home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



9

«Елизавета» в эти дни шла по Южной Атлантике на север, следуя на родину. В Плимут она вернулась в июне 1579 года, проторчав в «конских широтах» полтора месяца полного штиля. Из этих безоблачных, безотрадных мест их вытащило течение, а не мореходное искусство капитана.

Дрейк в те дни, когда «Елизавета» пришла в Плимут, стоял в заливе, доныне носящем его имя: «Дрейкс-бей», это в Калифорнии, к северу от современного Сан-Франциско.

На ведомственном расследовании в Адмиралтействе капитан Винтер излагал дело так: три недели он прождал окончания свирепствующей в Тихом океане бури, стоя в одном из заливчиков Магелланова пролива, куда непогода загнала его корабль сразу же после выхода из пролива. Вернулись ли в пролив «Мэригоулд» и «Золотая лань», он не знал, но предполагал, что да, так как это решение диктовалось элементарными требованиями хорошей морской практики. Адмирал Дрейк, капитан Худ и капитан Томас, по его мнению, опытные мореходы и поступили так же, как и он, только укромных мест в лабиринтах Магелланова пролива слишком много, чтобы не видеть друг друга… Команда начинала роптать — и ему пришлось уступить ей и вернуться в Англию.

Офицеры «Елизаветы» единодушно поддерживали версию вице-адмирала. Матросов в Адмиралтействе, по давней традиции британского флота, не расспрашивали, точно ли так было дело. Их спросили бы, только если бы офицеры разошлись в своих показаниях, А в данном случае как раз и стоило бы. Потому что мы знаем мнения только двух матросов «Елизаветы»: Джон Кук и Эдвард Клифф оставили путевые заметки, и в них оба утверждали, что решение о возвращении в Англию капитан Винтер принял вовсе не под давлением команды — а наоборот, вопреки ее общему желанию продолжать задуманное адмиралом плавание!

Но матросов не спросили…

В Испании весть о возвращении «Елизаветы» без корабля Дрейка породило надежды на то, что страшный «Дракон» погиб где-то при выходе из Магелланова пролива — к счастью для испанских владений в Америке! Эта надежда да еще двухсполовиноюмесячное отсутствие «Золотой лани» в цивилизованном мире из-за шторма сослужили Дрейку добрую службу. Когда он, по всем расчетам, должен был появиться у чилийских и перуанских берегов, но не появился, — испанцы решили, что он точно погиб, и отменили повышенную готовность. Никому не пришло в голову, что «Дракон» в дни, когда он уже должен был грабить порты перуанского побережья, был жив, но штормовал в высоких широтах. А если должен быть, но нету, — значит, что? Значит, погиб пират! Царствие небесное! Вот что. И мадридские власти спешно урезали смету на укрепление тихоокеанского побережья вице-королевств Перу и Новой Испании, генерал-капитанств Гватемала и Новая Гранада… К счастью для испанского казначейства и к несчастью для него же, но уже в будущем, выделенные в связи с проникновением пирата Дрейка в Южные моря дополнительные ассигнования удалось отозвать, а дополнительные ресурсы, выделяемые вице-королевствам и генерал-капитанствам Нового Света, по этой же причине еще только грузились на галионы в Ла-Корунье, Кадиксе и Виго. Их тут же перенацелили туда, где эти пушки, боеприпасы, мушкеты и амуниция были действительно нужны: в Нидерланды, на помощь французским и ирландским католикам и в Алжир, против султана…

Король в очередной раз посоветовал местным властям тихоокеанских побережий Америки не поддаваться нездоровым паническим настроениям, неприличествующим администрации величайшей империи земного шара. А если так уж охота укреплять порты, вооружать корабли, собирать ополчения при одном лишь слухе о возможном -появлении неприятеля, даже если это всего-навсего поганый пират-еретик, — извольте, король не запрещает этого. Но только извольте все это делать за счет местных ресурсов, а не за счет казны!

Так и получилось то, что для отпора Дрейку к моменту его появления у перуанских берегов было сделано да-а-леко не все возможное, и даже далеко не все необходимое…

В Англии слухи о гибели Дрейка тоже появились, разумеется, тоже после (и по причине) возвращения «Елизаветы». Винтер встретился с братьями Хоукинзами, с миссис Дрейк — и всех уверял, что Дрейк жив. Жив и продолжает начатое!

Правда, обосновать эту свою уверенность фактами он не мог, упирая исключительно на мореходный талант и железную волю Фрэнсиса… Вообще надобно сказать, что капитан Винтер (коли он воротился, отказавшись продолжать свое участие в экспедиции, вице-адмиралом быть перестал. Ведь так?) оказался в исключительно сложном, можно даже сказать, щекотливом, положении. Ведь сказать прямо, где находится и чем занимается Фрэнсис Дрейк, ежели только он жив, Винтер не мог! Ибо «стены имеют уши» — и очень часто эти уши оказывались испанскими. Поэтому он не смог убедить Хоукинзов. Другое дело Мэри. Миссис Дрейк верила в счастливую звезду мужа не слабее, чем в бессмертие души. Все, что ей требовалось, чтобы продолжать надеяться и ждать, даже вопреки всему и всем, — чтобы кто-то, пусть посторонний человек, твердящий это по неведению, говорил ей: «Он жив, жив, говорю я вам! Не теряйте надежды, сударыня!» А тут говорил не кто-нибудь, а сведущий моряк, сын лорда-адмирала, не случайно, надо полагать, избранный ее мужем в заместители себе! Он, небось, знает, что говорит. А если не может объяснить, почему он так уверен, — что ж, значит, какие-то опять тайные дела. У мужа ведь все время какие-то тайные дела, в которые женщине лучше вовсе не соваться. Вон когда собирался, как тайну блюли! Вспомнить — и то смешно: как господин государственный секретарь, тезка Фрэнсиса, явился к ним в дом инкогнито, под видом торговца яблоками, толкая тяжелую тележку с товаром! Яблоками теми весь чердак завален. Муж смеялся: пришлось мистеру Уолсингему платить сбор с розничной торговли, а продал он свои яблоки оптом, теряя на пошлине почти целый шиллинг! Вот и сейчас…

До возвращения «Елизаветы» испанский король и помыслить не мог об английских кораблях в Тихом океане. Об авантюре Джона Оксенхэма, собравшего на панамском побережье пару пинасе из деталей, притащенных симаррунами на спинах от Номбре-де-Дьоса, попытавшегося было поразбойничать, но вскоре схваченного, он знал, но всерьез это не принимал. Нечего в этом деле было принимать всерьез. А вот если Дрейк… Связать известие о Дрейке на пороге Тихого океана с информацией о флотилии, вышедшей из Плимута год назад и направляющейся якобы в Египет, он не смог. Хотя в свое время усомнился в восточном направлении сей экспедиции и даже разослал предостережения всем губернаторам испанских владений района Караибского моря — чтоб не ослабляли бдительность перед возможным нападением.

Теперь же Дрейк (страшный «Дракон»: написание этой фамилии со словом «дракон» по-испански практически совпадает) — в Южных морях! Филипп распорядился изготовить и разослать инструкцию по отражению нападения английских пиратов. Но пока инструкция была разработана, согласована со всеми заинтересованными инстанциями и дошла до адресатов — время ушло. В июле 1579, когда уточненный текст инструкции дошел до Перу, Дрейк уже «обработал», и весьма успешно, все перуанское побережье и… И опять исчез непонятно куда. Пол-испанской империи молились жарко и усердно о его гибели…


предыдущая глава | Федька-Зуек — Пират Ее Величества | cледующая глава