home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



СИНИЙ ФАНТОМ

— Черт побери, — сказал Пит, — почему последнее слово всегда должно быть за Юпом?

— Я себе тоже задаю такой вопрос, — ответил Боб. Перед ними высоко, на вершине Черного каньона, стоял Замок Ужасов. Его башни, его треснувшие стекла в окнах и обвитые диким виноградом стены ясно были видны в лучах предзакатного солнца. Боба знобило.

— Мы пойдем туда внутрь? — спросил он. — Через два часа солнце зайдет. И тогда стемнеет очень быстро.

Пит посмотрел назад, на уходящую вниз, усыпанную камнями дорогу. За последним поворотом их ждал с машиной Мортон. Он помог Бобу перебраться через завал из камней, а потом вернулся к машине, как ему предписывали его служебные обязанности.

— Как ты думаешь, Скинни и на сей раз шпионит за нами? — спросил Пит.

— Нет. Я все время оглядывался назад, — сказал Боб. — Кроме того, Юп убежден, что Скинни впредь всегда будет обходить замок стороной.

— А мы, значит, должны доказывать, что у нас более крепкие нервы, чем у Скинни, — вздохнул Пит.

Боб нес фотокамеру, Пит магнитофон. У того и у другого на поясе висел карманный фонарик. Они поднимались по лестнице, ведущей к входу в замок.

Дверь была закрыта.

— Странно… — Пит наморщил лоб. — Я готов поклясться, что Скинни не закрывал ее за собой, когда удирал отсюда.

— Может, ее ветром захлопнуло, — сказал Боб. Пит нажал на ручку. Дверь открылась с протяжным, щемящим душу визгливым скрипом, от которого они испуганно вздрогнули.

— Всего лишь ржавые петли, — сказал Боб. — Нет оснований волноваться.

— А кто волнуется? — спросил Пит.

Они вошли в холл, оставив за собой дверь открытой. С одной стороны к холлу примыкал зал, полный старинной мебели — массивные резные стулья и столы, огромный камин. Юп просил осмотреть все помещения и сфотографировать их. Боб не нашел в этой комнате ничего примечательного, однако сделал несколько снимков, прибегнув к вспышке.

Потом они прошли в круглый зал, где Юп с Питом слышали эхо. Многочисленные, рыцарские доспехи и портреты мистера Террила в костюмах сыгранных им ролей делали это место неуютным и мрачным. Несколько сглаживали общее отталкивающее впечатление от окружающей обстановки редкие солнечные лучи, проникавшие сюда через пыльное оконце, находившееся на высоте середины лестницы, ведущей наверх.

— Давай будем считать, что мы находимся в музее, — посоветовал Боб своему другу. — Тебе ведь знакомо это ощущение. Тогда и бояться будет нечего.

— Точно, — согласился Пит. — Здесь все выглядит как в музее — все такое же пыльное, старое и мертвое.

— Мертвое… мертвое… мертвое… мертвое… мертвое!.. — зазвучало у них в ушах.

— Опля! — сказал Боб. — Вот и эхо!

— Эхо… эхо… эхо… эхо! — отозвались стены. Пит потянул Боба за собой.

— Иди-ка сюда! — сказал он. — Эхо слышно лучше, когда стоишь здесь.

Бобу всегда нравилось эхо. Он с удовольствием закричал:

— А-а-а-а-а! — и тут же услышал, как издалека понеслось: а-а-а-а…

Но испробовать все фокусы «говорящего» зала ему вдруг расхотелось.

— Давай лучше посмотрим картины, — предложил он. — Какая из них смотрела на тебя настоящим глазом?

— Вон там, вот эта! — Пит показал на портрет одноглазого пирата на противоположной стороне. — Сначала глаз был живым, а потом только нарисованным.

— Сейчас разберемся, — сказал Боб. — Встань на стул и попробуй дотянуться до нее.

Пит подвинул один из резных стульев к стене, поставив его под самой картиной. Но, даже встав на цыпочки, он не смог достать до рамы

— Там поверху тянется галерея или что-то вроде этого, — сказал Боб. Картины подвешены прямо к перилам. Если мы поднимемся наверх, то сможем подтянуть картину к себе.

Пит собрался сойти со стула, а Боб, не дожидаясь его, намеревался направиться туда, где начиналась лестница, но едва он повернулся, как почувствовал, что кто-то крепко держит его за ремешок висевшей у него на плече камеры. В ту же секунду краем глаза он увидел позади себя в узкой темной нише высокую фигуру. Он издал дикий вопль и кинулся к двери.

Но убежать далеко не смог. Ремешок на плече с силой рванул его назад, он потерял равновесие и грохнулся боком на мраморный пол. При падении он увидел, как гигантская фигура угрожающе двинулась на него. На ней были доспехи, и она размахивала огромным мечом над его головой.

Тайна замка-ужасов

Боб опять закричал. Боком он пополз к двери. Огромный меч с резким металлическим звоном упал на пол — точно в том месте, где Боб только что лежал. Закованный в доспехи рыцарь рухнул вслед за ним и с шумным дребезжанием покатился по каменным плитам — звук был такой, словно под гору неслась, громко тарахтя, железная бочка, полная жестяных банок.

Ремешок наконец-то соскользнул с его плеч, и Боб, быстро елозя, заскользил по гладкому полу, пока не стукнулся о стену. Он оглянулся назад, думая, что его преследует рыцарь в доспехах. Но то, что он увидел, заставило его волосы встать дыбом: голова рыцаря отделилась от туловища и катилась по полу.

Боб пригляделся и обнаружил, что доспехи пусты. Шлем при падении отлетел и, прыгая по полу, подкатился прямо к нему. Он встал и отряхнул с себя пыль. Его фотокамера лежала рядом с доспехами, ремешок все еще висел на шарнире, за который зацепился, когда Боб проходил мимо ниши.

Он поднял аппарат и сфотографировал Пита, умиравшего со смеху.

— Теперь у меня есть фото с изображением ржущего фантома из Замка Ужасов, — сказал Боб. Это развеселит Юпа.

— Прости, Боб. — Пит вытер катившиеся слезы и стал опять серьезным. — Ну, ей-Богу, можно было умереть, когда ты полз и тащил за собой проржавевшего рыцаря.

Боб внимательно посмотрел на лежащие на полу доспехи. Они стояли прежде в нише на небольшом постаменте. Теперь они были, конечно, повреждены. Слегка проржавевшие, они вообще-то хорошо сохранились. Он сфотографировал их тоже. Потом он щелкнул еще одного одноглазого пирата и несколько других портретов.

— Ну, ты вдоволь насмеялся? — спросил он Пита. — Здесь вот, собственно, есть дверь, которую мы раньше не заметили. На ней табличка.

Он прищурился, чтобы прочитать, что там было выгравировано на медной пластинке. На ней стояло: «Кинозал».

— Раньше у всех больших кинозвезд всегда был свой личный кинозал в доме. Там они показывали друзьям свои фильмы. Давай посмотрим, что там.

Бобу пришлось приложить усилия, чтобы открыть дверь. Медленно, словно ее кто-то держал изнутри, дверь подалась и открылась. На них сразу пахнуло затхлым, спертым, сырым воздухом. Зал был погружен в темноту.

Пит отцепил от пояса фонарик. В сильном луче света мальчики увидели большой зал, может, с сотней мягких сидений, обтянутых плюшем. В другом конце зала просматривались неясные очертания органа.

— Здесь все выглядит точно так, как раньше было во всех кино, — сказал Пит. — Посмотри-ка на орган, он определенно раз в десять больше того, который купил мистер Джонс. Давай посмотри на него?

Боб взял свой фонарик, но тот не работал. Возможно, повредился, когда Боб упал на каменный пол. Но и света фонарика Пита было вполне достаточно. Они пересекли зал и поднялись к органу.

Смутного беспокойства они не ощущали. Комичное столкновение Боба с пустыми рыцарскими доспехами придало им сил и смелости.

Старый орган, мощные трубы которого возносились к самому потолку, был покрыт пылью и паутиной. Боб сделал для Юпа снимок.

Потом они повнимательнее осмотрели зал. Плюш на сиденьях уже расползался. Там, где должен был быть экран, свисали лишь белые рваные тряпки. Чем дольше мальчики здесь стояли, тем спертее и промозгливее казался им воздух в зале.

— Здесь нет ничего особенного, — сказал Пит. — Давай посмотрим, что там еще есть наверху.

Они покинули кинозал, очутились опять в «говорящем» зале и стали подниматься по ступенькам, которые шли дугой вдоль круглой стены и вели наверх.

На полпути, где сквозь запыленные окна падал солнечный свет, они остановились и огляделись. Замок стоял на самом краю отвесной скалы Черного каньона.

— До вечера еще почти два часа, — сказал Боб. — Мы можем спокойно все здесь осмотреть.

Поднявшись на галерею, они увидели, что все картины подвешены за карниз непосредственно под ней. Они вместе ухватились за веревки и начали подтягивать к себе пирата. Рама была очень тяжелой, однако они справились и стали изучать портрет при свете фонарика.

Это была самая обыкновенная картина, масляная краска слегка поблескивала. Боб был такого мнения, что этот блеск и ввел Пита в заблуждение, так что он подумал, будто кто-то смотрит на него живым глазом. Вид Пита свидетельствовал о том, что его это не убедило.

— Я действительно думал, что там был живой человек, — сказал он. — Но, возможно, я ошибся. Ну ладно, давай повесим на место.

Сыщики спустили картину вниз и пошли этажом выше, решив начать осмотр замка сверху и спускаться потом вниз.

Они поднимались и поднимались, пока не добрались до круглой башенки, которая высоко на горе венчала замок. Здесь были только узкие прорези — настоящие бойницы, как в сторожевой крепости, — правда, в щели были вставлены стекла.

Оба мальчика посмотрели наружу. Они стояли сейчас над гребнем горы, возвышающимся над Черным каньоном, и глаз охватывал близлежащие холмы на мили вокруг. Вдруг Пит издал удивленный возглас.

— Смотри-ка! — сказал он. — Телевизионная антенна!

Действительно, на близлежащей вершине холма была видна антенна, которую живший по ту сторону горы, в долине, установил там, чтобы лучше принимать телеизображение.

— Здесь где-то совсем поблизости должно быть еще одно ущелье, — сказал Пит. — Местность вовсе не такая уж безлюдная, как она поначалу выглядит.

— Здесь, в горах, десятки таких долин, — сказал Боб. — Но посмотри, до чего крутой склон. Его сможет одолеть только горный козел. А так нужно делать очень большой крюк.

— Ты прав, — сказал Пит. — Ну ладно, значит, таков вид сверху. Давай спустимся на этаж, может, мы и там еще чего найдем.

Этажом ниже они оказались в просторном помещении — в другом конце коридора была открытая дверь. Они изучили и это помещение. По-видимому, это была библиотека Стивена Террила, где он оставил свою прощальную записку. На полках стояли сотни книг. И здесь тоже висели картины на стене, они были похожи на портреты из «говорящего» зала, только размером поменьше.

— Здесь надо получше оглядеться, — решил Пит. Они вошли. Картины обращали на себя внимание — все они тоже изображали Стивена Террила в различных сценах из его фильмов. На каждом портрете он казался другим: то он был изображен как пират или уличный бродяга, а то как оборотень, сумасшедший, вампир или морской разбойник. Боб выразил желание посмотреть все его фильмы.

— Его называли «человеком с тысячью лиц», — напомнил он Питу, когда они ходили от одного портрета к другому. — Уй, смотри, что тут!

Они остановились перед саркофагом в маленькой нише. Это был настоящий египетский саркофаг с мумией, какие они не раз видели в музеях. На закрытой крышке виднелась серебряная пластинка. Пит направил на нее луч фонарика, а Боб прищурился, чтобы лучше разобрать выгравированные на ней слова.

Надпись гласила:

СОДЕРЖИМОЕ ЭТОГО ГРОБА ЕГО ВЛАДЕЛЕЦ ГУГО ВИЛЬСОН ЗАВЕЩАЕТ ЧЕЛОВЕКУ, ПОДАРИВШЕМУ ЕМУ СТОЛЬКО ЧАСОВ УДОВОЛЬСТВИЯ, — СТИВЕНУ ТЕРРИЛУ.

— А вот тут даже не знаешь, что думать, — заметил Пит. — Как ты считаешь, что там внутри?

— Возможно, мумия, — ответил Боб.

— А может, еще что другое ценное. Давай посмотрим.

Они с трудом сдвинули крышку саркофага. Она не запиралась, но была очень тяжелой. Приподняв ее лишь наполовину. Пит вдруг издал нечеловеческий крик и выпустил ее из рук. С грохотом крышка упала на место.

— Ты видел, что там? — спросил Пит. Боб два раза икнул.

— Да, видел, — сказал он. — Там скелет. Хорошенький такой, чистенький, беленький скелет, смотрит на нас и ухмыляется!

— Я предполагаю, что это и есть завещание Гуго Вильсона, сделанное им на имя Стивена Террила — в благодарность за многие часы доставленного ему удовольствия, — сказал Боб. — Его собственный скелет. Давай откроем крышку еще раз, я хочу сделать для Юпа снимок.

У Пита не было на то большого желания, но Боб сказал, что в скелете нет ничего особенного — всего лишь набор костей — и что он не может никому причинить никакого вреда. Они еще раз подняли крышку, и Боб спокойно заснял ухмыляющийся скелет. Он был убежден, что Юп заинтересуется этим снимком.

Пока Боб перематывал пленку и вставлял новую вспышку, Пит от нечего делать подошел к окну. Он заглянул туда и невольно вскрикнул.

— Нам надо торопиться, — сказал он. — Уже темнеет!

Боб посмотрел на часы.

— Не может быть. До захода солнца еще больше часа.

— А солнце об этом тоже знает? Иди сам посмотри.

Боб подошел к окну. Действительно — за окном уже начало темнеть. Солнце скрылось за хребтом горы. Его лучи еще только освещали окна замка, стоявшего высоко на горе.

— Я совсем не подумал о том, что солнце здесь, в долинах, заходит раньше, — сказал он. — Это, конечно, меняет дело.

— Давай пошли, — сказал Пит. — Если уж мне где в темноте становится не по себе, так это определенно в замке.

Они вышли из библиотеки. Посмотрев вдоль длинного коридора, они заметили, что лестницы есть и с того, и с другого конца. Они не помнили, по какой из них они поднялись сюда. Пит принял решение спускаться по той, что была ближе к ним.

Когда они спустились пролетом ниже, то там практически уже были сумерки. Они никак не могли найти лестницу, которая вела бы дальше вниз. Наконец в другом конце коридора они нашли за дверью узкую лестничную клетку

— Здесь мы точно не шли, — сказал Боб. — Может, лучше вернемся?

— В любом случае она тоже ведет вниз, — ответил Пит. А нам и нужно вниз, и как можно скорее. Пошли.

Они стали спускаться. Едва они отпустили дверь, как она с шумом захлопнулась — ее потянула пружина — и защелкнулась на замок. В полной темноте они стояли на узких ступенях лестницы.

— Давай лучше поищем путь, которым мы поднялись сюда, — сказал Боб, охваченный смутным беспокойством. — Мне не нравится здесь, в темноте. Мне даже тебя не видно.

— Тебе здесь не нравится, мне, представь, тоже. В этом вопросе мы с тобой по крайней мере сходимся, констатировал Пит. — Где ты там? — Он вытянул руку в поисках Боба. — Давай следить за тем, чтобы не потерять друг друга. Знаешь, давай вернемся наверх и опять пройдем через ту дверь.

Они поднялись на несколько ступеней вверх, но дверь не открывалась.

— Похоже, она открывается только с другой стороны, — сказал Боб, стараясь сохранять спокойствие. Волей-неволей нам придется спускаться вниз.

— Нужен свет, сказал Пит. — Если бы знать, где выключатель… Ах, что я несу такую чепуху — у меня же есть фонарик, прекрасный новый карманный фонарик..

— Ну так давай свети! — заторопил его Боб. — Здесь, в темноте, еще что-нибудь свалится на голову! С каждой минутой становится все темнее.

— Слушай, — сказал Пит несколько неуверенным голосом, — у меня нет фонарика. Знаешь, видимо, когда мы закрывали саркофаг со скелетом… Наверное, тогда я его там забыл.

— Отлично, — сказал Боб. — Просто превосходно. А мой сломался в битве с рыцарем.

— Может, он просто долго пролежал без употребления, — сказал Пит.

Он нащупал фонарик Боба. Боб слышал, как он рукой постучал по нему. Минуту ничего не происходило, потом фонарик ожил и появилось слабое свечение.

— Плохой контакт, — сказал Пит, — лампочка еле светит. Однако какой-никакой, а свет. Пошли теперь!

Они спускались по узкой витой лестнице как можно быстрее, насколько позволяла загипсованная нога Боба.

Пит шел со слабо светящим фонариком впереди. Наконец ступени кончились, и ребята подумали, что добрались до самого низа. Они осветили помещение, в котором находились. Это был небольшой квадратный холл с двумя дверями. Сыщики стояли в нерешительности, какую из дверей им открыть, и тут Пит схватил Боба за руку.

— Прислушайся! — сказал он. — Ты ничего не слышишь?

Боб прислушался. Он слышал. Органная музыка! Слабые таинственные звуки органа. Кто-то играл на сломанном органе в кинозале. Вдруг Боб ощутил невыносимое щемящее оцепенение, о котором говорил Юп.

— Это доносится отсюда, — прошептал Пит и показал на одну из дверей.

— Значит, давай пойдем туда. — Боб показал на другую дверь.

— Нет, мы пойдем именно сюда, — возразил ему Пит. — Это проход в кинозал. А мы знаем, что оттуда прямой путь к выходу. Если мы пройдем через другую дверь, то окончательно заблудимся. Давай выберем из двух зол меньшее.

Пит открыл дверь и решительно шагнул в темный коридор, держа Боба за руку. Музыка становилась все громче, но по-прежнему звучала так, словно доносилась издалека, как призрачная мелодия, состоящая из плачущих и завывающих звуков.

Боб шагал, потому что Пит крепко держал его за руку, но чем ближе они приближались к музыке, тем невыносимее становилась напавшая на него нервозность. Потом Пит толкнул еще одну дверь, и они действительно оказались в кинозале.

Сомнений никаких быть не могло, в слабом мерцании фонарика они разглядели спинки плюшевых сидений. Далеко сзади, на другом конце зала, было видно, как возле органа что-то светится синим светом, что-то неопределенное, не имеющее четких очертаний. Оно висело в воздухе примерно на высоте полугора метров и, казалось, беспокойно вспыхивало и металось. А орган непрерывно издавал призрачные вздохи, визги и кряхтение.

— Синий фантом! — Боб поперхнулся.

В этот момент чувство раздирающего душу невыносимого напряжения, достигшее границ перехода в щемящее оцепенение, перешагнуло их и переросло в панический страх — точно так, как предсказывал Юп.

Они бросились бежать наперерез через зал — к двери на противоположной стороне. Пит толкнул ее, и они очутились в «говорящем» зале. Они помчались к выходу — тяжелая дверь так и стояла открытой — и выскочили на выложенную каменными плитами террасу. Пит бежал так быстро, что ничего не заметил. А Боб упал и свалился на кучу опавших листьев в углу террасы. Не раздумывая, он закопался в них поглубже, залез, как мышь в нору.

Он ждал, что синий фантом вот-вот нагонит его, и сердце его колотилось так бешено, как пневматический молоток. Его учащенное дыхание было таким громким, что он не слышал ничего другого. Поняв это, он сдержал дыхание. И во внезапно наступившей тишине ясно услышал, как за ним гонится синий фантом. Он все приближался и приближался, маленькими, шаркающими шажками, скользя по каменным плитам. Его дыхание было прерывистым и с сипящим свистом — зловещий, нагоняющий ужас звук.

Вдруг шаги стихли. Это что-то нависло прямо над ним. На какое-то время все замерло и затихло. Бобу померещилось, что прошла целая вечность, а потом оно опять задышало прерывисто и громко. Потом нагнулось и схватило Боба за плечо. Ощутив прикосновение, Боб издал такой вопль, что мог бы сдвинуть лавину каменной осыпи с ближайшей горы.

Похоже, Замок Ужасов действительно полон самых неожиданных и удивительных сюрпризов. Во всяком случае, такой фантом, который может крепко схватить рукой, приводит меня в замешательство.


ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ЦЫГАНКИ | Тайна замка-ужасов | ТАЙНЫЙ ЗНАК