home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



6

Оставив дюжину людей у пинасе, Дрейк повел остальных на вершину холма, господствующего над восточной частью города. Там, по словам симаррунов, составлявших план города, должна была быть батарея двадцатичетырехфунтовых полупушек. Достигли вершины и увидели, что пушек нет. Площадка для орудий есть, лафеты стоят, а самих орудий нет. А ведь они в две тонны каждое!

— Как-то странно они тут готовились к обороне, а, малец? — озабоченно сказал Дрейк. Было понятно, чем озабочен капитан: если стволы есть, где-то ж они установлены, на что-то нацелены. И неожиданно попасть под их залп было бы очень нежелательно и опасно. Но вот где эти стволы?

— Труднее всего умному догадаться, о чем мыслит дурак и каков ход его мыслей. Ждут нападения симаррунов — и убирают орудия с господствующей над целой половиною города высоты. Куда? Зачем? Идиотизм! Таких «защитников» у нас в Англии запирают в Желтый дом! — раздраженно бубнил Дрейк, не ожидая ни от кого ответа. Федор уже знал: когда капитан крайне зол, он иногда думает вслух таким вот образом, ставя неведомо кому вопросы, не имеющие осмысленного ответа…

— Ладно, раз так… Джоны! Дрейк и Оксенхэм! Берите с собой четверть людей — и марш атаковать казначейство! Помните, где оно находится?

— Помним! — кратко сказал брат капитана. Дрейк всем показывал этот чудной симаррунский план дважды, каждый из офицеров имел возможность держать план в своих руках сутки (не считая времени вахт), делать при желании выкопировки и тому подобное.

— Вот и хорошо! — стараясь выглядеть уверенным в себе и своем нынешнем деле, сказал Фрэнсис. Он принял решение, с точки зрения военной науки, попросту безумное. Раз уж внезапность утеряна — штурмовать город в лоб.

Федор поглядел на своего любимого капитана, прикинул: это ж он останется с сорока людьми! На что можно рассчитывать во вражеском городе с сорока людьми, а? Вот-вот, о том Федор и подумал, о чем и вы, читатель: любой английский капитан или адмирал при таком раскладе приказал бы трубить отбой. Но Фрэнсис Дрейк тем и был велик, что в безвыходных ситуациях в его хитроумном мозгу включался дремлющий в обычных ситуациях — у него — и напрочь отсутствующий у обыкновенных добропорядочных англичан механизм. И он вдруг начинал, слушаясь этого непостижимого для англичан и неожиданного аж до полного остолбенения для противника, незримого механизма, совершать поступки, загадочные, пожалуй даже, и для него самого позднее, в обычном состоянии. Так он не раз приходил к удаче. Так и сейчас. Дрейк не стал трубить отбой. Он попер на «Авось!»

С сорока людьми он пошел к… К рынку, находившемуся, естественно, в самом центре города. А чтобы произвести побольше впечатления и по возможности запутать жителей, приказал развернуть знамя, бить в барабаны и трубить в трубы.

Но уже рассвело, и испанцы увидели, сколь мала эта шумливая кучка отчаянных парней из Девоншира. Они оправились от испуга и начали стрелять. Дрейка ранило в ногу, неопасно, но болезненно. Он остался в строю — не понять, еще атакующих, или уже отстреливающихся в окружении, — англичан. Испанцы дождались прихода подкрепления — это были альгвазилы — городские стражники, побросавшие свои посты и без команды сбежавшиеся на звуки перестрелки к рыночной площади. Теперь можно было и атаковать: численный перевес был на стороне испанцев. Но тут неожиданно и для них, и для людей Дрейка в тылу атакующих раздался боевой клич англичан: «За Святого Джорджа!» Это подошел Джон Дрейк с Оксенхэмом. Испанцы дрогнули и стали разбегаться. Не успев даже разглядеть, что всего подкрепления полторы дюжины парней без тяжелого оружия. Англичане захватили даже четырех пленных.

Пленные, в ответ на вопросы предводителя англичан, охотно рассказали, что казначейство охраняется, но не усиленно. А дом губернатора — вот он, рядом. Там хранится серебро, его очень много. Но золото — в казначействе…

Дрейк бросился к губернаторскому дому. Дверь была открыта, а у порога стоял прекрасный пони, оседланный дамским седлом.

— Хотели удрать, да не успели? — сказал Дрейк. Федор понял, что имел в виду капитан. Захватить в заложники алькальда, губернатора, или как его там, было, безусловно, многообещающе. Но… увы, дом был уже пуст. Непотушенные свечи на лестничной площадке создавали впечатление уюта и обжитости дома. А подвал был забит слитками. Не то что «там было серебро». Серебра были многие тонны! Но Дрейк запретил трогать его.

— Мы не можем взять с собою достаточно много. Город наполнен вооруженными людьми. Не исключено, что нам придется удирать от преследования. Серебро будет мешать нам двигаться — и что тогда? Побросаем слитки? Да и не за серебром мы сюда пришли, в конце концов! Нам нужны золото, каменья, жемчуга. Все это хранится в казначействе, на берегу залива. Надо идти туда, да поскорее, — а там мы заберем столько драгоценностей, сколько все наши четыре пинассы не поднимут! Но надобно спешить!


предыдущая глава | Федька-Зуек — Пират Ее Величества | cледующая глава