home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Когда ремонт обшивки подводной части был закончен, «Золотую ларь» снова спустили на воду, и Дрейк решил возвратить драгоценный груз в трюмы «Лани». При этом Том Муни настоял на том, чтобы золото было помещено на дно трюма, серебро — над ним и так далее, сверху же всего — тюки полотна.

— Томми, ты хочешь, чтобы шансов опрокинуться у нас было поменьше? Молодец. Поскольку пролива Аниан нам, к сожалению, открыть не удалось, предстоит переход через три океана, прежде чем доберемся до дому. Неизвестно, какой силы и длительности бури предстоит перенести нашему кораблику…

— Фрэнсис, это правильное соображение, но не оно меня заставило разместить груз именно таким образом.

— Вот те раз? Тогда какое же?

— Такое: водоизмещение нашей «Золотой лани» сто тонн. Если принять к соображению вес нас всех, вес припасов и запасов, а также вес имеющегося груза — станет ясно, что при малейшей течи в трюме осадка «Золотой лани» вырастет настолько, что мы начнем черпать воду при трехбалльном волнении через фальшборт, — и мы все с нашими деньгами дружненько отправимся кормить рыбок. Вот я и прикинул: поверх всего остального груза пусть лежит то, что не столь жалко и выкинуть.

— Особенно в рассуждении того, что это проклятое полотно впитывает воду и потому резко увеличивает вес при намокании, — вставил сидевший рядом с картой этих мест на коленях Тэдди Зуйофф.

— Да-да, и это…

— Верно, ребятки. Я вот сейчас прикинул — и оказалось, что если мы ничего более не раздобудем до самой Англии, — даже и тогда общая прибыль от нашего рейса составит знаете сколько?

— Ну? — оба собеседника уставились на адмирала с огромным, можно бы даже сказать — трепетным (хотя это «дамское» слово не кажется подходящим применительно к суровым морякам — здесь оно было бы, пожалуй, самым точным) интересом.

— Сорок! Тысяч! Процентов! Прибыли! На! Вложенный! Капитал! — торжественно отчеканил адмирал и замолк, наслаждаясь произведенным эффектом.

Замолчали Том с Тэдди, помаленьку осмысливая сумасшедшую эту цифру. Конечно, это не имеет отношения к величине доли каждого участника экспедиции. Конечно, это пока сугубо предварительные наметки. Конечно, конечно, конечно…

И все-таки… Это означает, что экспедиция удалась и оправдала себя… Что впереди у каждого участника ее — кому Бог даст дожить до ее завершения, разумеется, — свобода! Покой на многие месяцы, а то и на многие годы… Возможность самому, без спешки, без риска помереть от голода, выбирать род занятий и место службы… «Гос-по-ди! Дай дожить!» — взмолился каждый из трех.

Четыреста фунтов на вложенный фунт… Это великая победа. А победителей не судят… Гос-по-ди!


предыдущая глава | Федька-Зуек — Пират Ее Величества | Примечания