинув головы, тыкали вверх пальцами и безошибочно называли снасти.

– Фор-бом-брам-стень-штаг…

– Грот-стень-ванты…

– Крюйс-стень-бакштаг…

Потом они полазили по русленям и погладили выточенные из крепкого дуба юферсы. Каждый был размером с небольшую круглую диванную подушку.

Синтаксис и Василиса лазали по вантам, хотя ребята и гном покрикивали на них. На фоне лунного неба коты казались черными.

Когда пришло время проснуться, все выбрались с корабля на причал.

– Завтра Яков Платонович будет рассказывать про бегучий такелаж, – похвастался Антон.

– Знаю, знаю… Но должен заметить, что в рассказе о с т о я ч е м такелаже он кое-что упустил, – заметил Мотя. – Может быть, не хотел переутомлять вас.

– Что же это он упустил? – слегка обиделась за деда Ксеня.

– Он не сказал вам, что стоячий такелаж есть не только у мачт, но и у бушприта. Смотрите сами…

Могучий бушприт со всеми своими частями – утлегарем, бом-утлегарем, блинда-реем и мартин-гиком чернел высоко над пристанью. Он, как и мачты, весь был в тугих тросах.

– Как они называются? – требовательно сказал Вася.

– Названий много. Может быть, нет смысла запоминать все сразу, потом познакомитесь постепенно. Но вот, например… трос, идущий от нока бом-утлегаря к мартин-гику – м а р т и н – ш т а г. От мартин-гика к форштевню – у н д е р – в а т е р – ш т а г. Потому что "ундер" или "унтер" означает "нижний". Цепь, которая тянется вдоль всего бушприта к форштевню – в а т е р – ш т а г. А тросы, которые идут от бушприта к бортам – в а т е р – б а к ш т а г и… – Мотя рассказывал и водил лучом фонарика по бушпритному такелажу. Тросы и цепь светились, вырисовывая примерно такую картину. По крайней мере, именно этот рисунок сделал потом Слава в тетради.

Фрегат «Звенящий»


ТАКЕЛАЖ | Фрегат «Звенящий» | Бегучий такелаж