home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8

Дрейк торжественно переименовал пинассы, чьи гордые имена не принесли удачи. «Единорог» стал «Медведем», а «Лев» — «Миньоном». Джон Оксенхэм на «Медведе» был отправлен на поиски продовольствия, а Дрейк на «Миньоне» отправился подстерегать и задерживать испанские корабли на подходах к Номбре-де-Дьосу.

Оксенхэму повезло сразу: первое же встреченное им испанское судно оказалось загруженным именно продовольствием. Фрегат с командой всего в десять человек вез большое количество маисового зерна в мешках, две сотни живых кур в клетках и двадцать восемь откормленных свиней. Но главное — сам фрегат. Только что спущенный на воду казенной верфью в Гаване, он был построен из отборного, выдержанного леса. Предназначался он для несения охранной службы в Вест-Индских водах и имел специально усиленные конструкции набора корпуса для того, чтобы выдерживать ураганы, случающиеся в этих краях…

Дрейк же захватил испанский корабль с грузом, небольшим по весу, зато ценным: золото! Корабль из Верагуа следовал к Номбре-де-Дьосу. Шкипер судна — генуэзец, сказал Дрейку, что вышел в плаванье неделю тому назад. В городе Верагуа, по словам шкипера, царила паника. До него дошли слухи о появлении в этих водах пирата Дрейка и его возможном нападении уже в ближайшие дни — а город практически не защищен и может запросто стать легкой добычей!

Гм! Город с золотыми россыпями — и не защищен? Причем сообщает это не испанец — тут бы Дрейк сразу не поверил — а итальянец…

Но надобно спешить! Незащищен ведь город Верагуа был неделю назад, а пока дойдем туда — пройдет еще почти неделя… Дрейк забрал золото, прихватил с собою шкипера и отправился в Верагуа. По пути шкипер, питаясь с Дрейком, рассказывал, что Верагуа отдан в наследственное владение потомкам великого первооткрывателя Нового Света, земляка шкипера, Кристобаля Колона (это если по-испански. А на самом-то деле, по-итальянски, Христофоро Коломбо). Вот по этой причине там и доныне много итальянцев. А потомки Колумба носят титул герцогов Верагуа.

Но счастье опять было не на стороне Дрейка, невзирая на переименование пинассы. «Миньон» еще и в гавань-то Верагуа войти не успел (к счастью!), а уж начат был обстрел его из тяжелых орудий!

— Так. Невезуха продолжается. Стоит ли рисковать пинассой? Не лучше ли будет отойти и начать сначала? — хмуро проворчал Дрейк, обращаясь, скорее всего, не к кому-либо из слышащих его, а к себе самому. И тут — точно Господь давал знамение — ветер переменился очень быстро на вест и стал отгонять пинассу от города.

— Коли так — отворачиваем назад! — твердо сказал Дрейк во всеуслышание и, подозвав шкипера-обманщика, хмуро сказал: — Только не надо объяснять мне, что обстрел — сюрприз и для вас, милейший. Что, дескать, Верагуа укрепили за те две недели, что вас тут не было. Мы люди взрослые и все понимаем, не правда ли? Во-он мысок, я прикажу пройти мимо него на минимально возможном с точки зрения безопасности моего судна расстоянии. Как поравняемся — прыгайте за борт и плывите к нему. Море спокойное, если повезет — доплывете до берега. А не повезет — уж извините. Божий суд. Лодку дарить вам совершенно не за что, а отвозить вас на берег и возвращаться — пустая трата времени, коего у меня нет. А лишнего — так и вовсе. Ну, пошел за борт! Я ж не ради шутки!

— Спасибо, капитан Дрейк. Тоже не шутя. Я ж понимаю, что у вас имелись все основания вздернуть меня на рее, как предателя…

— Почему «имелись»? Они и сейчас имеются. Но продолжайте.

— Я не буду долго болтать. Я б так и сделал. Скорее всего. Так что — спасибо, я сейчас. Помолюсь только.

И, помолясь, генуэзец, человек уже пожилой, снял сапоги и сказал:

— Берите, если кому подойдут. Сапожки добрые, настоящей кордовской работы. Им сносу не будет. Третий год ношу — и как новые. А мне они только мешать выплыть будут. Ну, я пошел. Еще раз: спасибо, капитан Дракон! — И, перекрестясь, генуэзец залихватски ухнул и спрыгнул с фальшборта…

Когда Дрейк вернулся в Форт-Диего, ему чрезвычайно понравилась добыча Оксенхэма. Он приказал вооружить фрегат, могущий нести до восемнадцати орудий разного калибра. Да и места в трюмах вдосталь и для припасов, и для добычи. И люди в кубриках не будут ютиться в такой тесноте, что от отдыха в них устаешь, как от штормовой ночной вахты в зимней Атлантике, как поневоле пришлось по дороге в Новый Свет…

На этом-то корабле в сопровождении пинассы «Медведь» (еще не успевшей, в отличие от «Миньона», дискредитировать свое новое имя невезучестью!) Дрейк и направился снова к Номбре-де-Дьосу…


предыдущая глава | Федька-Зуек — Пират Ее Величества | cледующая глава