home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Между тем отряд Дрейка 4 апреля 1573 года вышел к побережью у устья реки Святого Франциска и… И не увидел своих кораблей — ни фрегата, ни пинассы, ни французского судна — и ничего похожего видно не было. Зато выход из устья надежно сторожили: семь испанских пинасе цепью равномерно перекрывали всю акваторию. Они распустили по ветру громадные испанские флаги — чтобы никто и на миг не усомнился в том, что перед ним хозяева континента…

Но что это может означать? Да уж ясно, что: нет, не кончилась самая длинная в твоей жизни полоса невезения, капитан Фрэнсис Дрейк!

В подобных случаях вольные пираты, признающие два закона над собою: Божий и обычай, — отправляли невезучего капитана попить забортной водички. Еще и связав для надежности. Но люди Дрейка были не пиратами, а приватирами, и свято блюли законы Английского королевства. А эти законы никакой демократии не предусматривали. По этим законам — коли есть у вашего капитана патент, слушайтесь его, хотя бы всем от его командования выть пришлось! Хотя бы он всех на верную смерть посылал! Хотя бы вовсе бессомненно спятил!

И люди Дрейка не просто слушались и подчинялись, соблюдая закон. Они верили ему!

…Корабли, вероятнее всего, захвачены испанцами — так что все пути возвращения на родину отрезаны. Что делать в такой ситуации? Любой обыкновенный человек тут отчаялся бы. А то и решил бы: все, мне с юных лет столько везло в жизни, что исчерпал я весь запас везения, отпущенный Господом на всю жизнь до старости, — и теперь впереди одни неудачи! И полез бы в петлю. Но Дрейк не дрогнул.

Все ж таки в созвездии великих моряков своего времени — «морских псов Елизаветы» — он был первым среди равных. А в этой команде были такие великолепные моряки, несгибаемые и хитроумные, как Мартин Фробишер и сэр Уолтер Рэли, Джон Дэйвис и Томас Кавендиш, Уилл Барроу и Эдвард Фентон… Типы подлинно шекспировского размаха! У того, кто изучил пяток биографий англичан — знаменитых современников Шекспира, исчезает вопрос: откуда великий бард черпал характеры для своих трагедий и драм, хроник и комедий?

Дрейк распорядился: строить плот! На что он надеялся теперь? А на пустяк. На маленький шансик. На то, что (маловероятно, но возможно: все же ребята из Девоншира, не кто попало там) испанцам не удалось захватить корабли англичан, и те, не принимая боя, ушли в открытое море, где и крейсируют параллельно берегу, но вне видимости с берега. Конечно, проскочить мимо испанского заслона непросто. Но на низкосидящем плоту можно рискнуть: во-первых, его за малой волной не видно, а во-вторых, он плоскодонный и в прилив сможет пройти и там, где явно вода кипит над рифами.

Когда Дрейк изложил свои соображения, кликнул добровольцев — их нашлось немного. Да и понятно: у моряка в крови отвращение к местам, где вода кипит. У кого не было такого отвращения — все мертвы… Федор пошел бы — но его в тот час не было с Дрейком.

Убедившись, что сокровища из одной схоронной ямы вернулись к испанцам и следуют в казначейство под столь усиленной охраной, что их не отбить ни троим засадным сидельцам, ни всем вместе людям Дрейка, Федор выполнил все. Он закопал как следует беднягу Тестю, умершего не от смертельной своей раны, а под пытками, но ничего не выдавшего и перед смертью проклявшего пьянчугу Роже, продавшего врагам за ром и своего капитана и сокровища… Потом он с двумя товарищами убедился в надежности второй схоронки, и стал продираться сквозь дебри тропического леса к устью реки Святого Франциска. А с Дрейком на поиски кораблей — или, по мнению большинства, на смерть — отправились два английских матроса, один французский и все пятеро симаррунов (из коих, кстати, четверо и плавать-то не умели!)…

Шесть долгих часов они мотались по морю, ловя струи морских течений, идущих вдоль берега (Дрейк спускал парус при любой возможности, чтобы плот не терял преимущества «невидимости» с борта испанских кораблей), — и наконец завидели свои родные посудины. Команды на них встревожились и огорчились: что ж это: из тридцати пяти белых, ушедших в поход с Дрейком, воротились живыми лишь четверо? Но Дрейк успокоил людей, крикнув:

— Выше носы, ребята! Здесь не все. И главное — дело сделано. Вот! — и он достал из-за пазухи золотой слиток.

Ночью пинасса англичан подошла к берегу в двух милях от устья реки Святого Франциска и высадила десант из пятерых белых и стольких же симаррунов. Забрав сокровища, оставленные в лесу, «десантники» должны были снять засадный пост Тэда Зуйоффа, отыскать Тестю… Но отряду удалось только первое: судьбу Тестю мы уже знаем, с Федором мы разминулись на день, но сокровища забрали — причем если б не симарруны, нипочем было бы не найти самими же выкопанную яму: столь искусно ее замаскировали темнокожие дети лесов!


предыдущая глава | Федька-Зуек — Пират Ее Величества | cледующая глава