home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Источник информации

Обратно в Трентон Виктория отправилась вечером в воскресенье. Первым делом она позвонила в Управление окружного прокурора – сказать, что берет отпуск за свой счет. В понедельник утром она собиралась подольше поспать, но проснулась в шесть утра, как всегда. Приняла душ. Волосы сушить не стала, а просто насухо вытерла. Потом надела джинсы с футболкой и отправилась завтракать, прихватив с собой темно-синюю куртку.

В девять утра она вошла в Бромли-парк и села на скамейку. Рядом порхали птички, отщипывая кусочки сандвича из мусорной урны. Что делать дальше, Виктория не знала. Нужно доказать причастность братьев Рина к убийству Кэрол, Тони и Бобби. Но как? У нее был достаточно солидный опыт в судебных разбирательствах, но уголовными расследованиями она никогда не занималась. Одно время Виктория приятельствовала с Рубеном Диксоном, детективом из отдела по расследованию убийств. Сейчас он на пенсии. Может быть, поговорить с ним? Рубен был человек хороший и специалист опытный, методичный, глубоко копать не боялся, но, к сожалению, пожилой и с артритом. Когда они виделись в последний раз, он едва ходил. На ее счете в банке лежали несколько тысяч долларов, которые она могла заплатить ему за работу. Виктория начала вспоминать, где у нее записан его домашний телефон, и уже собиралась уходить из парка, как вдруг к ней подбежал и сел напротив небольшой терьер.

– Привет, малыш, – сказала она, и он тут же прыгнул к ней на колени и лизнул в подбородок. Она весело засмеялась и почесала его за ухом. Совершенно неожиданно он схватил зубами ее сумочку, спрыгнул с коленей и побежал по дорожке. – Куда же ты? Остановись! – глупо закричала она. Затем вскочила и побежала за ним. Пес влетел в женский туалет, она туда же и захлопнула дверь, чтобы он не смог выбежать. Терьер скрылся в кабинке, но через пару секунд выскочил оттуда и уронил сумочку к ее ногам.

– Ты плохой пес, – укоризненно произнесла Виктория. Она подняла сумочку, заглянула внутрь и обнаружила, что исчез бумажник. – Ах ты, ско-ти-на! – набросилась она на пса. – Ничтожный воришка! Куда ты дел мой бумажник?

И тут из кабинки появился Бино Бейтс с бумажником в руке и ее папками под мышкой.

– Он не самый ловкий вор-карманник в мире, но, сами понимаете, выхода у нас не было. Лезть к вам в дом мы как-то не решились. – Он сосчитал ее деньги. – Не так уж много вы носите с собой наличных.

– Знаете что?

– Не знаю.

– Большего засранца я еще в жизни не встречала.

– Комплимент принят. – Бино поклонился. – А теперь к делу. Мне нужна ваша помощь. Похоже, у нас общие интересы.

– Очень маловероятно, – проговорила она, думая, что сейчас он кажется совершенно другим человеком, чем тогда в ресторане. Тот был неуверенным и нервным, этот, наоборот, спокойный и наглый. Действительно превосходный актер. Виктория решила, что доверять ему нельзя ни на йоту.

– Вы с такой теплотой относились к Кэрол, я это почувствовал во время вашего выступления по телевидению. Она была вам далеко не безразлична…

– Ладно вам вешать лапшу на уши, – прервала она его.

– А мне всегда казалось, что хороший юрист умеет хорошо слушать.

– А что слушать-то? Ваше смазанное медом дерьмо?

– Я намерен отомстить Джо и Томми Рина за убийство Кэрол. Но для этого мне нужна информация. Я стащил ваши папки, потому что думал, что у вас там есть нужные мне материалы, и промахнулся. Мне необходимо знать, где эти ребята зарыли свои сундуки.

– Что зарыли?

– Деньги. Мне нужно знать, каким бизнесом они занимаются, как действуют, кого и чего боятся, какие у них есть рычаги и где.

– Мне кажется, они боятся меня, – буркнула она.

– Не обижайтесь, Вики, но вас они не боятся. Свой шанс выстрелить вы использовали. И промазали. Теперь моя очередь. Я намерен достать этих двух мерзавцев. И единственное, что мне нужно от вас, это час, ну, может быть, два обстоятельной беседы.

– И как же вы намереваетесь добраться до Томми и Джо Рина? – спросила она, начиная проявлять слабый интерес.

– Я заставлю Томми свидетельствовать на суде против Джо, рассказать об убийстве в «Трентонской башне».

– Вы рехнулись.

– Неужели? – Бино улыбнулся.

– Ага, рехнулись. Томми и Джо братья. Томми считает, что его младший брат святой. Он преклоняется перед ним с шестого класса и никогда не станет свидетельствовать против. Даже не надейтесь.

– Я не думаю, что их отношения были когда-либо подвергнуты настоящему испытанию.

– И вы собираетесь их испытать? – Она не сомневалась, что напрасно теряет с ним время. У этого человека за душой ничего нет, так что лучше попытать счастья со страдающим артритом зубром полицейского сыска, который имеет большой опыт в расследовании убийств.

– Вы знаете, что общего у обычного лоха и главаря бандитов? – спросил Бино.

– Что?

– Алчность. Не будь люди алчными, ни одно жульничество провернуть было бы невозможно. Я собираюсь бросить между этими двумя ротвейлерами несколько фунтов парного мяса и посмотреть, что будет.

– Вы ведь Фрэнк Лемей, верно? – спросила она, резко меняя тему. – Это вас избил Джо Рина у «Кантри-клуба» в Гринборо.

– Да, – согласился он. – К сожалению, это был я.

– Если бы вы тогда не сбежали из больницы, а начали сотрудничать с полицией, Кэрол, возможно, сейчас была бы жива.

Он молча смотрел на нее некоторое время. А затем произнес слова, которые ее тронули:

– Мы могли бы это сделать вместе… ради Кэрол. Я любил ее, Виктория. Она была мне другом, единственным в мире.

Его глаза сделались такими печальными, что Виктория безоговорочно поверила: да, Бино Бейтс действительно был глубоко привязан к Кэрол.

– Я заставлю Томми свидетельствовать против Джо, – продолжил он так решительно, что у нее в голове даже на мгновение мелькнула мысль: а может, он и в самом деле способен на это? – Все, что мне нужно, Вики, это информация. Хотя бы немного.

– Но с какой стати я должна вам помогать? – спросила она. – Вы в бегах. Если меня уличат в сотрудничестве с вами, то наверняка лишат лицензии на юридическую практику или вообще посадят в тюрьму.

– Это плата за возврат вот этого, – сказал он, протягивая папки.

– А вот здесь вам не повезло, приятель. Мне они больше не требуются… это дело закрыто.

– Не требуются – значит не требуются. Но мы оба виноваты перед Кэрол. Конечно, в первую очередь это случилось из-за меня, но и вы тоже постарались. Вернее, не постарались, потому что организовали ее безопасность из рук вон плохо. Так что мы перед ней в долгу. И я, и вы.

Она молчала, в голове вертелись одни вопросы, без ответов. Как танцовщицы на стенах спальни.

– Вы же читали мое досье, – продолжил он. – Значит, должны знать, что я не какой-то там профан, когда речь идет о подобного рода делах. Я берусь направить этих акул друг против друга, но мне нужна информация. Не зная диспозиции, затевать большую игру нельзя. Для уничтожения этих убийц мне нужна ясная картина их положения. Прежде всего финансового.

Они стояли у раковин. Молчали. В туалете стоял запах мочи, смешанный с дезинфицирующими средствами. Наконец Плут Роджер разрядил напряжение; его резкий лай ударил им по барабанным перепонкам.

– Ну, к примеру, помогу я вам, и что дальше? – спросила она.

– Дальше? Вы получите удовлетворение от сознания, что помогли сломать двух бандитов и тем самым отомстили за Кэрол.

Виктория задумчиво посмотрела на Бино Бейтса, затем опустила глаза на пса, который сидел у ее ног, виляя хвостом, как будто ждал поощрения за то, что стащил сумочку.

– Одного удовлетворения недостаточно, – наконец сказала она. – Я хочу принимать участие в операции против этих мафиози.

Такой оборот дела оказался для Бино совершенно неожиданным.

– Но это же мошенничество, Виктория! А вы прокурор. Две совершенно разные профессии, два совершенно разных подхода. То, что приемлемо для прокурора, катастрофа для жулика, и наоборот. В мошенничестве ведь как… чтобы дело двигалось вперед, нужно вцепиться в него обеими руками, увеличивать уменьшая, умножать деля. Вы никогда не сможете с этим справиться.

– Не вам судить, справлюсь я или нет. Но в одном вы правы – я действительно много знаю о братьях Рина. Очень много. Мне детально известно, какой у них бизнес, на что направлены их интересы, с кем они кооперируются, кто их любовницы… короче, все. Вы тоже хотите это знать? Тогда придется выполнить мое условие.

– Это невозможно, – медленно произнес он.

– В таком случае ничего не получится, – сказала она. – А эти папки можете выбросить в мусорную урну. Любую, какая вам понравится.

Они молча постояли в тускло освещенном туалете еще пару минут. Наконец она повернулась, чтобы уйти.

– Ладно, – сказал он, – я включу вас в команду, но вы будете на заднем плане. Как источник информации, не больше.

– Идите вы знаете куда, – проговорила она сердито. – Сами полезли ко мне, пролили апельсиновый сок на мой лучший костюм, украли папки с делами, выдавали себя черт знает за кого, от Ампа Хейвуда до Мартина Кушбери… Господи, да у вас личин больше, чем у Сибил.[23] Нет, к черту! Я совершенно искренне симпатизировала Кэрол, она была моей приятельницей. И вам придется принять меня в игру, потому что я нужна. Дальнейшие переговоры мы будем вести только в том случае, если договоримся об этом.

– Но, Вики, это же не зал судебных заседаний. Здесь нет правил. Нет правовых положений, на которые можно сослаться, никаких ходатайств, контрпредложений, нет судьи, который все рассудит по справедливости.

– Да или нет? – потребовала она ответа.

Бино увидел в ее глазах огонь. Она стояла напротив, такая непокорная, дерзкая и красивая. Он не знал, какое из этих качеств заставило его принять решение.

– Встречаемся завтра в восемь утра у «Мотеля номер шесть». Но учтите, если хотя бы раз случится так, что мне что-нибудь понадобится, а вы будете пустая, не сможете мне предоставить нужную информацию, я оставлю вас на обочине.

– Давайте попробуем, – сказала она.

Бино двинулся мимо нее к выходу.

– Эй, – крикнула она ему вслед, он обернулся. – Вы что, так и не вернете мне бумажник?

Бино раздраженно сунул ей бумажник, а папки с документами кинул в урну рядом с раковинами. Если надо, она их вытащит. Выйдя за дверь, он свистнул Плуту Роджеру, но терьер не появился. Он снова вошел в туалет и обнаружил, что пес сидит перед Викторией Харт и смотрит на нее как на Пресвятую Деву Марию.

– Пошли, Роджер. Ты обслюнявишь ее завтра.

Пес неохотно последовал за ним.

– Вот засранец, – сказала Виктория и тоже вышла, даже не взглянув на папки в урне, которые совсем недавно были ей так дороги.


Глава 8 Телевизионная передача | Король мошенников | Часть третья Запуск