home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

«Сейбе-бей»

По прибытии в международный аэропорт Фрипорта Плуту Роджеру согласно существующим на Багамах правилам сделали укол от бешенства, после чего выдали ветеринарный сертификат. Теперь он сидел на переднем сиденье взятого напрокат английского «форда» с кондиционером, унылый, с новенькой пластиковой биркой на ошейнике, где говорилось, что он прошел проверку в инспекции министерства сельского хозяйства и торговли Содружества Багамских островов.

Автомобиль проехал по обсаженной пальмами аллее и свернул направо, на скоростное шоссе Большой Багама,[38] направляясь к клубу «Сейбе-Бей», который был расположен в самой восточной оконечности острова. Они миновали Пеликанью гору, проехали через пыльную деревушку Маклинс-Таун, в которой оказалось много строений XV века, то есть времен Колумба, которые все были выкрашены в яркие цвета и прятались в тени огромных кипарисов. Разумеется, хватало и жалких лачуг, построенных из консервных банок с навесами на деревянных подпорках перед дверями, отчего издали казались похожими на сгорбленных стариков, опирающихся на клюку, под испепеляющим тропическим солнцем.

Архитектор, построивший клуб «Сейбе-Бей», очевидно, был человеком знающим. Поместив его на самой оконечности острова, он умело использовал то обстоятельство, что строения будут обдуваться ветрами Атлантики, а также пассатами из глубины острова, с пролива Провидения.

Бино свернул под арку в европейском стиле со статуями Магеллана и Колумба по бокам на извилистую дорогу с белым покрытием из ракушечника. Справа виднелось великолепное поле для гольфа, спроектированное Арнолдом Палмером.[39] Наконец впереди показалось здание клуба. Оно представляло собой смесь архитектурных стилей, которые причудливо дополняли друг друга. В брошюре, которую Виктория купила в аэропорту, говорилось, что вход в клуб и порткоше[40] сооружены из фрагментов готического монастыря XIV века, которые Уильям Рэндолф Херст обнаружил в знаменитом французском городке Лурде, в амбаре. Он продал их Хантингтону Хартфорду, который затем перевез материал на остров Большой Багама. Вот так остатки памятника архитектуры позднего Средневековья оказались частью оформления въезда в клуб «Сейбе-Бей». Великолепие старой феодальной Европы плюс кричащее безвкусие Багам – потрясающий эффект! Как бы завершая экспозицию, появилась стая розовых фламинго, которые свободно разгуливали по окрестностям, с грациозной неуклюжестью вышагивая на длинных ногах, напоминающих ходули, вытягивая длинные шеи.

Порткоше был открыт, и с подъездной дорожки виднелся изумрудно-зеленый Атлантический океан.

– Я вижу, денег наши клиенты не жалеют, – нарушила молчание Вики.

– Наваривают на наркотиках, – угрюмо отозвался Бино. – Вся эта роскошь накапала им с кончика иглы.

Виктория удивленно посмотрела на него. Таких интонаций у Бино она прежде не слышала.

Указатель рядом со входом объяснял, как пройти в бар «Хемингуэй» в восточной части отеля и к клубу рыболовов дальше у причала. Морской ветерок покачивал купу пальм, в тени которых примостилось элегантное здание гольф-клуба. Где-то неподалеку играли в теннис, были слышны удары мячей.

– Давай-ка выбираться отсюда, – сказал он, – а то я, чего доброго, надумаю проехать на этом маленьком «форде» через вестибюль и остановлюсь у бассейна.

Виктория молча кивнула. Она знала, что он вспоминает Кэрол.

Бино миновал стаю фламинго, затем запечатленных в камне двух знаменитых первооткрывателей и снова выехал на шоссе.


Они остановились в отеле «Занаду-Бич» во Фрипорте, рядом с яхт-клубом. Одной стороной отель выходил на белый песчаный пляж и могучие волны океана, а другой – на живописные яхты на пристани в небольшой бухте. Они зарегистрировались, потом Бино занес багаж Виктории к ней в номер.

– Пойду искать Дакоту и Даффи, – сказал он, беря поводок Роджера. – Встречаемся через час в баре «Викер».

Виктория разобрала вещи и вышла на узкий балкон полюбоваться океаном. Свежий ветерок шевелил ее короткие волосы. Почувствовав легкое головокружение, она закрыла глаза.

«Надо же, влезть в игру, причем так основательно! В игру без правил или в лучшем случае с правилами, которых я не понимаю. Чем это все закончится? – спрашивала она себя. – Доживу ли я до того момента, когда будет известен ответ на этот вопрос?»

Она связалась с людьми, против которых всего лишь две недели назад могла выступать с обвинительными заключениями в суде. Это пугало ее и одновременно возбуждало.

Виктория переоделась и час спустя вошла в небольшой бар, обращенный к океану, с плетеной мебелью и вентиляторами, медленно вращающимися под потолком. Бино она увидела сразу. Он сидел за столиком у окна с Дакотой и пожилым человеком, который выглядел так, как будто уже умер и неожиданно решил вылезти из гроба, чтобы выпить в последний раз. Седые волосы на голове пребывали в эйнштейновском беспорядке, а сквозь тонкую, как бумага, кожу просвечивали голубые вены, напоминающие узор автомобильных дорог на карте. Увидев Викторию, старик оживился и вспыхнул улыбкой. Фирменной, такой же, как у Бино.

– Привет, – сказала она, глядя на Дакоту, которая успела за это время слегка подзагореть, что только прибавило шарма ее ослепительной красоте.

На Дакоте были белая рубашка, завязанная выше талии, и розовые шорты. Роскошные черные волосы спадали на плечи. Она потягивала через длинную соломинку какое-то местное питье и никак не отреагировала на приветствие, даже не кивнула.

– Виктория, позволь представить тебе моего дядю, Даффи Бейтса, – произнес Бино несколько церемонно.

– Даффи Эпилептик? – уточнила она, вспомнив, как его называл Бино.

– Я вполне могу обойтись и без этого добавления, – сказал Даффи, снова очаровательно улыбнувшись.

– Вчера вечером они посетили казино, – продолжил Бино, – и Даффи стащил со стола пару костей, которые тут же отослал в Майами своему брату. В клубе «Сейбе-Бей» используют дорогие кубики, которые называются «идеал казино». Они отполированы с точностью пять тысячных на дюйм и потому переворачиваются абсолютно случайно. Брат Даффи подготовит две дюжины комплектов кубиков, близких к оригиналу, так что ни крупье, ни пит-босс с первого взгляда разницы не заметят. Да и не будут они ничего разглядывать слишком пристально, потому что для начала мы будем проигрывать. Нам нужно добыть со стола по крайней мере двенадцать комплектов подлинных костей, которые потом будут высверлены и нагружены. Следует учитывать, что, наряду с различными «неправильностями» в написаниях букв, кости «идеал казино», используемые в клубе «Сейбе-Бей», наверняка имеют контрольные пометки, видимые при ультрафиолетовом освещении, или прочие средства идентификации.

– Как это? – спросила Виктория.

– Пластик, из которого сделан кубик, покрывают специальной краской, видимой только при ультрафиолетовом освещении, – пояснил Бино. – Даффи считает, что здесь кости меняют раз в сутки, в девять вечера. Каждый новый комплект скорее всего имеет свои идентификационные метки. Нам нужно проделать всю работу: добыть кости со стола, высверлить, нагрузить, возвратить на место, а затем «нагреть» эту контору – максимум за двадцать четыре часа, то есть прежде, чем они сменят кости и появятся другие с другими метками. По оценке Даффи, улов в зале «Кейдж рум» к утру составляет свыше двух миллионов. Итак, мы появляемся в казино, где Дакота должна будет отколоться и закадрить Томми. На профессиональном языке это называется «разогрев». Он сейчас здесь, живет на вилле брата неподалеку от «Сейбе-Бей». Так что билеты, которые мы прислали Каллиопе, сработали. Если все пойдет нормально, мы с Даффи проведем «тэт» до трех ночи, выиграем два миллиона и ударимся в бега, причем со всех ног, потому что Томми рассвирепеет не на шутку. Но это запланировано. Дакоте придется задержаться, рассказать Томми «сказку» и управлять процессом «пропитки».

– «Пропитка», – пояснил Даффи, – это когда на лоха находит просветление после того, как вы его «обстригли», и он бросается за вами в погоню.

– Завтра в шесть утра за нами должен прилететь кузен из Майами. Он будет ждать нас на частном аэродроме Дип-Уотер в десяти милях к западу от клуба «Сейбе-Бей», – добавил Бино.

– Ты не сказал, что должна буду делать я, – напомнила Виктория.

– А вы что, не захватили с собой вязанья, дорогая? – произнесла Дакота хриплым чувственным голосом. Ее губы слегка изогнулись в улыбке.

– Мисс Бейтс, я вас чем-то раздражаю? – спросила Виктория, стараясь оставаться спокойной.

– Раздражение – это не то слово. Просто у вас в этой игре в отличие от меня нет никаких обязанностей, вот и все. Это не по правилам. Если Томми что-то заподозрит, то отдуваться придется в первую очередь мне. Знаете ли, очень неприятно, когда вас бьют.

– А если бы не я, вас бы вообще здесь не было. Это я рассказала Бино о Торговом банке в Нассау, где они хранят все свои активы, полученные за наркотики.

– Ну и что? Так и будете жить прошлыми заслугами?

– Мне бы хотелось, чтобы вы перестали разговаривать со мной в таком тоне, – огрызнулась Виктория.

Бино и Даффи молча наблюдали за перепалкой. Наконец Дакота кивнула и высосала остатки питья через соломинку, издав громкий чавкающий звук, затем отодвинула высокий бокал и улыбнулась.

– Отсос – это мой лучший номер в программе. А какой у вас, Вики?

– Терпеливо сносить дерьмо, – откликнулась Виктория, поставив точку в этом обмене любезностями.

– Пойду готовить гарпун для Томми. Задача непростая. У меня ведь есть соперница, некая Каллиопа Лав. – Дакота вышла из бара, все присутствующие проводили ее взглядами.

– Это она так разминается? – холодно поинтересовалась Виктория.

– Не надо на нее обижаться, – сказал Бино. – У Дакоты в афере самая опасная роль. Она должна заарканить этого психопата и довольно долго «разогревать».

– Это означает, что она должна будет с ним спать? – Голос у Виктории дрогнул. Томми был отвратителен, как кипяченые помои. Она не могла себе представить, как это возможно – лечь с ним в постель.

Бино не ответил. Он наблюдал за любителями серфинга, катающимися на волнах.

– Она делает то, что должна делать, чтобы заставить его поверить в то, во что мы хотим, чтобы он поверил, – сказал Даффи. – Если для этого понадобится войти с ним в половой контакт, она это сделает.

– Вот как… – протянула Виктория.

Бино не отрывал глаз от океана, думая о чем-то своем.

– Может быть, Виктория сможет взять на себя работу по клиринговому банку? – предположил Даффи, заставив Бино повернуть голову в их сторону.

– Я готова выполнить любое задание, какое поручат, – сказала Виктория.

– Вчера мы послали в отдел изучения кредитоспособности клиентов казино новое издание «Финансового бюллетеня Мак-Гуайра», – объяснил Даффи. – Туда входит перечень финансовых и банковских учреждений Америки. Все казино используют эти бюллетени для проверки кредитоспособности игроков. Мы перепечатали одну страницу, добавив Скотоводческий банк Центральной Калифорнии во Фресно. Когда они позвонят по указанному номеру во Фресно, сигнал автоматически будет переадресован на телефон-автомат у клуба «Сейбе-Бей». Как вы смотрите на то, чтобы сидеть на телефоне и в нужный момент «запеть»?

– Я смотрю на это положительно, – ответила Виктория.


В три часа со специальным курьером из Майами прибыли кости. Бино и Даффи загрузили их в подлокотники инвалидного кресла и установили на место портативный туалет. Затем все залезли в средних размеров голубой фургончик «шевроле», который Даффи взял напрокат. Инвалидную коляску Бино поставил сзади. Виктория села за руль, Роджер запрыгнул на переднее сиденье рядом.

Виктория должна была выполнять работу водителя-эвакуатора. Она поставит фургончик рядом с телефоном-автоматом и начнет наблюдение за центральным входом в клуб «Сейбе-Бей». Роджер остается при ней. После двенадцати ночи в любой момент может возникнуть аварийная ситуация. Ну и, конечно, «пение». Она уже почти наизусть выучила информацию, которую нужно будет сообщить финансовому менеджеру казино, когда он позвонит. Роль, конечно, была скромная, но это единственное, что можно было поручить ей при создавшихся обстоятельствах. Потому что Виктории ни в коем случае нельзя попадаться на глаза Томми. Он узнает ее немедленно. Еще бы, прокурорша, которая хотела засадить его брата! А это будет означать конец всему.

Они сидели в фургончике, ждали Дакоту. Наконец она показалась из парадной двери отеля и направилась к машине. Виктория была поражена. На Дакоте было желтое вечернее платье, невероятно сексуальное, сильно открытое спереди, с боков разрезы. Платье больше открывало, чем закрывало. Соски и бедра нахально выпирали, натягивая тонкую материю. Это было вульгарно и шикарно одновременно.

Влезая в фургончик, Дакота поймала удивленный взгляд Вики.

– Конечно, немного в стиле потаскухи, но мне позволено забросить удочку только раз. Клиент либо проглотит крючок, либо мы провалились.

Виктория тронула машину, Плут Роджер примостился рядом, положив морду ей на бедро. Маленький терьер уже признал ее полностью. Они покатили по шоссе Большой Багама в сторону клуба «Сейбе-Бей» и достигли восточной оконечности острова почти в восемь тридцать. Солнце только начало садиться. Пылающая оранжевая сфера некоторое время побалансировала на границе темно-синего неба и зеленого океана, а затем, как в замедленной съемке, плавно скользнула за горизонт. Как будто бильярдный шар упал в лузу.

Бино посмотрел на часы:

– Почти девять. Когда же, черт возьми, приедет ночная смена?!

Наконец на стоянку служебных машин въехали несколько фургончиков с символикой клуба, из которых вылезли десять мужчин и женщин в черных галстуках и направились к заднему входу в казино.

– Ночная команда, – сказал Бино. – Пит-боссы, распорядители и крупье. Ну как, Даффи, готов?

Старик кивнул.

– Я собираюсь начать с «финта». – Это означало, что он намеревается проверить реакцию пит-босса и крупье на фальшивые кости, уронив их на стол перед броском.

Бино тоже кивнул. Затем повернулся к Дакоте:

– Ты готова?

Она кивнула, сделала глубокий вдох и посмотрела на себя в зеркальце заднего вида.

Бино извлек инвалидное кресло, обнес его вокруг фургончика на ту сторону, где сидел Даффи, и, сдвинув дверцу, помог старику усесться в кресло. Виктория заметила внутри пластикового контейнера портативного туалета полотенце. Это для того, чтобы заглушить звук падающей кости. Даффи достал приготовленные заранее глазные капли и закапал по нескольку в каждый глаз. Через несколько секунд глаза покраснеют и станут влажными, что придаст ему еще более болезненный вид. Затем он сделал для разминки несколько конвульсивных движений.

– Ну как, дядя Харри, устроились? – спросил Бино, поправляя на старике идентификационную карточку, на которой значилось «Харри С. Прайс». На его карточке было написано «Дуглас Прайс». Они были дядя и племянник.

– Время «отправляться на юг», – сказал Даффи.

«Отправляться на юг» на языке шулеров означает незаметное изъятие с игрового стола казино костей или денег.

– На частоте сто семь и шесть работает неплохая станция, – сказала Дакота Виктории, вылезая из фургончика. – Очень хорошо слышно, рекомендую.

– Дакота… – окликнула ее Виктория и, когда та обернулась, подняла вверх большой палец. – Удачи тебе.

Дакота грустно кивнула и последовала за Бино, который уже ввозил инвалидную коляску Даффи в казино.

Виктория наблюдала за ними, пока они не скрылись в глубине клуба «Сейбе-Бей», затем отъехала на фургончике в условленное место, вылезла и подошла к телефону-автомату, откуда было удобно наблюдать за парадным входом. Теперь оставалось набраться терпения и ждать вызова на сцену, чтобы исполнить свою роль в «тэте».


Часть четвертая Ввод лоха в игру | Король мошенников | Глава 17 Два профана