home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 31

Накануне

К терминалу частных авиарейсов «Тихоокеанская авиация» Бино опоздал на десять минут. «Челленджер» прибыл, и Томми уже успел погрузить в багажник взятого напрокат светло-коричневого автомобиля представительского класса «линкольн таун-кар» два кожаных чемодана с пятью миллионами долларов и стоял, злясь, что его заставляют ждать.

– Где ты, бля, пропадал? – спросил он, завидев чудика-геолога.

– Ой, не говорите, тут такая нервотрепка, – проныл Бино, подвинув выше к переносице очки в черепаховой оправе и жалобно глядя сквозь толстые стекла на бандита. – Представляете, нигде не мог найти доктора Саттона. Все искал его, искал. – Бино переоделся в машине в розовую рубашку с короткими рукавами, прилепил галстук-бабочку и сунул в нагрудный карман гелевую ручку с красным колпачком. В руке он держал обшарпанный дипломат.

Томми посмотрел на него и с удивлением вспомнил, что, увидев этого типа в первый раз в баре клуба «Сейбе-Бей» с Дакотой, счел его своим соперником. Теперь же, познакомившись с доктором Кларком ближе, наслушавшись его всхлипов и причитаний, он видел, что этот хлюпик такой же сексуальный, как какой-нибудь провинциальный страховой агент, напяливший кожаные брюки.

– Какое нам дело до гребаного доктора Саттона? – сердито буркнул Томми.

– Но, хм… как же нам… хм… – Бино снял очки, протер краем рубашки, затем снова водрузил на нос. – Доктор Саттон, я уверен, вы это помните, никогда не был в большом восторге от вашего партнерства.

– А кому, бля, какое дело, что думает этот мешок с костями?

– Хм… я не говорю, что это обязательно должно случиться, но… хм… доктор Саттон забрал все графики тройного «Д», я имею в виду, сейсмических взрывов. Биотермы, антиклины, а также все материалы геофонного резонанса, и… исчез.

– Исчез, говоришь? Ну и хер с ним. Кому он нужен? Мы прекрасно справимся и без него.

– Но, понимаете, мистер Рина, я не думаю, что он взял все эти материалы только потому, что хочет вставить их в рамки и повесить на стену, если можно так выразиться…

– Так зачем же он взял их, дерьмовая башка? – рявкнул Томми. – Я устал от этой викторины. Говори прямо. – Этот мудак раздражал его даже больше, чем Каллиопа Лав. По крайней мере, ей он знал чем заткнуть рот.

– Меня беспокоит, что, может быть, он решил найти другого партнера. Понимаете, если ему удастся убедить кого-нибудь из крупных держателей акций в жизнеспособности нашей находки в Оук-Крэсте, то у нас при покупке контрольного пакета может появиться конкурент.

Томми выбросил вперед руку и схватил Бино за горло. Тот слабо вскрикнул, когда бандит приблизил к нему свое лицо.

– Ну что за гребаная публика! Вы меня удивляете. Считаете, что я, бля, такое дерьмо, которое можно вот так просто взять и выбросить из игры? Как будто меня ни на чем не нагрели и не брали никаких денег. Ты что, до сих пор этого не понял?

– Понял, понял, – просипел Бино. – Пожалуйста, отпустите меня… трудно дышать.

Томми отпустил Бино, и тот сделал несколько глубоких вдохов, затем поправил очки.

– Я не говорю, что он это сделал. Просто известно, что ему не понравилось распределение доходов, шестьдесят и сорок процентов, и он не переставал ворчать по этому поводу. Я спорил с ним, доказывал, но он взял материалы и уехал. Вначале я подумал, что он просто подуется, остынет и вернется обратно. Но теперь мне пришла в голову мысль, не попытается ли доктор Саттон, владея этой информацией, заключить с кем-нибудь сделку?

– Залезай в этот гребаный автомобиль, – потребовал Томми.

– У меня свой автомобиль.

Томми ударил его наотмашь тыльной стороной руки.

Бино залез в машину. Томми завел двигатель и выехал со стоянки.

Через несколько секунд после этого Рео Уэллз включил фары своего темно-голубого «лексуса» и последовал за ними в Сан-Франциско. И одновременно один из агентов команды наблюдения ФБР, обосновавшейся на крыше здания «Американ эйрлайнз» через улицу, передал по радио информацию автомобилю преследования, который ждал в двух кварталах оттуда.


Томми остановил машину у отеля «Ритц-Карлтон» на Стоктон-стрит. В богато декорированном вестибюле с массивной хрустальной люстрой его ждал адвокат. Томми подошел к стойке и через несколько минут получил ключ от большого номера на пятнадцатом этаже. Чемоданы коридорному он нести не позволил и вообще отказался, чтобы его провожали в номер. Сам дотащил, занес в спальню и поставил рядом с кроватью.

Бино сел напротив адвоката – вскоре выяснилось, что его зовут Алекс Кордозян, – самым примечательным во внешности которого были волосы. Черные с проседью, они росли у него повсюду, где положено и не положено. Например, торчали клоками из ушей и носа. Кустистые брови были чуть вздернуты, отчего казалось, что он все время чему-то удивляется. В довершение всего одет Алекс был как на похороны.

Он вытащил из своего битком набитого портфеля толстую папку и положил на стол. Бино посмотрел на наклейку и увидел, что папка маркирована символом «FCP&G». Ему показалось, что обойти мистера Кордозяна будет нетрудно. Ведь доказано, что, как только лох подцеплен на крючок, вынудить его выйти из игры практически невозможно. Мечты о богатстве и алчность заставляют лоха пренебрегать любыми мерами предосторожности. Бино следовало только заткнуть все дырки, которые должны быть заткнуты, и не уставать напоминать Томми о миллиардах долларов, которые поставлены на карту. Томми не захочет слушать никаких аргументов адвоката, а будет искать только подтверждения своей правоты. По крайней мере, Бино на это надеялся.

– Должен предупредить вас, что я узнал обо всем этом только три часа назад, так что почти не имел времени на детальное изучение вопроса, – пожаловался для начала Кордозян. – Попытался найти в Интернете, в «Десятке К», какие-нибудь основательные данные по этой компании, но таковых не обнаружилось. Она зарегистрирована на Ванкуверской фондовой бирже, у которой требования к листингу весьма и весьма нестрогие. Что касается продажи, то акций пассивные, с вялой конъюнктурой. Четыре года назад они вообще ничего не стоили, теперь повысились почти до девяти с половиной.

– А кому это, бля, интересно? – буркнул Томми, выуживая из мини-бара бутылку скотча и лед.

– Но, сэр, плавающий курс акций имеет небольшую амплитуду. Не реализовано только четыреста или пятьсот тысяч. Вы начинаете покупать, все время увеличивая количество, и цена за акцию будет повышаться, подчиняясь нелинейному закону. То есть за каждую следующую акцию вам придется платить больше, чем за предыдущую, потому что на цену влияет каждая ваша покупка. Более того, они не вводили данные в файлы «Десятки К» уже несколько лет. Вполне возможно, что компания зарегистрирована только формально и никаких серьезных операций не ведет. Может быть, кто-то гоняет акции туда и обратно, повышая таким образом курс.

– Какая, вы сказали, это компания? – произнес Бино высоким голосом, подойдя к окну. – Нет, зарегистрирована она вовсе не формально, О чем вы говорите? У этой компании очень даже солидное руководство, да. Я проработал там шесть лет. Они владеют в округе Фентресс обширными земельными участками. Вот, посмотрите на это. – Он вытащил из дипломата какие-то бумаги.

– Что это, бля, такое? – резко спросил Томми.

– Отчеты экономистов-аналитиков по акциям, – ответил Бино и протянул бумаги Алексу, быстро, без остановки, произнося фамилии известных брокеров. – Морган Стэнли, так. А вот отчет Голдмана Сакса. – Отчеты были все фальшивыми, напечатанными на ворованных фирменных бланках. Там говорилось, что компания серьезная и дела пошли у нее неважно только в последнее время. – Основные позиции в акционерном капитале занимают несколько крупных держателей акций, – продолжал Бино. – Они контролируют все привилегированные акции класса «А», так что им не нужно иметь файл в «Десятке К». – Он посмотрел на Томми. – Где вы откопали этого человека? Господи, ну почему всегда получается одно и то же! Я стараюсь, добываю что-то по-настоящему ценное, а потом появляется адвокат и все портит.

– Я только говорю, что здесь есть кое-что, чему нужно уделить должное внимание. Мы не можем выбрасывать пять миллионов долларов, не изучив эту компанию досконально.

– Но она в данный момент активна на Ванкуверской бирже? – спросил Бино.

– Да, – ответил адвокат.

– А нереализованные акции зарегистрированы?

– Да, но не в этом дело.

– Почему бы нам в таком случае не позволить доктору Саттону и его партнерам заполучить их? – саркастически произнес Бино. – Пусть они спокойно уплывают из наших рук. Давайте терять даром время, задавая миллион дурацких вопросов, и позволим другим захватить эту нефть и миллиарды долларов прибыли.

– Меня нанял мистер Рина, чтобы проанализировать эту сделку, – с жаром произнес Алекс. – Именно этим я и намереваюсь заняться.

– А я с ним согласен. – Томми ткнул пальцем в Бино. – Все вы, адвокаты, любители засерать мозги. – Он наполнил рот скотчем со льдом. – Я зачем тебя сюда привел, а? Чтобы документировать сделку… и ничего больше. А ты начал задавать дурацкие гребаные вопросы насчет Комиссии по ценным бумагам и биржам, какой-то «Десятки К» и еще хер его знает что. Если так будет продолжаться, то я засуну все эти паршивые бумажки тебе глубоко в жопу, так что если нужно будет выпустить оттуда говно, то тебе понадобится этот гребаный «Роторутер».[67]

Алекс Кордозян в ужасе смотрел на Томми. Что это за разговор? Он выполнял работу в Сан-Франциско и Лас-Вегасе для Джозефа Рина, проницательного и умного бизнесмена, настоящего джентльмена, а с Томми прежде никаких дел не имел. Томми еще внизу предупредил, что убьет его, если он расскажет об этом деле хотя бы кому-нибудь, включая Джо. Убьет его! Подумать только… Абсурд какой-то, как в плохом кино. Алексу не понравилось, как выглядит «Нефтяная и газовая компания округа Фентресс». В ней было что-то странное, с чем следовало детально разобраться, а этот головорез, сидящий напротив, угрожает ему за то, что он пытается делать свою работу! Но даже и при таких условиях Алекс был полон решимости защитить своего клиента. Он сделает все возможное, чтобы отговорить этого мерзкого бандита от совершения поспешной дорогой покупки.

Они говорили еще примерно с час. Каждый вопрос Алекса Кордозяна Бино тщательно обдумывал и большинство отвергал, ссылаясь на некомпетентность в области экономики и финансов, говоря, что он всего лишь геолог, периодически прерывая адвоката возгласами типа: «Суть дела в том, что в районе Оук-Крэст имеется месторождение с огромными запасами нефти». Бино настаивал на покупке компании округа Фентресс завтра утром, прежде чем доктор Саттон сможет предпринять какие-то контршаги. Алекс продолжал объяснять, что за такой короткий срок ему будет очень трудно, вернее, невозможно, получить ответы на все интересующие вопросы. Бино надеялся, что так оно и будет. К счастью, в полночь Томми надоело слушать их препирательства. Он окончательно разозлился.

– Хватит разводить тут ляля-маля, – сказал он, вставая, чтобы выпроводить Алекса.

Они договорились встретиться завтра в восемь утра на двадцать пятом этаже здания фирмы взаимного страхования «Пенн».

Томми приказал Бино остаться у него в номере ночевать. Сказал, что не хочет, чтобы доктор Кларк смылся, как доктор Саттон. Затем отправился в спальню, скинул мокасины, включил телевизор и вежливо осведомился:

– Что будешь смотреть? «Златовласку и трех чикагских медведей» с Эшли Линн или «Видеооргазмы» с Донной Дэр и Толукой Лейк?

– Трудный вопрос, – ответил Бино. – Может быть, вы сами выберете?

Томми ткнул кнопку и плюхнулся на постель. Бино прошел в другую комнату и лег на диван. Уставившись в потолок, он в последний раз прокручивал в уме перипетии всей аферы под аккомпанемент стонов и вздохов Донны Дэр, доносящихся из соседней спальни. Когда он бросил взгляд на Томми, то увидел, что бандит расстегнул ширинку и запустил туда руки.

Куда деваться от этой мерзости! Бино устало закрыл глаза. Придется стиснуть зубы и потерпеть до утра.


Глава 30 «Ура» | Король мошенников | Глава 32 Афера