home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 29

Родственники на подстраховке

Расставшись с Викторией в три тридцать, Бино поехал в желтом «каприсе» в отель к Джону по прозвищу Бумажный Воротничок. Затем они вместе направились в мотель «Красный кабан» в двух кварталах от Маркет-стрит в сторону бухты. Присутствие родственников ощутилось прежде, чем Джо Бумажный Воротничок въехал на большую асфальтированную автостоянку. Здание мотеля было двухэтажное, с арками в испанском стиле, с красной черепичной крышей и оштукатуренными стенами. На стоянке видное место занимали десять грузовиков с широкими шинами и номерами штата Арканзас. По непонятной причине радиоантенна на каждом была снабжена красным пером. Грузовики находились в безукоризненном состоянии, чистые, сияли хромированными деталями и лаком. Из открытой двери пятнадцатого номера раздавались смех и свист.

– Так не годится, – сказал Бино. – Их всех арестуют прежде, чем появится работа.

– Я уже приходил сюда вчера два раза, разговаривал с управляющим. Дал ему сверх цены еще пятьсот долларов, чтобы не звонил копам.

– Кто главный в этом уличном оркестре? – спросил Бино, вылезая из «каприса» и направляясь к открытой двери, рядом с которой сидел, откинувшись на спинку поскрипывающего металлического кресла, громадный альбинос килограммов под сто пятьдесят весом, в комбинезоне.

– Трудно сказать, – ответил Джон. – У этих Бейтсов со Свиного ручья нет никого, кто имел бы коэффициент интеллекта выше предельной скорости, установленной в Арканзасе. Я думаю, либо тощий Бейтс, его зовут Кадиллак, либо толстый Форд.

Бино вспомнил, что больше половины Бейтсов со Свиного ручья носят имена своих транспортных средств по причине того, что большинство из них не умеют читать. Имя для свидетельства о рождении можно было легко срисовать прямо с грузовика.

Подойдя ближе, они услышали голос Трэвиса Тритта,[63] который раздавался из включенного на полную громкость радиоприемника, но едва был слышен из-за шума в комнате. Альбинос в кресле – его кожа и вьющиеся волосы были белоснежными – посмотрел на них, глотнул пива и рыгнул.

Бино улыбнулся своему родственнику.

– Привет, кузен. Я Бино. Кадиллак Бейтс есть поблизости?

Альбинос молча повернулся и рявкнул:

– Янки пришли!

– Спасибо на добром слове, – сказал Бино.

Альбинос поднял на него глаза и моргнул белесыми ресницами, не уловив сарказма.

– Как тебя зовут?

– Бронко Бейтс, – ответил молодой человек и снова рыгнул. На этом разговор был закончен.

Бино кивнул и прошел мимо Бронко в номер, из которого была вынесена вся мебель. Огромную кровать придвинули к стене, а остальное свалили в коридоре. В номере находились двадцать Бейтсов, сидевших на полу, окружив двух бойцовых петухов, которые вырывали друг у друга перья. Возраст присутствующих колебался между двадцатью и пятьюдесятью годами. На полу валялись деньги, Бейтсы горячились и выкрикивали сражающимся петухам непристойности. В цыганском таборе где-нибудь в Боснии порядка наверняка было больше.

– Боже!.. – пробормотал Бино, глядя, как петухи набрасываются друг на друга.

Наконец один из петухов оказался поверженным, и его владелец, выкрикнув: «Сделано!», выхватил побежденного из-под победителя. Потом начались долгие споры из-за денег, и наконец Бейтсы успокоились. Эфиром в это время уже завладела блистательная Тэмми Уинет[64] и начала исполнять очередной популярный шлягер кантри. Только сейчас Бейтсы заметили Бино и Джона, стоявших в дверном проеме.

– Я Бино! – громко произнес он.

В этот момент один из его арканзасских родственников вышел из ванной комнаты с петухом под мышкой и начал готовить его к следующему бою.

Бино вошел в круг и повторил:

– Я Бино Бейтс, который вас нанял.

Кажется, это привлекло внимание.

– Эй, Эко, – крикнул Бронко, – сделай потише это гребаное радио.

Эко Бейтс тоже был альбинос, неотличимый от своего брата-близнеца Бронко. Родившийся на десять минут позже, он не получил имя Студебекер, как было положено; мать назвала его Эко, в соответствии с ситуацией.[65] Он встал, неуклюже потянулся и уменьшил громкость радио.

– Я хочу видеть Кадиллака Бейтса, – сказал Бино.

Все сосредоточенно задумались, как участники игры «Риск».[66] Наконец с пола поднялся высокий тощий Бейтс лет сорока с лишним и подошел к ним.

– Ты не все заплатил нам, кузен.

– Именно поэтому я здесь.

– Блейзер и Рэнглер, готовьте следующий бой. Я скоро подойду.

Он двинулся на автостоянку с Бино и Джоном. Подошел к грузовикам, оперся тощей задницей на предохранительную решетку ближайшего, скрестил руки и посмотрел на Бино.

– Рад встрече. – Бино улыбнулся.

Последний раз он виделся с Бейтсами со Свиного ручья, когда ему было примерно десять лет. Отец с матерью приехали с ним на плато Озрак скрываться от полиции. Они провели на Свином ручье две недели. Тогда там жили только два брата с женами и детьми, примерно пятнадцать человек. Место было пустынное, до ближайших соседей много миль. Похоже, за это время они изрядно расплодились.

– Я вижу, у вас солидное прибавление в семействе, – продолжил Бино с улыбкой, но Кадиллак Бейтс, похоже, говорить не торопился. Видимо, еще не сформировал в голове нужной мысли. – Когда я гостил у вас, народу было много меньше, – сказал Бино, пытаясь заполнить словами неловкую паузу. – Бронко, Эко и большинство других, наверное, тогда еще не родились. Конечно, это было больше двадцати лет назад.

Наконец Кадиллак наморщил брови и произнес без улыбки:

– Большинство Бейтсов не родились. Их отжали из ветоши.

– Забавно, – сказал Бино.

– Мы проделали этот путь сюда, потому что ты позвонил. Но мы еще не договорились. Ты должен нам деньги за проезд.

– Я не знал, что ты привезешь двадцать человек, – произнес Бино, уклоняясь от прямого ответа. – Мне нужно только пять или шесть.

– Знаешь, почему трудно иметь дело с родней?

– Нет.

– Вы все надеетесь получить скидку на то, что родственники.

– А разве не так? – Бино улыбнулся, пытаясь оживить обстановку.

– Ты сказал, что тебе нужна бригада, вот мы и приехали сюда со Свиного ручья. – Кадиллак Бейтс порылся в кармане и протянул Бино листок бумаги. Кто-то, очевидно, выучил его читать и писать, потому что он аккуратно перечислил все расходы по пунктам. – Вот, значит, сколько нам стоило добраться сюда, а еще нужно будет ехать обратно. Я положил три цента на милю за износ и обслуживание этих пикапов. Рэмблер с Доджем сломали в Оклахоме гидравлический домкрат, это я тоже включил сюда.

Бино взял листок. Получалось почти две тысячи долларов.

– Куча денег, – сказал он, протягивая листок Джону для изучения.

– Вот так. – Кадиллак ткнул большим пальцем в сторону Бумажного Воротничка. – Другая работа, о которой он говорил нам, будет стоить тебе пятнадцать тысяч плюс процент за издержки. Медицинская или зубоврачебная помощь – это сверх того, если понадобится. Вот такие условия, и никакой торговли. Плати сейчас, иначе обедня не состоится и ты будешь разбираться со своим дерьмом сам.

Джон вернул список расходов Бино.

– Подстраховка нам нужна в любом случае, – сказал Бино.

Джон кивнул, подошел к «капрису», открыл багажник и достал из голубой холщовой сумки семнадцать тысяч долларов. Это были деньги, добытые в «Сейбе-Бей». Он протянул их Кадиллаку Бейтсу. Тот сосчитал деньги и погрузил в свой комбинезон, куда-то вниз, к паху, где они будут сохраннее, рядом с его сморщившимися гениталиями.

– Послушай, – сказал Бино, – вам нужно кончать с этими петушиными боями и вообще держаться потише. Это наверняка раздражает других постояльцев. Кроме того, петушиные бои запрещены законом. Вас арестуют, и вы не сможете на меня работать.

– Кузен Бино, ты только что купил для себя микстуру под названием Свиной ручей. Мы непривычны к городу, это факт. Эти ребята там, они не все делают правильно, иногда садятся за ужин, не прочитав молитву. Но ведь этого не изменишь, верно? А насчет того, что если кто-нибудь позвонит в полицию… ну, мы очистим эту пашню раньше, чем они сюда доберутся. – Он продолжал опираться на грузовик, всматриваясь в Бино своими голубовато-серыми глазами.

Бино кивнул. Он уже жалел, что связался с ними. Эта ветвь семьи возникла лет пятьдесят назад. И основали ее молчаливые люди, жесткие, как грошовый стейк. Очень опасная комбинация. Бино тогда не обращал на их поведение особого внимания, ему было только десять лет, но запомнил, как папа с мамой погрузили вещи в «виннебаго» и уехали оттуда на несколько недель раньше, чем собирались. Люди, сгрудившиеся в пятнадцатом номере мотеля неподалеку от автостоянки, были на редкость примитивные, но у него не было выбора. Томми уже вылетел в Сан-Франциско, и финальная сцена аферы была готова к постановке. Завтра утром они приведут Томми в офис «Нефтяной и газовой компании округа Фентресс» и попробуют заставить его расстаться с пятью миллионами долларов, принадлежащих Джо. Бино вызвал Бейтсов со Свиного ручья, чтобы они подстраховали аферу на всякий случай. Это была его ударная бригада.

Он завез Джона в отель и направился к себе в мотель на пристани, где его ждала Виктория. Почему-то у него то и дело возникало беспокойное чувство, что за ним следят, но каждый раз, глядя в зеркальце заднего вида, он не видел ничего подозрительного.

К мотелю Бино подъехал в семь, но Виктории в номере не оказалось. Ее дорожная сумка стояла наполовину разобранная, и его охватила беспричинная паника.

В восемь ее все еще не было.

Он позвонил Джону, но тот ничего о ней не знал.

Виктория явилась в восемь тридцать. Открыла дверь и вошла.

– Боже! – воскликнул он, одновременно сердясь и радуясь. – Я уже весь извелся. Где ты была?

– Случайно встретилась с приятельницей, мы вместе учились, – проговорила она, отвернув голову. – Пошли в кафе, немного выпили, поболтали. Время пролетело как-то незаметно, посмотрела на часы – а уже девятый.

Виктория подошла к окну и задернула шторы. Фургончика ФБР видно не было, но она знала, что он где-то неподалеку. В нем сидят агенты и ждут команды выпустить когти. Она испытывала такое чувство вины, что не могла себя заставить посмотреть в глаза Бино.

– Завтра начинаем аферу, – сказал он.


Глава 28 Становится жарко | Король мошенников | Часть седьмая Афера