home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 23

КБУЗП

«Компания буровых установок Западного побережья» располагалась в районе складов в небольшом городке Ливингстоне, что в двадцати милях к юго-востоку от Модесто. На новенькой вывеске, украшающей здание из гофрированного железа, была изображена буровая вышка с нефтяным фонтаном. На огороженном дворе виднелись катушки кабеля и какое-то оборудование. Установленный на крыше прожектор освещал обнесенную забором автостоянку.

Когда они подъехали, было десять пятнадцать вечера.

Бино посмотрел на Дакоту. Она сидела с закрытыми глазами, откинув голову на спинку сиденья, смертельно бледная и тяжело дышала.

– Ее нужно отвезти в больницу, – сказал он.

Томми окинул Дакоту долгим оценивающим взглядом.

– Зачем?

– Она ужасно выглядит. Наверное, у нее серьезные повреждения.

– Не понимаю, о чем речь? Об этой дырке, которая подсыпала мне в выпивку какую-то дрянь, чтобы я отключился и не видел, как вы, два подонка, поимели меня в собственном клубе так, что мой брат разозлился и начал скверно ругаться?

– Ей нужна медицинская помощь, – настаивал Бино.

– Эй ты, доктор Дурак, или как там, бля, тебя зовут…

– Дуглас, – буркнул Бино.

– Так вот, Дуглас, это ты затеял эту гребаную музыку! Теперь пошли танцевать. – Он схватил Бино за плечи и вытолкнул из лимузина.

Дакота на секунду открыла глаза, и они обменялись взглядами. Бино очень не понравилось то, что он увидел.

В лимузине остались только Кит и Дакота. Остальные направились к боковой двери складского помещения. Бино постучал, Даффи стоял позади.

– Донован, это мы, доктор Кларк и доктор Саттон, – крикнул Бино, и почти тотчас же скрипнул засов.

В дверном проходе появился Стивен Бейтс, одетый в старый рабочий комбинезон с вышитыми на кармане буквами КБУЗП. Он вытер ветошью руки и внимательно посмотрел на Бино и Даффи.

– Доктор Кларк, доктор Саттон. – Стив кивнул и перевел глаза на Томми и двух громил за ним. – А это кто?

Томми отстранил Бино и сунул в лицо Стиву – автоматический пистолет.

– Я твой новый партнер по бизнесу.

Стив посмотрел на ствол девятимиллиметрового «ЗИГ-зауэра» и с трудом сглотнул. На его обветренном лице отразилось смятение.

– Пошли внутрь. Не будем же мы проводить собрание акционеров на улице. Пошли. – Томми втолкнул Бино и Даффи в амбар. Джимми Фриз и Уэйд Саммерленд вошли следом и закрыли дверь.

Внутри Стив все тщательно декорировал. Он арендовал помещение и взял напрокат необходимое оборудование. В центре амбара на площадках с колесиками стояли два больших переносных водяных насоса с металлическими треногами, которые используются для орошения полей. Разумеется, это были водяные насосы, но их можно было вполне принять и за нефтяные. Особенно если лох непрофессионал. На одном насосе Стив повесил табличку «Устройство для перекачки нефти. Установка С», на другом – «Устройство для перекачки нефти. Установка J». Вокруг были разбросаны катушки кабеля и различные мелкие инструменты. На видном месте красовался вильчатый погрузчик. В углу виднелся небольшой сейф. Все это было взято напрокат на две недели в магазине сельхозтоваров, в двух кварталах отсюда. А мелкий реквизит Стив арендовал в магазине товаров для подводного плавания в Модесто.

– Какого черта? – произнес Стив Бейтс, глядя на пистолет в руке Томми.

– Не надо задавать вопросов, приятель. Лучше отвечай. Я хочу услышать насчет нефти, которую вы нашли в Оук-Крэсте.

Стив Бейтс бросил осторожный взгляд сначала на Бино, затем на Томми и с запинкой произнес:

– Никакого месторождения там нет. Только куча сухих скважин. Хотелось бы, конечно, найти хотя бы что-нибудь, но увы.

– Донован, не надо, – сказал Бино. – Он видел графики и результаты сейсмических взрывов. Мы все ему рассказали.

– Вы ему рассказали! – Голос Стивена Бейтса приобрел поистине шекспировские интонации.

– Донован, нам придется с этим примириться. Во-первых, все равно нужны еще деньги. Мы не сможем контролировать компанию, имея на руках лишь сто тысяч акций. Не получится. – Бино подвинул очки вверх к переносице.

Стивен Бейтс посмотрел на Бино, затем его глаза снова скользнули на Томми.

– Я не знаю, о чем идет речь. – Теперь в его голосе явно чувствовалось колебание.

– Так дай я тебе разъясню, – сказал Томми. – Я хочу видеть это месторождение в Оук-Крэсте, и твои друзья меня туда отвезут. Сегодня же. Кстати, это далеко отсюда?

– Примерно час езды, – сказал Бино.

– Доктор Кларк, – с негодованием произнес Стив, – но ведь это «пятый угол». Как вы могли ему рассказать?

– У меня не было выбора. Он выследил нас, прилетел из «Сейбе-Бей». И нашел все. У него сертификаты акций. Но в любом случае, я думаю, нам следует взять его в партнеры. Это полезно для предприятия. Поверьте мне, мы все равно одни не сможем получить контроль над компанией.

Томми бросил на Бино свирепый взгляд.

– Я еще ни в чем не участвую, ты, жопа, а пока только устанавливаю факты и пытаюсь возвратить назад свой миллион долларов. Так что все, что вы имеете от меня на данный момент, – это очень слабый интерес. Если в следующие несколько часов я не получу серьезной информации на эту тему, то продам сертификаты акций, получу назад свои деньги, а вы, ребята, все будете мертвее клиентов морга. – Он снял большим пальцем пистолет с предохранителя и направил ствол на Стива. – Договорились? – Тот кивнул. – Тогда продолжим разговор.

– Акции «Нефтяной и газовой компании округа Фентресс» падают, – сказал Стив Бейтс. – Мы купили их по десять, но сейчас они идут уже по восемь. Ходят слухи, что компания не может погасить свои долги. И движение денежной наличности слишком низкое. Многие крупные держатели акций уже требуют созыва собрания в главном офисе в Сан-Франциско. Они требуют ликвидации компании. Так что даже если вы продадите эти сто тысяч акций, то возвратите не больше семисот пятидесяти тысяч.

Глаза Томми блуждали по амбару.

– Ты используешь это дерьмо для бурения этих хер его знает каких скважин? – спросил он, делая движение к оборудованию.

Чувствовалось, что мысли бешено крутятся в его голове.

– Пробные скважины, – уточнил Стив Бейтс. – Да, эти небольшие установки могут бурить скважины только в три четверти дюйма, в которые мы монтируем безрукавные трубы. Эти устройства хороши для наклонного и направленного бурения. Как только мы находим нефть или природный газ, то устанавливаем вот это. – Стив протянул ему небольшой датчик, прикрепленный к резиновому шлангу, который был взят напрокат в Модесто, в магазине товаров для подводного плавания. В действительности датчик был элементом регулятора притока воздуха.

Не убирая пистолет, Томми недоуменно повертел в руках датчик.

– Что это такое?

– Измеритель потока, – ответил Стив. – Используется для определения скорости движения жидкости. Мы в своей работе применяем различные типы измерителей. Этот представляет собой устройство положительного сдвига, но у нас есть устройства измерения потока струи турбины, а также электромагнитные… Все зависит от поставленной задачи. – Давая пояснения, он не отводил глаз от пистолета в руке Томми.

– Для меня это дерьмо все одинаковое. И много там нефти?

– Трудно сказать, – сказал Стив. – Доктор Кларк считает, что мы открыли значительное месторождение. Я бы предпочел более умеренные оценки.

– Например, какие?

– Измерения производились с помощью прибора ПС – он у вас сейчас в руках, – то есть измерителя положительного сдвига, а затем с помощью формулы расхода жидкости мы сделали приближенную оценку, в соответствии с которой там, внизу, расположен достаточно обширный нефтяной бассейн. Около полумиллиарда баррелей или больше… Возможно, много больше.

– Размеры этой стратиграфической ловушки огромны, – вмешался Бино. – Она покрывает почти шестьсот акров.[55] Единственная причина, почему мы не наткнулись на нее десять месяцев назад, это то, что наш сейсмоприемник, который мы использовали вначале, неправильно идентифицировал местоположение. Мы ошиблись на полмили. Месторождение, которое мы искали, в действительности находится немного южнее от того места, где производились сейсмические взрывы. Поэтому главную ловушку удалось определить только с помощью наклонного бурения. – Произнося эти слова, Бино разволновался, его глаза сияли. Он действительно верил в свою аферу и заставлял верить лоха.

– Ты говоришь, вам для контроля над компанией нужно больше денег. Сколько? – спросил Томми, заглатывая глубже наживку.

– Первоначально мы считали, что потребуется не меньше десяти миллионов, – ответил Бино, – но, я думаю, теперь, с учетом падения цен на акции, можно получить контроль над компанией с пятью или шестью миллионами. Конечно, при условии, что Комиссия по ценным бумагам и биржам не блокирует наши акции из-за ошибочных колебаний курса.

– Пять миллионов плюс мой миллион, что вы уже инвестировали? – уточнил Томми.

– Скорее всего так, – сказал Стив Бейтс, забирая из рук Томми устройство для подачи воздуха в акваланг.

Существовало железное правило: никогда не позволяй лоху долго держать в руках реквизит.

– Но это все слова, – проговорил Томми, прищурив глаза. – А где подтверждение этой лажи?

Бино выжидающе посмотрел на Стива. Тот вздохнул и двинулся к небольшому сейфу. Встал на колени, набрал комбинацию, затем дернул дверцу и снял с полки несколько небольших цилиндрических сосудов из какого-то легкого металла. В каждом имелось стеклянное окошко. Стив принялся поднимать их к свету, читая наклейки, чтобы найти нужный.

– Что это, бля, такое? – спросил Томми.

– Образцы горной породы, – объяснил Бино. – С их помощью мы и обнаружили месторождение. Посмотрите. – Он взял у Стива один из цилиндров и протянул Томми, показывая на стеклянное окошко. – Здесь образец горной породы, извлеченный с глубины пятьсот метров. Видите, цвет коричневый. Значит, бур уже достиг зоны обесцвечивания горючего сланца. То есть пористая структура верхней части почвы здесь абсорбировала нефть с поверхности ловушки. Вот почему я считаю, что она полная и содержит нефти много больше, чем полмиллиарда баррелей.

Томми повертел цилиндр с образцом горной породы и положил в карман.

– Его нельзя брать с собой, – встревожился Бино. – Эти образцы горной породы, полученные при бурении, в любом случае нужно будет представить в Федеральную распорядительную комиссию по энергетике.

– Эй ты, кретин, ты что, еще не докумекал, кто здесь командует? Я найму собственного специалиста по геологии и все проверю. Вы что, думаете, что имеете дело с каким-то лохом?

Бино и Стив обменялись тревожными взглядами.

– Ладно, – продолжил Томми, – предположим, я заинтересовался. Так давайте же поедем и взглянем на это месторождение.


Виктория остановила трейлер неподалеку от амбара с вывеской «КБУЗП» и затаив дыхание наблюдала, как они вышли из машины и двинулись внутрь, оставив Дакоту с охранником в лимузине. Она отогнала трейлер в самый конец улицы и проверила, как там Роджер. Тот заскулил, стоило только к нему прикоснуться.

– Лежи, поправляйся, дорогой, – прошептала она. – Кровотечение прекратилось, и это уже хорошо.

Затем она направилась в дальний конец трейлера и нашла во встроенном шкафу платье из эластичной ткани, которое надевала в ювелирном магазине. Там же стояли туфли на пластиковых платформах.

Переодеваясь, Виктория снова и снова прокручивала в голове план спасения Дакоты. Вывести из строя гориллоподобного охранника было непросто, учитывая его габариты. Сексуальный вид, конечно, должен дать дополнительные преимущества, но отключать громилу все равно придется. Она вспомнила, как несколько лет назад в Трентоне вела дело одного мелкого бандита, который работал на криминального ростовщика, выбивал долги. Этот подонок весил всего шестьдесят килограммов, но тем не менее отправил в больницу почти сотню задержавших выплату долга клиентов ростовщика, используя довольно примитивный прием: он надевал кожаные перчатки, клал в правую тяжелый плоский металлический предмет и выводил из строя свои жертвы одним ударом по уху. Эксперт, врач-отоларинголог, подтвердил, что сильный резкий удар по уху, произведенный даже не очень крупным человеком, может вызвать у потерпевшего серьезную травму, связанную с разрывом капиллярных сосудов внутреннего уха.

Виктория начала поиски. Сначала удалось найти в одном из ящиков белую перчатку для гольфа. Она натянула ее на правую руку – чуть свободна, но в общем подошла. Затем зашла в кладовку и, порывшись в ящиках с инструментами, которые использовались при жульничестве с починкой крыш, отыскала небольшой металлический рашпиль для работы по дереву, примерно десять сантиметров в длину и два с половиной в ширину. Ей показалось, что он весит почти килограмм. Виктория сунула его в перчатку и прикрыла сумочкой. Авось бандит не заметит. Честно говоря, применять физическое насилие не очень хотелось. В свое время она была чемпионкой штата по теннису в юношеской категории, и ее удар справа внушал почтение, но бить кого-либо ей до сих пор не приходилось. Сидевшая в ней прокурорша тут же услужливо напомнила соответствующую статью: нападение с применением насилия, – но Виктория вспомнила дрожащий голос Дакоты и, отбросив прочь сомнения, схватила сумочку, вылезла из «виннебаго» и прошла по улице до забора, окружающего амбар компании буровых установок. Передняя дверца лимузина была открыта. Охранник свесил на мостовую свою огромную ногу и шевелил ею в такт песенке кантри, которую передавали по радио. Таня Такер пела что-то о своей потерянной любви.

– Эй! – крикнула Виктория.

Кит быстро повернул голову и увидел ее, стоящую по ту сторону забора.

– Привет. – Он улыбнулся, вылез из машины и направился к ней.

– У меня сломалась машина, – сказала она. – Вы не разрешите мне воспользоваться вашим телефоном? Я заплачу за звонок.

Кит поедал глазами туфли на платформах и мини-юбку, открывающую сексуальные ноги. Затем улыбнулся еще шире и подошел ближе.

– Такая симпампушка и ходит одна… – Кит едва мог сдерживать охватившее его вожделение.

Близость Дакоты его возбудила настолько, что он уже и так не находил себе места, а тут такая миленькая телочка! К Дакоте ведь нельзя подступиться, пока Томми не скажет о'кей, иначе смерть. А эта девушка – совсем другая история.

– Ворота вон там, – сказал он. – Иди, я тебя впущу.

Она прошла вдоль забора к воротам, которые Кит для нее открыл.

– Конечно, я не могу тебе позволить звонить по телефону из лимузина, – говорил он, – но признайся, ведь не это было у тебя на уме. Верно?

– Но у меня действительно сломалась машина, – настаивала Виктория, оценивая взглядом громилу. Он был огромный, метр девяносто, а то и выше, и килограммов ста двадцати весом. Вряд ли трентонский выбивальщик долгов когда-нибудь применял свой кастет против такого амбала, похожего на медведя гризли, который сейчас горой возвышался над ней.

– Как насчет того, чтобы развлечься? – осведомился он, хватая ее за плечи и начиная лапать.

– Куда ты так торопишься, милый? – проворковала Виктория, выбирая удобную позицию для удара.

Когда он завозился, пытаясь расстегнуть ее платье, она, почти не думая, взмахнула правой рукой и нанесла мощный теннисный чемпионский удар. Килограммовый рашпиль сделал свое дело. Кит взвыл, качнулся назад и упал на колени. Виктория в ужасе отступила и несколько мгновений наблюдала за ним; он стонал, держась за голову. А затем обошла его и побежала к лимузину, задержавшись только, чтобы сбросить эти чертовы туфли на платформах. Открыв заднюю дверцу, она увидела Дакоту. Та выглядела ужасно. Бледная, лицо опухшее, все в ссохшейся крови, покрыто капельками пота.

– О Боже мой, – прошептала Виктория, – что они с тобой сделали? Ты можешь идти?

– Не знаю, – хрипло прошептала Дакота. – Помоги мне выйти.

Виктория взяла Дакоту за руку и вытащила ее из машины. Затем быстро повела к воротам, обхватив одной рукой за плечи. Дакота бросила взгляд на Кита. Он пытался подняться на ноги, но ничего не получалось. Их он не видел.

– Пошли, – сказала Виктория, потащив Дакоту дальше к трейлеру. – Только что в первый раз в жизни я ударила человека.

– Хорошее… начало… – пробормотала Дакота.

Как только они оказались внутри дома на колесах, Виктория уложила Дакоту на диван рядом с раненым терьером. Та лежала и смотрела на нее странным взглядом, как будто впервые видела.

Двадцать минут спустя Виктория подъехала к небольшому одноэтажному зданию Ливингстонской больницы. Стоило врачу приемного покоя бросить взгляд на Дакоту, как ее тут же положили на носилки с колесиками и покатили в реанимацию. А Виктория с Плутом Роджером на руках присела, чтобы заполнить необходимые бумаги. В графе «Фамилия» она написала девичью фамилию матери, Баркер. Затем попросила сестру посмотреть Роджера.

– Что с ним случилось? – сочувственно спросила та. – Похоже, у него огнестрельное ранение.

– Не знаю. Я нашла пса у ее дома. Приятель Дакоты, он настоящий сумасшедший. Все время ревнует. Вот и сейчас совсем взбесился, жутко избил ее и даже пытался пристрелить бедного пса. – Виктория лгала напропалую, пытаясь импровизировать в духе Бино.

– Сегодня дежурит доктор Коттон, – сказала сестра. – Я попрошу посмотреть.


Операция длилась два часа. Селезенка Дакоты кровоточила в нижнюю часть брюшины по крайней мере в течение двенадцати часов. Давление упало ниже крайнего предела. Она была при смерти.

Виктория дождалась, когда из операционной выйдет доктор.

– Она потеряла много крови, – произнес он устало. – Артериальное давление было настолько низким, что у нее на столе остановилось сердце. Пришлось запускать. Мы удалили ей селезенку и накачали плазмой. Сейчас, по моему мнению, состояние стабильное, но… не знаю…

– А когда все прояснится окончательно? – спросила Виктория.

– Это, наверное, одному Богу известно, – ответил доктор. – Я позвонил в полицию. Женщина избита. Ей нанесены очень серьезные повреждения. Так что прошу вас задержаться и побеседовать с полицейскими. Они уже выехали.

– Конечно, – сказала Виктория, понимая, что нужно срочно убираться.

Трудно даже предположить, что будет, когда выяснится, кто она такая. Только нужно забрать Роджера. Она забегала по стерильным линолеумным коридорам, спрашивая доктора Коттона, пока наконец не нашла в ординаторской некрасивую молодую докторшу, которая держала на руках Плута Роджера и тихо с ним о чем-то разговаривала. Вся его задняя часть теперь была заклеена белым пластырем.

– Это ваша собака? – с упреком спросила доктор Коттон, глядя на Викторию.

– Нет, моей приятельницы.

– Его подстрелили. Причем пулей большого калибра.

– О – сказала Виктория.

Нужно было бежать, и она потянулась взять Роджера из рук докторши.

– Я доктор, а не ветеринар, и не была обязана возиться с ним. Но я люблю животных и не могла оставить его в таком состоянии. Собаку должен осмотреть ветеринар и назначить соответствующее лечение. Какие-нибудь сильные антибиотики для подавления возможной инфекции. – Докторша собиралась что-то добавить, но тут, к счастью, запиликал сигнал вызова. – Подождите меня, я сейчас, – сказала доктор Коттон и вышла из комнаты.

Виктория тут же понеслась с Роджером на выход и забралась в трейлер. Как раз вовремя, потому что в этот момент на подъездную дорожку вырулила полицейская машина. У прежней Виктории, наверное, при виде копов захолодело бы сердце, а новая только помахала им рукой, свернула налево и припустила по шоссе в ночь.


Глава 22 «Будь что будет» | Король мошенников | Глава 24 Испытание «Лосиного выпаса»