home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 25

Близость

Они расстались с Томми в аэропорту Фресно. Он поднялся по трапу большого трехтурбинного «Челленджера» и скрылся в его недрах. Бино, Даффи и Уэйд с Джимми Фризом молча наблюдали, как самолет вырулил на взлетную полосу, взлетел и скрылся в бледном утреннем небе.

Бино снял очки и протер стекла галстуком. Затем повернул к Джимми свое улыбающееся лицо простодушного ученого-очкарика и весело произнес, подвинув очки ближе к переносице:

– Он сказал, что вернется через день с деньгами. Замечательно! Просто замечательно…

Джимми что-то пробормотал и вместе с Уэйдом направился к лимузину. Как только машина отъехала, у Бино немедленно сошла с лица глупая улыбка. Он снял очки с толстыми стеклами в массивной черепаховой оправе, от которых у него разболелась голова, и сунул в карман.

– «Лосиный выпас» сработал. – Даффи улыбнулся, глядя в ту сторону, где скрылся самолет. – Ты хорошо провел игру, Бино. Томми клюнул. А графин – это вообще полный отпад.

– Пошли. Неизвестно, что там с Дакотой и Роджером.

Бино позвонил в контору проката автомобилей, и через двадцать минут к терминалу частных авиарейсов Спанос служащий подогнал желтый «каприс». Они сели в него и поехали обратно к плавучему дому на пристани Мадфлэт.

Трейлер снова стоял в дальнем конце автостоянки. Виктория и Роджер мирно спали. Бино постучал в дверь, и она впустила их внутрь. Плут Роджер был настолько слаб, что не мог стоять, но хвостом вилял.

Бино подошел к нему, опустился на колени и осторожно погладил по голове.

– Надо же, как ты его достал, дружище. Я даже испугался, что он загнется. – Бино повернул голову к Виктории. – Где Дакота?

– В больнице в Ливингстоне. Томми избил ее до полусмерти. Ей удалили селезенку.

Бино выслушал рассказ Виктории, сжав губы.

– Можешь взять его на руки, – сказала она, показывая на Роджера, после того как закончился обмен информацией. – Ему это нравится. Только осторожнее сзади.

Бино взял маленького терьера и начал качать.

– Спасибо, друг! Спасибо. Я слегка промахнулся с Томми. Если бы ты не вцепился ему в горло и не подарил мне несколько секунд, одним мошенником на земле стало бы меньше.

Он нежно прижал к себе Роджера, и тот вильнул хвостом.

Виктория встала и засунула руки в карманы джинсов.

– Ну что, поехали в Ливингстон, проведаем Дакоту?

– Конечно, – ответил Бино, поднимаясь.

– Я звонила ветеринару. Договорилась, что он посмотрит Роджера.

Первым делом они отвезли Роджера к ветеринару.

Тот осмотрел пса и сказал, что хочет некоторое время понаблюдать его и потому оставляет у себя на двенадцать часов. Попрощавшись с Роджером, они отправились в маленькую Ливингстонскую больницу. По дороге решили, что Виктории придется остаться в машине. Во-первых, ее могут задержать больничные охранники, потому что она тогда уехала, не дождавшись прибытия полиции, а во-вторых, не было твердой уверенности, что там не появятся головорезы Томми.

Дождавшись, пока за Бино и Даффи закроются двери центрального входа больницы, Виктория устало откинула голову на спинку сиденья.


В палате все было как положено – металлический столик на колесиках со скляночками, баночками и прочим больничным реквизитом. У постели стояла капельница.

Когда они вошли, Дакота не спала и долго смотрела на Бино и Даффи, не произнося ни слова. Над ее лицом, видимо, изрядно попотели хирурги. Оно было все перебинтовано. Виднелись только глаза и великолепные черные волосы, рассыпавшиеся по подушке. Под больничной рубашкой тело тоже было все в бинтах.

– Как ты себя чувствуешь? – наконец спросил Бино.

– Врачи говорят, что вроде бы выкручусь, – ответила она, едва шевеля губами. Нижняя была зажата специальным хирургическим зажимом, поддерживающим недавно наложенный шов.

– Такого поворота никто не ожидал. Я имею в виду, что он тебя так изобьет.

– Бино, если ты достанешь этих мерзавцев Рина, то все это будет не напрасно. Постарайся, прошу тебя.

Даффи наклонился и поцеловал Дакоту.

– У меня сейчас перерыв на несколько дней, так что я останусь здесь, присмотрю за тобой и Роджером.

– Ты хороший, – прошептала она и с трудом улыбнулась, показав пустоты на месте выбитых зубов.

Бино взял ее за руку.

– Насчет лечения не беспокойся. «Нефтяная и газовая компания округа Фентресс» обеспечивает своих сотрудников комплексным медицинским обслуживанием, включая и стоматологическое.

Дакота снова слабо улыбнулась и закрыла глаза.

– Мы, пожалуй, пойдем, – сказал Даффи, и они направились к двери.

– Бино, подожди, мне нужно сказать тебе кое-что, – подала голос Дакота. Бино остановился, а Даффи вышел в коридор. – То, что случилось на Багамах, – частично моя вина. Я плохо справилась с работой… недооценила Томми. Это феноменальный подонок, таких я еще не встречала. Редкий тип. Может обезуметь в любую минуту, и когда такое случается, это страшно. Трудно даже описать. Понимаешь, ему доставляет удовольствие мучить людей, причинять боль. Если бы ты видел его глаза! Так что будь с ним предельно осторожен. Он играет не по правилам.

Бино уже знал об этом и видел глаза Томми, когда тот засунул ему в рот пистолет.

– Я буду осторожным, – сказал он, наклонился и нежно поцеловал ее в щеку. – Ты сделала великую вещь, Дакота. Привезла его сюда. Он в игре.

– Бино, я хочу, чтобы ты знал, – медленно проговорила она, – мне очень жаль, что у нас с тобой не получилось. Понимаешь, я искренне хотела этого, думала, что мы сможем быть вместе. Да, я действительно так думала. Но потом поняла, что, оказывается, не знаю, что это такое – любить мужчину. Я только знаю, как его завлечь.

Потом она улыбнулась. Отсутствие передних зубов угнетающе действовало на Бино. Подонок… подонок, как он посмел поднять руку на такую красоту?

– За всем моим внешним великолепием, – произнесла она, как будто прочитав его мысли, – скрывается отсутствие одного очень важного качества, которое должно быть в женщине. Желание свить свое гнездо… иметь семью. Но я хочу, чтобы ты знал: я пыталась это сделать с тобой, действительно пыталась. Хотела, чтобы это был ты, и теперь, когда ничего не получилось, я решила, что у меня этого ни с кем не будет.

Он грустно смотрел на нее.

– И еще, – сказала Дакота, – эта прокурорша, Вики… – Она сделала паузу, и Бино насторожился. – Она молодец, выложилась ради меня на всю катушку. Представляешь, соблазнила насильника, которого этот подонок ко мне приставил, выманила из машины и отключила. Ударила чем-то тяжелым. Здешние доктора сказали, что еще час – и было бы поздно. Так что, если бы не она, я бы сейчас уже лежала в морге.

Бино молча смотрел на Дакоту.

– Что касается меня, – устало продолжила она, – то… ты ведь знаешь, противоположности притягиваются, а мы с тобой одного поля ягоды… поэтому никогда бы не смогли быть вместе счастливы. Смотрели бы друг другу в душу и ненавидели. И вообще, родственникам сходиться – последнее дело. – Дакота закрыла глаза. – Что-то клонит ко сну. Чувствую себя отвратительно. Ладно, будь счастлив, дорогой.

Бино сжал ее руку, дождался, когда она ответит на его пожатие, и только потом ушел.

Даффи вылез у плавучего дома, а Бино с Викторией – они не завтракали, так что проголодались изрядно – отправились куда-нибудь пообедать. Вполне подошел небольшой романтический ресторанчик у искусственного озера близ одного из речных протоков. Они заняли столик на деревянной веранде и заказали яйца «бенедикт»[59] и коктейль с шампанским. Потом, чокнувшись, выпили.

Бино чувствовал странную неловкость, сидя напротив нее на веранде, как мальчик, пришедший на первое свидание. Может быть, это действие разговора с Дакотой, кто знает? Всего несколько дней назад он рассматривал Викторию Харт как неизбежное зло, с существованием которого нужно мириться. Она располагала важной информацией, без которой провести аферу было невозможно. Но потом произошла какая-то странная трансформация, похожая на волшебство. Неожиданно Бино осознал, что она ему необходима. И дело тут не только в ее энергии и организованности, достойных восхищения. И не в личном мужестве, которого он вначале вообще в ней не предполагал. Нет, тут было что-то другое.

Они потягивали коктейль, глядя друг на друга, а солнце, начавшее свое путешествие по небосклону, занималось своим делом – покрывало поверхность голубого озерца сверкающей золотой пленкой.

– Спасибо, ты очень помогла нам, – сказал наконец он.

– Тебе не нужно меня благодарить, – ответила она. – Я здесь из-за Кэрол… так же, как и ты.

– Дакота очень высоко тебя ценит…

– А ты? – тихо спросила Вики.

– Я?.. Конечно… я с ней согласен. А вот насчет себя ничего не понимаю. Мне кажется, что я снова мальчик, который не знает, кем хочет стать, когда вырастет.

– Не мошенником?

– Нет. Это моя последняя афера… если выживу, займусь чем-нибудь другим.

Она внимательно посмотрела на него, затем добавила:

– Я тоже.

Потом за едой она рассказала ему о родителях и своей жизни в Коннектикуте. Призналась, что за последние несколько дней пережила столько захватывающих приключений, что прежний прокурорский опыт кажется ей серым и скучным существованием.

Он тоже рассказал ей о своей жизни: как путешествовал с родителями по дорогам, занимаясь различным мошенничеством. Поведал и о своем терзающем душу одиночестве.

Виктория слушала и пыталась представить себе его детство. Но не могла, оно очень сильно отличалось от ее детских лет. А вот одиночество вызвало в ее душе глубокий отклик… потому что это чувство было ей хорошо знакомо.

Они покинули ресторан в четыре и поехали обратно на пристань. По дороге Бино увидел небольшой причал, где давали напрокат лодки, и неожиданно остановился.

Они взяли небольшой катер с электроприводом, мягкими скамьями и голубым, отделанным бахромой навесом. На корме голубыми буквами сияло название судна: «Искатель сокровищ».

Бино купил в маленьком магазинчике бутылку дешевого вина, и они поднялись на борт своего шаткого суденышка, не зная, куда поплывут, да и не важно это сейчас было.

Бино повел катер вверх по течению, а Виктория откупорила бутылку и разлила вино в бумажные стаканчики. Скорость была примерно пять узлов, электромотор мягко гудел, а волны с плеском ударялись о борта катера.

Прошло какое-то время, когда большая часть вина была выпита, и совершенно неожиданно оказалось, что мотор заглушен, катер медленно дрейфует вниз по течению, а они лежат обнявшись на дне этого небольшого суденышка.

– Что это с нами происходит? – спросила Виктория, в последний раз пытаясь мыслить здраво.

– Сам не знаю, – ответил он. – Просто мне очень хорошо с тобой, вот и все…

И тогда она его поцеловала. И почему-то именно этот поцелуй ее окончательно раскрепостил. Бино не был пределом ее мечтаний. Но в данный момент более дорогого ей мужчины в мире не существовало, и вообще подобные чувства Виктория переживала впервые в жизни. Они застали ее врасплох и подавили все рациональное, отогнав его прочь.

Они продолжали обниматься, но вскоре этого оказалось мало, и он начал медленно ее раздевать. После недолгого колебания она потянулась к пряжке его пояса и расстегнула. Еще несколько мгновений – и они обнимались уже обнаженные. В украшенном бахромой навесе кое-где были небольшие дырки, через которые проникало жаркое послеполуденное солнце. Оно высвечивало на их красивых телах небольшие яркие зайчики.

Когда он вошел в нее, она почувствовала полное и окончательное освобождение. Затем они медленно и нежно вместе довели себя до кульминации. А потом долго лежали, тяжело дыша, не разжимая объятий.

– Как это называется? – тихо спросил он. – Может быть, любовь?

– Может быть, – так же тихо отозвалась она.

И они продолжали лежать, обнимая друг друга, до захода солнца. Название катера «Искатель сокровищ» оказалось очень подходящим, потому что в этот день под голубым, отделанным бахромой навесом они нашли настоящее сокровище.


Часть шестая «Лох уехал в деревню» | Король мошенников | Глава 26 Старший брат