home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



35

Садясь на свое место, Валерена изображала спокойствие, от которого была далека. Зал директората имел вид, обычный для правящих Домов и сложившийся столетиями. Тихий, просторный, с комфортабельной мебелью и излишне теплый. Они с Блаженным, Лупо и его спутницей прибыли последними. Мазеранг и Воргемут делали вид, что Валерены вообще на свете нет. У старого Коммодо Хвара был смущенный вид.

И Валерену тоже кое-что смутило. Лупо ввел в комнату свою подругу. Они заняли место за баром с напитками. Никогда раньше Лупо сюда не вторгался, не говоря уже о том, чтобы приводить своих людей. Провик не был директором.

К тому же ее отец присутствовал вместе со своим дублем. Они сели в разных концах комнаты и веселились, пытаясь как можно лучше изобразить Симона. Невозможно было сказать, кто из них кто.

Блаженный хлопнулся в кресло – скучающий отпрыск, присутствующий лишь по принуждению.

Лупо нервировал директоров. Они знали, кто он такой. И его присутствие уверенности не добавляло.

– Хватит! Призываю всех к порядку! – проревел голос одного из Симонов. Будто кто-то позволял себе буянить.

– К порядку! Хватит дурака валять! У нас чертовски важное дело.

Только Блаженный сохранил свой скучающий вид. Все знали, что раскрыт заговор против Симона Трегессера. Имена передавались из уст в уста. Враги обвиненных жаждали крови. Их друзья смотрели в будущее с трепетом. Мазеранг и Воргемут – с неприкрытым ужасом. Ни один из Симонов об этом даже не вспомнил. Они вели свой шутовской дуэт на тему о восстаниях в принадлежащих Дому мирах. У них выходило, что состояние Трегессеров полностью обескровлено. Дом потрошат. И все из-за нескольких некомпетентных менеджеров.

– Нас разваливают! Жрут заживо! Мы должны действовать сегодня, сейчас! Этих дураков надо оттуда убрать! И на их место поставить менеджеров, доказавших свою умелость и решительность. Я предлагаю – нет, я требую! – провести голосование о снятии этих почти предателей, пока они нам еще больше вреда не наделали.

Он назвал шесть имен. Валерена никого из них не знала. Они вряд ли могли много значить. Директора, охотно включившись в кровавый пир, проголосовали за снятие немедленно.

– В этих крайних обстоятельствах проконсулами должно назначить лучших и наиболее надежных.

Он назвал Валерену, Блаженного, Мазеранга, Воргемута и двух стариков, которых ненавидел с самого детства. И потребовал голосования по их утверждению.

Блаженный более не скучал. Он выпрямился, будто аршин проглотил, и взглянул на Лупо. Тот улыбался какой-то вполголоса сказанной шутке.

Как раз вовремя спутница Провика поднесла Валерене еще один вертящийся коктейль в высоком бокале морозного стекла.

– Ты обязана Лупо жизнью, – сказала она. Валерена посмотрела на Провика. Он кивнул. Вот как. Эта мерзость вышла из мозга Лупо. Умно. Жестоко. Убедить Симона, что изгнание – судьба хуже смерти. Она могла догадаться.

А разве это не так? Быть выброшенной за тысячу световых лет от дома, колодцев власти и собственной тщательно продуманной системы безопасности? Лупо должен был предусмотреть, чтобы у нее не осталось выхода.

А за этим столом эти ухмыляющиеся самодовольные рожи проголосовали выбросить ее с Примы Трегессера. А какой у них выбор? Поражение превратилось в разгром. Но победитель еще не свел с ними счеты.

– Времена отчаянные, и нельзя терять ни минуты! Вас ждут вояджеры, готовые рвануться на Паутину. Спешите! Немедленно! Вояджеры ждут вас!

– Я иду, – сказала Валерена Блаженному. – Но я не дам ему загнать меня в изматывающую спешку.

– Скрой свою основную базу, мать. Мы недолго будем отсутствовать. Он не продержится дольше, чем понадобится Стражу, чтобы стереть его в порошок.

Два Симона стали метать молнии, выгоняя всех из зала.

– Я думала, здесь будет заседание директората.

– Мама! Даже я знаю, что здесь ничего не решается. Дед знает исход голосования раньше, чем решит собрать директорат.

Валерена подумала о своих дублях. В суете поспешного переезда некоторые из них могут исчезнуть так, чтобы их не хватились.

Она чуть улыбнулась. И заметила, что Блаженный тоже улыбается.

Какую гадость на этот раз задумал мальчишка?



предыдущая глава | Дракон не спит никогда | * * *