home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 27

Дискредитация лоха

Виктория направилась к небоскребу Хэнкок-билдинг, который братья Рина построили четыре года назад на добытые преступным путем деньги. В Управлении окружного прокурора это здание было хорошо известно, слишком много жуликов имели там свои офисы. В этом здании работала своеобразная станция комплексного обслуживания гангстерского синдиката. В вестибюле возвышалась массивная бронзовая статуя Джона Хэнкока.[60] Она вошла в лифт и нажала на кнопку двадцать третьего этажа.

Вопреки ожиданиям, охрана ее не остановила. Виктория прошла по коридору, мимо объективов телекамер, в исполнительное управление корпорации «Рина энтерпрайзес». В приемной тоже никого не было – ну и охрана! – кресло за столом секретаря пустовало. Виктория подождала с папкой под мышкой, не зная, что делать. Но тут появился мальчик, разносчик почты, и нажал нужные кнопки кодового замка двери, ведущей во внутренние помещения. Виктория бросилась вперед и успела выйти, прежде чем дверь закрылась. Был почти полдень, так что Джо Рина, возможно, уже отправился обедать. Виктория прошла дальше по коридору, мимо комнаты с открытой дверью, где сидели несколько секретарш и печатали. Они даже не подняли на нее глаз. В самом конце коридора обнаружилась дверь, которую вполне можно было бы назвать антикварной. Именно такая дверь, по мнению Виктории, должна была вести в кабинет Джо Рина. Она вошла не постучавшись.

Кабинет оправдал ожидания. Венецианские окна на юге выходили на Променад, а на востоке – на Атлантический океан со знаменитым пирсом Атлантик-Сити в пене прибоя, в двух кварталах отсюда. Она быстро осмотрела кабинет, который оказался пустым. Одна из стен была почти полностью увешана фотографиями в рамках, на которых преимущественно были запечатлены обязательные рукопожатия и улыбки – Джо Рина со спортивными знаменитостями и кинозвездами. Там даже висели два президента, глупо улыбаясь рядом с известным мафиози. Очаровательная улыбка красавчика Джо освещала каждую фотографию. В кабинете также висело несколько картин, а на специальных стендах красовалась масса статуэток. Некоторые, по-видимому, самые ценные, были под стеклом. Рядом с призами гольф-клуба стоял антикварный стенд с произведениями искусства ацтеков, датированными XIII веком, то есть еще до Колумба. Она подошла посмотреть призы. На одном из кубков было выгравировано: «Победителю в парных соревнованиях. Гринборо, „Кантри-клуб“, 1996».

Наконец, Виктория направилась к письменному столу, положила в центре самую удачную фотографию из тех, что принесла с собой, и уселась поодаль в кресло с высокой спинкой.

Через двадцать минут в кабинете появился он, в рубашке с закатанными рукавами. Пиджак в руке, походка стремительная, выражение лица озабоченное. Он подошел к столу, увидел фотографию и поднял.

– Снято позавчера во Фресно, в Калифорнии, бригадой наружного наблюдения ФБР, – сказала она.

Он резко повернулся и увидел ее в кресле. Она встала и направилась к нему.

– Как ты здесь оказалась? – спросил он на удивление тихим и мягким голосом, как будто ее присутствие в его кабинете было делом вполне обычным.

– Вот, пришла поломать тут кое-что у тебя. – Она двинулась к стенду с ацтекскими древностями и взяла одну статуэтку в руки.

Джо ринулся ее остановить, но Виктория предупредительно подняла руку, и он замер.

– Не беспокойся. – Она осторожно поставила фигурку обратно на стенд. – То, что я хочу сломать, имеет гораздо большую ценность.

– Я спросил, как ты сюда попала?

– Просто вошла. Охрана у тебя никуда не годится, Джо.

– Я с ними разберусь.

Фотография по-прежнему была у него в руке. Та, на которой Бино с улыбкой обнимал Томми за плечи. В кадре был виден также и Даффи. Они стояли рядом с лимузином на пристани Мадфлэт.

– И что же это такое? – спросил Джо, показывая на фотографию. Затем слегка прикрыл глаза.

Виктория чувствовала, что он узнал в Бино карточного шулера Фрэнка Лемея и что ему неприятно видеть, как Томми якшается с человеком, которого его брат избил клюшкой для гольфа номер девять и за это чуть было не угодил в тюрьму. Однако сейчас за избиение его уже никто привлечь к ответственности не может. Прежде чем двинуться дальше, Виктория немного подождала.

– Я ухожу из Управления окружного прокурора и, может быть, вообще… – наконец произнесла она.

– Хорошие новости из совершенно неожиданного источника. – Он улыбнулся.

– А вот плохие новости из того же источника. – Она улыбнулась в ответ. – Я пришла сегодня утром забрать из кабинета свои вещи и обнаружила на столе фотографии. Ребята из ФБР, которые ведут наблюдение за Томми, прислали, видимо, полагая, что меня это интересует.

– За Томми следят? Это странно. Мне неизвестно, чтобы его в чем-то подозревали.

– Странно другое – что ты удивлен этим. Возможно, он избил какую-нибудь шлюху до полусмерти или его засекли с наркотиками, не знаю, но ФБР сформировало команду из трех человек. У них это называется «охота за сорняками». Это фотографии, сделанные ими. В записке сказано, что Томми финансирует этого карточного шулера, который здесь снят, а также, что он несколько лет ворует у тебя деньги. Ребята из ФБР считают, что он уже нагрел тебя на несколько миллионов. Вот так, Джо. А я решила уходить, и поскольку мне из первых рук известно, что ты крепкий орешек и тебя не ухватишь, то вот пришла выдать тебе все это. Разбирайся сам. Знаешь, я вдруг поняла, что наблюдать со стороны куда интереснее, и самое главное – безопаснее, чем самой вариться во всем этом.

Джо улыбнулся.

– Ты говоришь, Томми крадет у меня деньги? Это что, твой очередной прикол? – Его великолепная улыбка кинозвезды стала еще шире. – А он говорил мне, что ты воровка. Да-да, представь. Он сказал, что ты вместе с каким-то придурком из Техаса увела из нашего ювелирного магазина здесь, в Атлантик-Сити, сто тысяч долларов. Вот ведь как получается.

– Ну ты сам подумай, Джо, имеет ли этот бред хоть какой-то смысл? Может быть, брат просто пытается задурить тебе голову, чтобы ты не заподозрил его в хищении семейных денег?

– Но зачем ему это? Ведь он и так владеет половиной всех наших средств.

– Зачем? – Виктория пожала плечами. – А зачем самцы-волки поедают своих младших братьев? Почему Каин убил Авеля? Почему голуби гадят на статуи? На некоторые вопросы, Джозеф, ответ найти очень непросто.

– Понимаю. А фотография, которую ты принесла, видимо, должна меня огорчить?

– Конечно. Потому что этот парень, который не так давно обмишурил тебя в «Кантри-клубе», близкий приятель твоего старшего брата. Он и еще один шулер два дня назад нагрели в кости твое казино «Сейбе-Бей» на миллион долларов.

– Откуда ты знаешь?

– Агенты ФБР были там, вели наблюдение. Они всюду, где появляется твой психически больной брат. – Она улыбнулась. – Я уверена, что в твоем казино имеются фотографии всех крупных игроков, особенно шулеров. Скажи управляющему, путь он передаст тебе по факсу последние фото. Уверяю тебя, это будут те же ребята, что и на снимке. Как видишь, Томми с ними довольно неплохо проводит время.

Дверь кабинета распахнулась, и вошли двое. Один, высокий, – Брюс Станг, финансист корпорации Джо, другого Виктория прежде не встречала.

– Джозеф, – сказал Брюс, – нам пора идти. Столик будут держать только двадцать минут.

– Брюс, оставь нас одних на несколько минут, – тихо сказал Джо.

Брюс недовольно посмотрел на Викторию.

– Хочешь, чтобы я позвонил Джерри? Тебе не следует с ней разговаривать без присутствия адвоката.

– Выйди, пожалуйста, – сказал Джо более твердо, и они оба ушли, закрыв за собой дверь. – Значит, эти двое нагрели клуб «Сейбе-Бей». Такова версия?

– Это не версия, Джо, а факт. Фотография, которую ты держишь, сделана позавчера. Прочти заголовок в газете. У ребят из ФБР есть еще пленки с записями разговоров, из которых следует, что твой брат смертельно ненавидит тебя за то, что ты им помыкаешь.

– Но эта фотография может иметь и кучу других объяснений. А твои слова… возможно, они специально предназначены для того, чтобы меня как следует намылить.

– Думай как хочешь, Джо. – Она двинулась к выходу и у двери обернулась. – Да, совсем забыла, у меня есть для тебя еще кое-что. Это уже вообще случайно ко мне попало. Мои приятели из ФБР сообщили. Они знают, что у меня к тебе и твоей семье не просто праздный интерес и что я коллекционирую такого рода сведения.

Джо вопросительно смотрел на нее.

– Так вот, группа наружного наблюдения ФБР вчера вечером засекла твоего брата в Нассау. Он забрал из твоего банка САРТОФ четыре или пять миллионов долларов. Из задней комнаты. Тебе бы почистить все как следует в этом банке, а то там полно «жучков».

– И что, именно из задней комнаты?

– Позвони этому дармоеду, который ведает твоей тамошней «прачечной», спроси его, не ограбил ли вчера, случайно, твой старший брат банк на несколько миллионов. – Виктория бросила папку с фотографиями в кресло. – Ничего снимки получились, правда, сюжет примерно один и тот же. – Она повернулась и вышла из кабинета, прошла с бешено колотящимся сердцем мимо Брюса Станга и того, другого, к лифту. Крючок Джо должен был заглотнуть очень глубоко.

Она еще шла по вестибюлю, а Джо Рина уже связался с Тони Вакка, управляющим Торговым банком САРТОФ в Нассау.

– До меня дошли слухи, что мой брат Томми недавно был у тебя, – мягко проговорил Джо.

– Хм… откуда… кто тебе это сказал? – осведомился Тони Вакка и замолк.

В линии связи, проложенной через подводный атлантический кабель, что-то потрескивало.

– Разве я неправильно выразился? – медленно и без гнева спросил Джо управляющего банком, которого тщательно выбрал из множества кандидатур и определил на должность с окладом в четверть миллиона долларов в год. – Я хочу знать, был ли у тебя мой брат Томми? Хочу получить очень простой ответ: да или нет.

– Да, Джо, он здесь был.

– Он взял какие-нибудь деньги из задней комнаты? – спросил Джо.

– Хм… Джо, ты знаешь, я тебе предан… Ты это знаешь?

– Тони, я спрашиваю тебя в последний раз: брал Томми какие-нибудь деньги из задней комнаты или нет?

– Да.

– Сколько?

– Пять миллионов долларов, – ответил Тони Вакка.

– И могу я поинтересоваться, почему ты счел возможным выдать ему такую сумму? – сухо спросил Джо.

– Хм… хм… Джо… ты же знаешь Томми…

– Да, я знаю Томми. Но мне все равно интересно, почему ты выдал ему деньги. Я дал тебе вполне определенные указания… заднюю комнату деньги не должны покидать ни в коем случае до тех пор, пока не будут отмыты. Да и потом только после моего разрешения. Итак, почему ты выдал Томми деньги?

– Джо, он мне угрожал. Сказал, что убьет меня молотком, сказал, что, если я не выдам ему деньги, мне останется жить всего три часа. А я слышал рассказы о его художествах и… испугался.

– Понимаю. Значит, ты выдал ему мои деньги, потому что испугался?

– Он сказал, что эти деньги принадлежат также и ему.

– Итак, ты выдал ему наши деньги, но потом даже не позвонил мне и не сообщил об этом.

– Томми сказал, что, если… если я расскажу тебе, Джо, он убьет меня. Что я, по-твоему, должен был делать? Ты же знаешь своего брата, какой он.

– Ты уволен. Передай дела Карло, собирай вещи и убирайся. Если я увижу тебя еще раз, то тебе потребуется медицинская помощь. Прощай. – Джо положил трубку в тот момент, когда Брюс Станг принес фотографии, переданные Арнольдом Бузини по факсу из клуба «Сейбе-Бей». Бузини уже повесил фотографии Бино и Даффи на «доску шулеров» и внес в соответствующую книгу.

Джо положил черно-белые снимки Даффи и Бино рядом с фотографиями, которые оставила Виктория. Это были те же самые личности. Он снова прочитал заголовок в газете. Все верно, конгресс действительно два дня назад уменьшил финансирование на оборону. Это означало, что фотографии сделаны совсем недавно.

Джо посмотрел на Брюса Станга.

– Итак, что все это значит? Томми водится с парнем, которого я избил и который недавно нагрел наше казино «Сейбе-Бей» на миллион баксов. Затем он вынуждает Тони Вакка выдать ему пять миллионов моих денег и ничего мне не говорит. Что это?

Вопрос повис в воздухе, от него пахло смертью. Брюс пожал плечами:

– Ты знаешь Томми…

– Все постоянно напоминают мне, что я знаю Томми. Но так ли это?.. Похоже, я Томми совсем не знаю.


Глава 26 Старший брат | Король мошенников | Глава 28 Становится жарко