home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Два профана

Дакота последовала вслед за Бино и Даффи в открытый всем ветрам вестибюль отеля с видом на океан. Затем Бино свернул направо, перекатил коляску Даффи через массивный порог в открытый двор и дальше – в темное, лишенное окон, но зато снабженное кондиционерами нутро казино. Гул океана и шелест пальмовых ветвей здесь сменились звяканьем монет, опускаемых в щели автоматов, и выкриками около дюжины крупье. Бино покатил кресло по роскошному, лиловому с красным, ковру к кассе. Дакота в это время уже входила в бар.

– Хочу заплатить наличными и сыграть в кости, – произнес Даффи дребезжащим голосом, чуть приподняв слабую руку, чтобы привлечь внимание кассирши.

Она подняла глаза, увидела инвалидную коляску, затем перевела взгляд на Бино и улыбнулась. Но тому было не до веселья.

– Что это вы надумали, дядя Харри? Неужели забыли, сколько проиграли вчера во Фрипорте в казино «Принцесса»?

– Дуглас, только не начинай опять заводить свое. Ты только и знаешь, что брюзжать и жаловаться. Чем ты предлагаешь мне заняться, а? Хочешь одолжить мне свой купальный костюм, чтобы я поплавал в бассейне? – Он посмотрел вверх на кассиршу, у которой на карточке значилось, что она Синди. – Хочу купить фишек на пятьдесят тысяч, затем, если их просадим, то, может быть, сможем организовать какой-нибудь кредит. – Он толкнул к кассирше конверт, полный купюр, и не сводил своих воспаленных глаз с ее проворных пальцев, пока она считала деньги.

– Здесь пятьдесят тысяч долларов США, – сказала Синди. – Вы хотите на всю эту сумму фишек?

– Да, да, – возвестил Даффи. – Можете доставить их до ближайшего стола, вон там, и даже чуточку задержаться, посмотреть на мастера за работой.

– Боже правый, – простонал Бино. – Тоже мне мастер. Да вы проигрываете хуже, чем «Нью-Йоркские ракеты».[41]

Синди бросила взгляд на Бино, дожидаясь, когда он заткнется, затем сказала:

– Если хотите, я могу оформить вам также и кредит. Только это займет пару минут.

– Давайте, а кости пусть зреют, – громко протрубил Даффи и тут же сильно закашлялся, согнувшись пополам в своем кресле.

Синди достала из ящика заявку на получение кредита.

– Не могли бы назвать ваше имя и фамилию? – вежливо спросила она зашедшегося в кашле Даффи.

– Харри Стентон Прайс, – произнес он, с трудом подавляя приступ.

– Где занимаетесь бизнесом?

– Автомобильный центр «Доступные цены»,[42] Фресно, Калифорния. Я владелец этого леденца на палочке. – Он улыбнулся, но голос слегка дрожал, а голова все время словно норовила что-то клюнуть. Казалось, он находился в постоянной борьбе с самим собой, чтобы держать прямо свою шаткую, тонкую, как карандаш, шею.

– Банк? – спросила она.

– Скотоводческий банк Центральной Калифорнии, Фресно, – прохрипел Даффи.

Она аккуратно записала.

– Мистер Прайс, вы не возражаете, если мы свяжемся с вашим банком?

– Да нет же! – проговорил он, улыбаясь и позволив голове слегка склониться на одну сторону. – Хотите узнать, много ли у меня на счете денег, верно? Валяйте. Только скажите им, что я здесь надеюсь на везение и не уеду, пока не выправлю ситуацию.

– Потребуется некоторое время, сэр. Уверяю вас, это не слишком долго… Если хотите, можете вернуться сюда через полчаса. А я тем временем пошлю лоток с вашими фишками на третий стол. – Она с улыбкой показала на ближайший стол для игры в кости.

Он кивнул, сделав попытку поднять худую руку.

– Дядя Харри, – простонал Бино, – когда же наконец мы сможем поесть? И вам уже пора принять лекарства.

– Ты просто не умеешь развлекаться, – возразил Даффи слабым голосом, подавляя очередной приступ кашля. Затем неожиданно слегка выпрямился и прикрикнул на Бино: – Поехали! Вези меня, вези… давай же! – В голосе его зазвучали высокие пронзительные нотки.

Бино развернул инвалидную коляску и покатил по ковру к столу номер три для игры в кости.

Синди подождала, пока они удалятся, затем сняла трубку и набрала номер пит-босса.

– Зиг, я послала к третьему столу двух профанов. Они купили фишек на пятьдесят тысяч. Похоже, ребята уже просадили кучу в «Принцессе» во Фрипорте. Я пошлю туда лоток с фишками и дам знать службе безопасности, чтобы их сфотографировали. Может быть, ты захочешь проверить.

Льюк Зигман отвечал в казино за столы, где играли в кости. Он повернулся на стуле с металлической спинкой, прижимая к уху телефонную трубку, и увидел Бино, везущего Даффи к третьему столу.

– Старик в кресле-каталке и высокий рыжий парень? – спросил он Синди.

– Это они. Та еще парочка! Готовы просаживать, так что осчастливь их.

– Понял. – Он положил трубку и начал наблюдать, как служащий казино подкатил тележку на колесиках к столу номер три, снял большой лоток с разноцветными фишками и поставил рядом с инвалидной коляской Даффи.

– Прекрасно, прекрасно, – пробормотал тот, облизывая губы. – Пришло наконец время кидать… кидать… – Он схватил с лотка несколько стодолларовых фишек и швырнул через барьер на зеленую поверхность стола. – Какой у вас верхний предел?

– Две тысячи долларов, сэр, – ответил Зигман.

– Ставлю две тысячи на большую шестерку-восьмерку плюс страховка. А на двойные[43] шестерку и десятку по пять сотен.

Зигман едва заметно улыбнулся. Синди права. Все эти ставки на большую шестерку-восьмерку, двойные, страховка – так играют глупцы, профаны. Он отошел назад и стал наблюдать за игрой. Кости взяла пожилая женщины в пастельно-розовых шортах и пляжных шлепанцах.

– Начинает новый банкомет, – произнес крупье свою привычную скороговорку.

Женщина кинула кости, и выпали тройки и пятерка.[44]

– Восьмерка из Нью-Йорка, – выкрикнул Даффи. – Выигрыш.

Крупье – он был одет в белую рубашку, красную жилетку и галстук – подцепил кости закругленным концом своей специальной трости и толкнул их обратно к даме. Затем заплатил Даффи выигрыш большой шестерки-восьмерки. Но тот, видимо, был решительно настроен проиграть, потому что оставил выигранные фишки на столе, толкнув их все на линию. Дама взяла кости и немедленно выбросила семерку.

– Выпала семерка. Проигрыш, – пропел крупье. – Банк снимается. Выплат не производится. – Он смахнул со стола проигранную ставку Даффи.

Теперь кости перешли к нему. Его голова едва возвышалась над краем стола. Он быстро взглянул на красные полупрозрачные кубики глазами профессионала и принялся бормотать заклинания.

– Харри Прайс, Харри Прайс, ты уж постарайся, не подведи. Постарайся, Харри Прайс. А вы, кости, помогайте.

Бино смущенно поглядывал на игроков за столом, как бы извиняясь за чудачества старика, и, разумеется, никто не заметил, как в это время Даффи ловко уронил кости между ног в портативный туалет, одновременно заменив их поддельными, изготовленными его братом в Майами. Затем он неожиданно положил кости на стол, потянулся руками через бортик, сложил комбинацию пятерка и двойка и дал возможность крупье их осмотреть. Это называлось «проверка на расстоянии». Не обнаружив на лице крупье никакой озабоченности (это означало, что финт удался), он снова поднял кости и принялся трясти ими у своего уха.

– Вот так, вот так… поговорите со мной, с Харри Прайсом… и постарайтесь, постарайтесь, прошу вас… – бормотал он, обращаясь к костям, зажатым в кулаке. Затем повернулся к Бино: – Дуглас, меня раздражает низкая ставка. Хочу повысить верхний предел… до пяти тысяч.

– Ставку разрешаю, – сказал Зигман крупье.

Даффи кинул. Игроки за столом ахнули. Выпали шестерка и четверка.

– Десятка, – объявил крупье.

– Ставлю две тысячи на двойную, – приказал Даффи Бино, и тот протянул крупье фишек на две тысячи, чтобы сделать рискованную идиотскую ставку на то, что сейчас снова выпадет десятка, причем двумя пятерками.

Но выпала семерка.

Зигман улыбнулся, стоя позади крупье. Если этот старый калека продолжит в том же духе, то они очистят его карманы в течение часа.

В следующие тридцать минут Даффи просадил все деньги, как последний лох уличному наперсточнику. Пит-босс широко улыбался, наблюдая, как крупье периодически смахивает со стола фишки Даффи. Льюк Зигман быстро сообразил, что старик использует систему Мартингейла, состоящую из сложной последовательности ставок, которую часто применяют игроки-неудачники. Согласно основному правилу этой системы, требовалось после каждого очередного проигрыша удваивать и учетверять ставки. Даффи уже дважды просил увеличить лимит стола, чтобы можно было учетверить ставку, и оба раза получалось так, что он проигрывал, а крупье сгребал со стола по десять тысяч долларов. Кончилось тем, что Даффи остался за столом единственным игроком, потому что вошел в такой раж, что не давал никому играть.

– Господи, дядя Харри… что вы делаете? Не надо ставить все время на двойные. Это же глупо, – стонал Бино, тщетно уговаривая старика образумиться.

Но Даффи шипел на племянника, чтобы тот отстал, и повторял все снова и снова. При каждом проигрыше пит-босс и крупье с трудом сдерживали улыбки, и никто не замечал, как в ловушку, устроенную в портативном туалете под костлявой задницей Даффи, в этот момент падала очередная пара костей казино.

Проиграв кучу денег, он завопил, задыхаясь:

– Смените кости! Требую сменить кости! Эти никуда не годятся.

И администрация казино была только рада угодить неудачнику, убирая со стола фальшивые кости и снабжая его новыми – «идеал казино», которым через несколько минут также суждено попасть в пластиковый контейнер.

– Дядя Харри, давайте уйдем отсюда, – простонал Бино. – Вам нужно принять лекарства. – Но старик раздраженно отмахнулся.

Зигман подошел к управляющему этажа и прошептал:

– Еще час, и мы окончательно обчистим этого придурка.

Уже все служащие казино знали, что за третьим столом играет потрясающий кретин.

В отделе контроля за кредитоспособностью клиентов управляющий смены Арнольд Бузини приказал служащей получить подтверждение финансовой состоятельности этого простофили. Бузини, которого в клубе «Сейбе-Бей» все называли «старый хрен»,[45] наклонился над столом, нетерпеливо барабаня пальцами по столешнице.

– Проверь его, и побыстрее.

Бузини был сед, коротко подстрижен и имел кожу землистого цвета. Он редко покидал помещение и очень любил, когда появляются такие недотепы, как Харри Стентон Прайс. Глупые азартные игроки, играющие по системе, были его излюбленными клиентами.

Служащая, которая занималась проверкой кредитоспособности клиентов, по имени Анджела Хопкинс набрала номер телефона Скотоводческого банка во Фресно, справившись по новому изданию «Финансового бюллетеня Мак-Гуайра», который прислали накануне. После серии щелчков в трубке раздался гудок. Анджела предположила, что щелчки возникают из-за несовершенства станционной аппаратуры на острове, хотя в действительности сработал механизм образования шлейфа из Фресно на телефон-автомат, находящийся в двухстах метрах отсюда.

– Скотоводческий банк Центральной Калифорнии Фресно слушает. Одну секунду, пожалуйста, – произнесла Виктория высоким певучим голосом и нажала одну из кнопок на наборном диске, включающую в линию генератор тона, после чего прижала трубку к животу, пережидая, пока мимо проедет шумный грузовик. Затем возвратилась на линию. – Да, к вашим услугам.

– Звонят из клуба «Сейбе-Бей» на острове Большой Багама. Нам бы хотелось получить подтверждение кредитоспособности одного из ваших клиентов, – сказала Анджела.

«Старый хрен» наклонился ближе, пытаясь что-то расслышать.

– Эти сведения должны быть у мисс Прентисс. Одну секундочку, я вас переключу. – Она нажала кнопку на наборном диске для создания звукового эффекта, затем снова приложила трубку к уху.

– Луиза Прентисс, менеджер, ведающий личными счетами клиентов. – Теперь Виктория говорила своим нормальным голосом.

Перед ней лежал листок с информацией, которую она записала со слов Бино.

– Это из клуба «Сейбе-Бей» на Большом Багама. Мы проводим проверку кредитоспособности мистера Харри Стентона Прайса. Он заявил, что хранит сбережения в вашем банке.

– Это верно. Позвольте, я вызову на экран его текущий счет. Вам известен его международный регистрационный номер? – спросила Виктория.

– Два-четыре-пять-девять-восемь-два нуля, – продиктовала Анджела.

– Спасибо. Итак, чем могу служить?

– Он попросил у нас кредит на двести тысяч долларов. Нам нужно подтверждение на эту сумму.

– Я вас правильно поняла, – переспросила Виктория, – вы звоните из казино?

– Да, – ответила Анджела.

– Ну что ж, вот передо мной личный счет мистера Прайса, а также принадлежащего ему автомобильного центра «Доступные цены». На счете у мистера Стентона Прайса свыше десяти миллионов долларов. Баланс наличности также превышает требуемые двести тысяч долларов. Мы можем зарезервировать их здесь, но предпочли бы не переводить, пока не возникнет необходимости.

– Прекрасно. Зарезервируйте эту сумму, а мы выдадим ему кредит и, если нужно будет расплатиться, свяжемся с вами.

Не успела Анджела положить трубку, как Бузини вышел из кабинета. Вышагивая по мягкому ковру, он направлялся к третьему столу, где уже собралась небольшая толпа, наблюдающая за тем, как Даффи делает дурацкие ставки и швыряет деньги на ветер.

– Новые кости! – вопил Даффи после каждого проигрыша. К тому моменту, когда подошел Бузини, он уже задолжал около пяти тысяч долларов, и половину этой суммы унесли последних два броска.

– Сукины дети, – обиженно проворчал Даффи, глядя на кости. – Хуже коммунистов. – Затем перевел воспаленные глаза на управляющего сменой казино, склонив голову набок. По подбородку тянулась тонкая струйка слюны.

«Этот калека выглядит ужасно. Ему место не в казино, а в больничной палате с вегетарианским рационом питания, где-нибудь на материке», – подумал Бузини, радуясь своему везению.

Он широко улыбнулся.

– Для нас большое удовольствие видеть вас в клубе «Сейбе-Бей».

– Чертовы кости, все не выпадают на этот чертов выигрышный номер, – пожаловался Даффи.

– Сэр, мне жаль, что у вас сейчас полоса неудачи, – промурлыкал Бузини вкрадчивым голосом, – но в качестве компенсации клуб «Сейбе-Бей» приглашает вас занять один из наших лучших номеров люкс. Проживание, ужин, шоу, курортные услуги – все бесплатно.

– А как там насчет проверки моей кредитоспособности? – просипел Даффи. – Мне нужны еще наличные.

– Я проверил, сэр. Ваша кредитоспособность подтверждена на двести тысяч долларов. – Он улыбнулся, надеясь, что старый неудачник не даст дуба прежде, чем не просадит их все.

– Харри, может быть, мы покинем казино на некоторое время? – проныл Бино. – Вы уже проиграли достаточно за один присест. Давайте уйдем прежде, чем вы потеряете весь свой автомобильный бизнес.

– Ну когда ты перестанешь скулить? Только и знаешь, что стонешь, жалуешься – это все, на что ты способен.

«Старый хрен» не унимался.

– Джентльмены, мы приглашаем вас обоих быть нашими гостями за счет заведения. – Он выдал очередную отвратную улыбку.

– Вы чертовски правы, – оживился Даффи. – Я действительно остановлюсь здесь. Конечно, остановлюсь. Мне нужно отыграться. Знаете ли, счастье, оно переменчиво. Да, да, переменчиво.

– Давайте хотя бы поедим чего-нибудь, – попросил Бино.

– Милости просим в наш великолепный зал «Пеликан» с его изысканным меню. А я принесу к вашему столу ключи от номера. Если желаете, я могу немедленно сделать заказ. – Бузини начал ломать пальцы, чем напомнил Бино менеджера из магазина «Кольца и бижутерия» в Атлантик-Сити.


Томми наконец пришлось согласиться с мнением своего брата Джо. Каллиопа Лав действительно ужасная зануда, настоящая заноза в заднице. Они сидели в баре клуба «Сейбе-Бей». Томми занял удобное место, спиной к стене, чтобы иметь возможность внимательно наблюдать за потрясающей телкой, которая, видимо, только что пришла из бассейна. Он ни на мгновение не отрывал глаз от этой брюнетки в желтом шелковом платье, как только она появилась. Собственно, не платье это у нее было, а скорее комбинация, и его сексуальное воображение разыгралось. А Каллиопа в это время все бубнила и бубнила.

– Дети там, в бассейне, ну просто достали. Кричат, носятся, перекидывают друг другу свои дурацкие диски, – жаловалась она, не замечая, что Томми изучает красавицу, одиноко сидящую у стойки бара. Несколько мужчин подходили, предлагали угостить выпивкой или потанцевать (на эстраде у танцевального круга разместился небольшой ансамбль, который играл приятную музыку калипсо), но брюнетка их всех отвергла. – Томми, вам нужно сделать этот отель только для взрослых, – продолжала Каллиопа. – Здесь казино, а это совсем не детская забава. Почему, спрашивается, сюда пускают с детьми? Не понимаю. И представляешь, эти маленькие негодяи писают в бассейн.

– Я тебя сюда не звал, – проворчал Томми. – Ты сама меня притащила, а теперь не можешь заткнуться хотя бы на время. Все талдычишь и талдычишь, бля. То тебя раздражает, бля, другое… Что я тебе, бля, бюро жалоб? – Он смотрел мимо Каллиопы. Брюнетка в этот момент закинула ногу на ногу, эластичное платье приподнялось, почти обнажив бедра. Опытный глаз Томми уже удостоверился, что под шелковым платьем у нее ничего нет… Единственное, что удерживало его член, это глупости, непрерывно изрекаемые Каллиопой.

– Гамбургер был совершенно испорчен, – продолжила Каллиопа после небольшой паузы. – Ты должен поговорить с этими парнями, которые работают на гриле. Скажи им, что мясо до углей сжигать не обязательно.

– Почему бы тебе не передохнуть? – поморщился Томми.

– Я только пытаюсь помочь навести порядок в этом заведении, – проговорила она, слегка надувшись. – Они совершенно не умеют готовить мясо, все пережаривают. Но наверное, единственное, что тебе не до лампочки, это колбаса, которая висит между ног.

– Перестань разговаривать как шлюха. Джо считает, что у тебя речь уличной проститутки, и он прав. – Томми передвинулся чуть вправо, чтобы не загораживало плечо Каллиопы.

В бар вошел рыжеволосый мужчина, подошел и начал разговаривать с богиней, которую Томми в своем воображении уже раздел. Она не предприняла попытки одернуть подол, чтобы прикрыть обнаженные бедра, и парня тоже не отвергла, как поступала с другими. Он был высокий, красивый, и Томми возненавидел его с первого взгляда. Затем рыжий совершил серьезное преступление – положил руку на плечо богини, наклонился и что-то прошептал на ухо. Томми полез в карман, вытащил пятьсот долларов и положил на стол.

– Пойди поиграй.

Каллиопа схватила деньги, как голодная древесная ящерица, слизывающая языком насекомых, затем встала перед ним.

– Знаешь, Томми, ты относишься ко мне, как будто взял напрокат. А у меня, между прочим, есть чувства.

– Да что ты говоришь? Но мои чувства, как ты любишь выражаться, тебе до лампочки. Зудишь весь день напролет… сделай это, измени то. Это не мой отель.

– Ты же сказал, что…

– Все решения здесь принимает Джо.

– Как ты можешь позволять ему так помыкать тобой? Он твой младший брат, тебе следует поставить его на место. Не такой уж он и умный.

– Иди лучше просади эти пять «бенджей»[46] и перестань нудить.

Она повернулась и пошла прочь, вертя попкой специально для него, но Томми это шоу пропустил. Он не отрывал глаз от девушки у стойки бара. Когда высокий рыжий парень наконец слинял, он немедленно сделал знак бармену, что платит за нее – махнул ему рукой и показал на себя. Бармен кивнул, затем наклонился вперед и заговорил с девушкой. Та бросила взгляд на Томми, после чего неторопливо открыла сумочку, расплатилась и поднялась с табуретки, чтобы уходить, однако внезапно повернулась и направилась к нему. Он с восторгом наблюдал за вихлянием ее бедер и контурами сосков, рельефно выделявшихся под полупрозрачным материалом платья. Она подошла к нему, остановилась и, улыбнувшись, положила руку себе на бедро.

– Большое спасибо, но я в состоянии сама за себя расплатиться. – Голос у нее был невероятно чарующий.

Томми показалось, что подул легкий приятный ветерок.

– Это за счет заведения, – сказал он. – За счет казино. Назовите номер, в котором вы остановились, и вам возвратят деньги.

– Вы работаете в казино?..

– Я владею этим казино, – произнес он мягко, как только мог. – Отныне ваши деньги в этом заведении недействительны. – Эти слова Томми сопроводил улыбкой, которую, видимо, считал лучезарной, но на самом деле это была улыбка палача. – Томас Рина. – Он встал и протянул руку.

Она была почти на десять сантиметров выше, и ему пришлось смотреть на нее снизу вверх, но на этот раз, в виде исключения, Томми не возражал быть ниже ростом, потому что не мог скрыть своего восхищения. Эта была лучшая телка, какую он только встречал в жизни.

– Я заметил, что вас несколько раз приглашали танцевать, а вы отказывали. Почему? Не нравятся танцы?

– Скорее приглашающие, – холодно произнесла она, и Томми улыбнулся еще шире.

– Как вы смотрите на то, чтобы поужинать со мной на этаже, где играют по-крупному? – спросил он, решив, что поведет ее на десятый этаж для VIP-игроков, с очень ограниченным доступом, в отдельный кабинет. И Каллиопа мешать не будет, потому что он не дал ей пропуск на десятый этаж. Она бы, наверное, и там не прекратила свое нытье и смущала важных клиентов. Да еще в коротких шортах и туфлях на высоких каблуках. Эта богиня была совсем иной. Сексуальной и шикарной одновременно. – Так как? – настаивал Томми.

– Я здесь не одна. – Дакота улыбнулась.

– Друзья?

– Не совсем… я познакомилась с ними в Вегасе, прилетела сюда на их личном самолете.

– Как вас зовут?

– Дакота Смит, – представилась она хрипловатым чувственным голосом, таким многообещающим.

– А этот парень, с которым вы были там… он ваш бойфренд?

– Не знаю, кем он мне в данный момент приходится… наверное, никем.

– Хм, это уже определенно лучше, – сказал Томми и снова отталкивающе улыбнулся.

– Вы что, владеете этим заведением? В самом деле? – спросила она. Он кивнул. Затем она как будто вспомнила: – Ой, совсем забыла, Дуглас и его дядя Харри уже пригласили меня поужинать с ними в зале «Пеликан». Они оплатили мою поездку сюда, так что неудобно отказываться. Придется поужинать с ними. Но мне очень хочется побывать на этаже, где играют по-крупному, я там еще никогда не бывала. Давайте договоримся так: как только я от них отделаюсь, сразу же приду к вам, и мы чего-нибудь выпьем.

– Здесь в десять тридцать, устраивает?

– Лучше в одиннадцать, – сказала она улыбаясь. – Как по-вашему, для этажа, где играют по-крупному, я одета нормально?

– Крошка, если вы оденетесь лучше, то сработает пожарная сигнализация.

Она улыбнулась и вышла из бара, заставив всех повернуть ей вслед головы. Так легко устанавливать контакт Томми еще не приходилось. Он встречался прежде с красивыми женщинами, но все они были профессионалки. К счастью, эта богиня была другой.


Окна в зале «Пеликан» выходили на океан где-то на уровне между первым и вторым этажами. Пол покрывал белый ковер с сероватым оттенком, антикварные столы и стулья были элегантными, настоящее столовое серебро. Бузини вручил Бино и Даффи ключ от номера 10В, заметив, что это один из лучших номеров люкс для эксклюзивных игроков и находится на эксклюзивном десятом этаже. Вскоре после его ухода появилась Дакота. Она была странно молчалива.

– Как Томми? Порядок? – спросил наконец Бино.

Она кивнула.

– Мы встречаемся в одиннадцать. Он выглядит хуже, чем я ожидала. Комнатная муха в мокасинах.

Бино понимающе кивнул и открыл рот, чтобы что-то сказать, но она его остановила.

– Не надо, Бино. Хорошо? Я сделаю свою часть работы, ты свою. Это же месть за Кэрол, а не за тебя или меня. – Дакота посмотрела на Даффи. – Как дела с «идеалом казино»?

– Двенадцать комплектов. – Он улыбнулся. – Все на месте, прямо подо мной.

Они заказали ужин, но говорили мало. Напряжение между Бино и Дакотой не ослабевало. Наконец, допив кофе, она положила салфетку и встала.

– Между прочим, Виктория очень достойная женщина. Давай займись, познакомь ее со своей разносторонней натурой. Может, откликнется.

– Может быть, – сказал Бино.

Дакота повернулась и вышла из ресторана. Шейные хрящи у многих мужчин в этот момент затрещали, когда они поворачивали головы, глядя ей вслед.

– Чего вы никак не успокоитесь? – спросил Даффи.

– Я любил ее когда-то. А она выплюнула меня, как рыбную косточку.

– Но ведь все давно закончилось.

– Закончилось, – согласился Бино и постучал пальцем по голове. – По крайней мере здесь. – Затем он встал и покатил Даффи из зала.


Глава 16 «Сейбе-бей» | Король мошенников | Глава 18 Загрузка костей