home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Я ни разу не была на Земле вплоть до поступления на учебу в школу командного состава. Планета оказалась довольно приятной, с преобладанием голубых тонов, очень богатой водой и с атмосферой с наклонностью к образованию кучевых облаков, но, конечно же, ее нельзя было сравнить с моей родиной – Проксима Бета. Дом всегда ощущается более прекрасным для тех, кто покидает его, зная, что вернется нескоро. Я всегда хранила у себя фотослайды с пышной растительностью моей планеты, состоящей в основном из мхов и пепилендронов с опадающей листвой. В моменты душевного смятения я любила рассматривать эту коллекцию, отдыхая среди изумрудной зелени своей родины. Встречая здесь все больше и больше разумных обитателей суши, я не переставала задумываться о том, насколько высоки оказались их возможности приспособления к разным климатическим условиям. Из всех планет – Земля была самой богатой воздухом, и представители человеческой расы могли пользоваться им для дыхания. Поскольку моими предками были люди, колонизировавшие Проксиму и приспособившиеся к жизни на ней, не все варианты земного климата я переносила одинаково хорошо. И хотя жара Калифорнийского побережья более или менее подходила мне, я никак не могла привыкнуть к местным ветрам. И к тому же я, наверное, никогда не смогу относиться с симпатией к немилосердно палящему желтому солнцу.

Я дрожала от нетерпения, когда космический челнок завис над сверкающим в лучах его прожекторов вулканическим плато. Суровый пейзаж.

Как характер Брайана.

Я поклялась себе, что это будет моей последней мыслью о нем, и сосредоточилась на приятных мелочах, связанных с почти легендарным «Энтерпрайзом» и его смелыми офицерами. Еще ни одному кораблю не удалось так много сделать, столько при этом испытав. Еще ни одна команда не пережила так много трудных минут, но все же находила в себе силы выжить в самых сложных ситуациях. Да, мы слышали столько хорошего об этих людях, и я в том числе. Но я не могла поверить в то, что когда-нибудь буду служить на его борту. Поэтому мне пришлось собирать по крупицам всю информацию об этом прославленном корабле.

И вот он передо мной. Челнок маневрировал среди конструкций космического дока, пробираясь к «Энтерпрайзу». Все пассажиры с интересом рассматривали друг друга, пытаясь угадать, кто же собирается ступить на борт корабля. Я молчала, потому что знала, о ком шла речь, и пристально рассматривала свой будущий дом.

Внешне он был непохож на тот корабль, который смог столько раз уйти живым после крупных стычек с клингонами. «Энтерпрайз» блестел в космической ночи, словно он сам был звездой, а не космическим кораблем.

Обновленные номерные знаки на корпусе выглядели внушительно; гондолы с закрепленными в них ускорителями уже немало колесили по Вселенной и, казалось, им знакомы многие ее секреты. «Энтерпрайз» был огромен… намного больше того, что я могла представить себе, думая о размерах космического корабля. Я с изумлением смотрела на это творение интеллекта, технологии и упорства, столь мощное и, вместе с тем, грациозное. И я скоро окажусь на его борту. Буду служить его интересам. Мне казалось, что корабль более всего походил на гигантского кентавра, приготовившегося к прыжку и отказывавшегося заглянуть в глаза простых смертных, создавших его самого. Словно сама жизнь подчинялась «Энтерпрайзу».

Пока я с помощью дежурного офицера добиралась до предназначенной мне каюты, мне удалось выяснить кое-что о привычках моих соседей. Две каюты имели общую прихожую, в моей в строгом стиле Звездного Флота располагалось три койки; я сразу же выбрала себе одну из них. В каюте было тихо и сумрачно по сравнению с той суетой, которая царила на корабле. Все транспортные системы то и дело выбрасывали вновь прибывших рематериализовавшихся членов экипажа. Не зная, является ли такая суета на борту обычным делом, я решила пока не придавать значения этому факту и принялась за собственные дела. Однако возбуждение не покидало меня.

Возможно, только меня. Все же… это «Энтерпрайз».

Я стояла в центре каюты, чувствуя себя не в своей тарелке: я пыталась выяснить что-нибудь о моих коллегах, с которыми мне придется жить в одной каюте. Смелость взяла свое, и я заглянула в одну из дорожных сумок. Там стояла емкость с признаками принадлежности к личным вещам: голографическим изображением на крышке трех улыбающихся людей очевидно, родственников.

Крышка легко подалась…

Я отпрянула. Мне, конечно, доводилось встречаться с насекомыми и на своей планете, но ничего подобного я до сих пор не видела и поневоле вздрогнула. Передо мной были существа, напоминавшие нечто среднее между змеей и рачком. Что ж, каждому свое.

Скрипнула дверь, я повернулась и с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть.

Передо мной стояла обитательница планеты Горн. Она была намного выше меня ростом и не умещалась в дверном проеме, поэтому ей пришлось согнуть свою спину рептилии и поджать довольно большой ряд без сомнения плотоядных зубов. Ее сходство с тиранозаврами и сверкающие сапфировые глаза придавали ей воинственный вид. Розовая кожа моей соседки хорошо гармонировала с цветом форменного костюма Звездного Флота, на ее тунике светились знаки различия и скрещенные кобры системы Цестус. Я улыбнулась. Улыбка всегда обезоруживает.

– Меня зовут Пайпер. Мы будем жить в одной комнате, я полагаю.

Представительница планеты Горн зашипела, продвинулась вглубь каюты, там полностью выпрямилась и начала меня ощупывать. Я подумала, что это обыск, – но вскоре мне стало понятно, что таким образом соседка знакомится со мной. Подушечки с когтями ощупали мои ноги, и я, Демонстрируя дружелюбие и спокойствие, подняла руки вверх.

Со стороны двери раздался еще один голос, очевидно принадлежавший человеку и довольно приятный.

– О, все уже тут. Вот и хорошо.

Появился сентиментального вида молодой лейтенант в сопровождении офицера медицинской службы. На лице лейтенанта застыло выражение дружелюбия. Его компаньонка была похожа на обитательницу Земли, но в то же время в ней оставалось что-то, несвойственное жителям этой планеты.

– Вероятно, вы Пайпер. А я Джуд Сэндидж, служащий Звездного Флота.

Сейчас в мои обязанности входит работа в офицерской столовой, поэтому советую вам присмотреться к тому, что вы едите. Можете называть меня Скеннер. Так уже делают многие, потому что я мечтаю о том времени, когда меня допустят в службу управления сенсорами. Не очень удобно жить втроем в одной каюте, не правда ли? Сейчас на корабле пятая и восьмая палубы закрыты для ремонта переборок, поэтому даже офицерам пришлось потесниться.

– Он прищурился. – Надеюсь, что вы говорите по-английски?

Я засмеялась:

– Да, конечно, Скеннер.

– Отлично, – протянул он. – Вы ведь не возражаете против разнополого соседства?

– Я специально просила об этом.

– Рад это слышать. Нет никакого смысла в излишней скромности на космическом корабле, – он помахал рукой. – А это доктор Мэрит Андрюс Таурус, а та, которая сейчас ощупывает вас, принадлежит к роду телосиризаркред с системы Цестус – Цестус Элиар или Цестус-7. Знаете такую?

– О да! – выпалила я и напугала телосиризаркред своим энтузиазмом.

Она, шипя, отодвинулась в сторону, но я успела ухватить ее за лапу и улыбнулась в попытке погасить свое и ее смущение.

– Она одна из первых оттуда?

– Самая первая. Там только началась двуязычная подготовка в местном военном училище. Озира – дочь посла планеты Горн.

– О, понимаю, значит у нее дипломатический иммунитет.

– Да, в связи с этим у нее на боку даже размотан целый рулон красной ленты.

Я все еще удерживала лапу Озиры и с выражением лица, которое, я полагала, покажется ей столь же дружелюбным, как и любому обитателю Проксимы, осторожно вернула эту лапу на свою ногу, и она продолжила ее изучение.

– Откуда вы родом? – спросила представительница медицинской службы, полноватая женщина с волосами цвета платины и слегка раскосыми глазами, которые намекали на примесь в ее теле инопланетной крови.

– Проксима Бета.

– Вот почему у вас такой внушительный рост.

– Я тоже так думала, пока не повстречала Озиру.

– Мы соседи по системе, – продолжила доктор Андрюс Таурус. – Я родом с поселения обитателей Земли под названием Уолтер-12. А биоморфологию изучала на планете Проксима Альфа. В какую корабельную службу вас направили?

– Довольно спокойная должность в команде экологического контроля. Мне сказали, что это лишь на время. Я вхожу в число кандидатов на капитанскую должность, поэтому меня ждет еще много перемещений по службе.

– И это лишь первое в длинном ряду, – присвистнул Скеннер. Вероятно, мечтаете побыстрее пробраться на мостик?

– Это будет не очень скоро. Я все еще под впечатлением того, что вместо «Магеллана» оказалась на «Энтерпрайзе».

– Вам уже что-нибудь известно об этом корабле? – спросила Мэрит.

– Я уже многое знаю о его офицерах, – я пожала плечами, – и кое-что из рассказов очевидцев. Примерно, то же, что и все.

Скеннер жестом указал на пустую койку.

– Теперь это ваше. А сейчас вам лучше оставаться на нижней палубе, во всяком случае, до тех пор, пока вы не привыкнете к новой обстановке.

Я села на матрац, проверяя его на мягкость. Он не очень отличался ею.

Тоже специальное приспособление, чтобы команда не злоупотребляла сном.

– Я так и собираюсь поступить. Конечно, мне бы хотелось попасть на мостик, но только после того, как освоюсь на новом месте.

– Логично, – отозвался Скеннер, засунув руки в карманы.

Я живо представила его рядом с плугом. Манеры Джуда делали его совсем мало похожим на военного человека, скорее, наоборот. Вероятно, он относился к тому сорту людей, которые совершенно не склонны к внешней помпезности.

– Как вас зовут по имени?

– Пайпер.

Его лицо подсказало мне, что необходимы пояснения.

– Проксима была населена всего лишь на протяжении жизни последних четырех поколений, поэтому мы все считаем себя членами одной семьи. У нас нет никакой надобности в применении дополнительных родовых имен: с нас достаточно одного.

– Получается, что у вас вообще нет второго имени, как у вулканцев?

– Нет, только Пайпер.

– А я сельский житель. И всегда останусь им. Вы быстро привыкнете к этому. Что-то случилось, и мы должны доложить о себе через сорок минут и быть готовыми к боевым действиям.

– Боевые действия? Учебная тревога?

– Нет, непохоже. Я прав, Мэрит? Она покачала головой.

– Пока мы ничего не знаем. А для капитана Кирка это означает, что и он пока не в курсе всех деталей. В его правилах сразу же сообщить команде все подробности происходящего. Он полагает, что раз мы рискуем своими жизнями, те вправе знать все.

– Когда мы отправляемся?

– Отправляемся? – не выдержал Скеннер. – Девочка, мы выбрались из Солнечной системы уже минут двадцать назад!

– Что?! Но я не почувствовала никаких перегрузок!

– Это «Энтерпрайз». Он всегда отличался гладким ходом.

Мэрит поднялась со своей койки.

– Полтора часа назад получено особое распоряжение командования Звездного Флота. Я находилась в корабельном лазарете, когда капитан позвонил Маккою и сообщил эту новость, а также назначил совещание старшего командного состава. Через десять минут все находившиеся в увольнении были доставлены на борт, и мы в их числе.

– Полчаса назад я лично подавал команду на обед. Нам следует поторопиться, если мы хотим перекусить, – посоветовал Скеннер.

Озира что-то прошипела в ответ, тем самым заставив всех вновь обратить на себя внимание. Скеннер кивнул и вдохновенно произнес:

– Говорите громче, Озира. Пусть она услышит ваш голос.

Телосиризаркред раздвинула свои челюсти пошире, но ее голос так и не достиг необходимой громкости, чтобы я могла его расслышать.

Дверь отворилась. Свет из коридора подчеркивал сумрак, царивший в нашей каюте. Мы все, как один, посмотрели в ту сторону. Вскоре Скеннер увеличил яркость освещения в нашей каюте, и мы смогли рассмотреть вошедшего. На нем была стандартная униформа золотисто-черного цвета с лейтенантскими погонами, однако ее обладатель явно ощущал себя словно на параде. Передвигался он более грациозно, чем большинство вулканцев, и его моложавые черты несли на себе отпечаток того величия, гордости светского льва, типичные для представителей его, народа, достигших почтенного возраста. Однако отчужденность и печаль тоже присутствовали в его облике.

Он был светлее, чем большинство вулканцев, с кем мне доводилось встречаться, и его глаза и волосы сияли подобно начищенной бронзе.

Он вошел в комнату. Его глаза теперь мы рассмотрели, что они янтарного цвета – удостоили всех нас лишь беглого взгляда. Вероятно, он очутился с нами в одной компании из-за очередной бюрократической оплошности. Вулканец сразу прошел к своей койке, лишь на секунду задержав глаза на мне. Мы обменялись малозначащим взглядом, он лишь беззвучно пошевелил губами и слегка изменился в лице. Сдержанность не покидала его.

Скеннер посмотрел на меня, а затем на вулканца.

– Я всегда тяжело переношу отсутствие дружеской поддержки. Пойдемте, Озира. А как вы, Пайпер?

– Я с вами, – вмешалась Мэрит, и я благодарно кивнула ей.

Вместе со Скеннером и Озирой она направилась в сторону общего для наших кают коридора. Вскоре они разошлись по своим комнатам, но Скеннер продолжал что-то болтать, являя всем свой акцент выходца из Кентукки.

Когда, наконец, закрылись все двери, мы остались с вулканцем наедине.

Правда, с таким же успехом я могла бы остаться и в одиночестве, Он сел возле своего стола, втянув голову в плечи и стараясь не встречаться со мной взглядом. Я догадалась, что сейчас ему не до медитации, и подошла поближе.

– Сарда, – обратилась я к нему, собираясь завести с ним разговор.

Его голос прозвучал холодно и отчужденно:

– Не вижу оснований для общения между нами. У нас давняя склонность к конфликтам друг с другом.

– И я уже от нее порядком устала. – Я попыталась заглянуть ему в глаза. – Неужели ваше учение не позволяет вам прощать?

Он удивленно повернулся ко мне, поднялся и дал понять, что он, несмотря ни на что, совершенно спокоен.

– Наша история богата не очень веселыми событиями. Однако пока ничего не изменилось. Способность прощать – это загадка общественной жизни, но она не в состоянии изменить сложившиеся обстоятельства.

– Вы отрицаете способность к прощению, но, однако, я чувствую, как вас снедает тоска. Если эмоции чужды вашей расе, то почему вы так меня ненавидите? Ведь я тоже признаю логику, – Я почувствовала, что попала в цель. В неприступности вулканца оказался изъян. Но через некоторое время ему все-таки удалось восстановить контроль над собой.

– Я… не испытываю к вам чувства ненависти, Пайпер, – ответил он, но мое имя прозвучало в его устах как титул или воинское звание. – Я не вижу особого смысла в продолжении нашей беседы.

И все же за прошедший по земным стандартам год это был наш первый разговор с Сардой. Я начала подумывать о том, что молчание, вероятно, лучше такой вот беседы и прикрыла веки, перестав терзать его самого и его репутацию. Ведь именно я могла быть той причиной, которая привела к его отчужденности от других представителей расы вулканцев, находящихся на службе в Звездном Флоте. А в довершение всего ему пришлось свыкнуться с мыслью о том, что я теперь буду его соседом по каюте, в то время, как право на одиночество и самоизоляцию всегда относилось к самым важным проявлениям свободы личности у вулканцев.

– Как хотите, – ответила я. Мне очень хотелось, чтобы мой голос прозвучал спокойно и уверенно.

Сарда молча ушел неизвестно куда.

– Запомните, – добавила я на прощанье, – вы оказываете себе и Звездному Флоту медвежью услугу тем, что зарываете в землю свой талант. У меня ведь и в мыслях не было обидеть вас, Сарда. Я лишь подумала, что вы хотели…

– Нет никакого смысла в том, чтобы повторять то, что мы знаем уже давно. Ваше вмешательство объяснимо, но все же у вас нет на него никаких прав.

– К тому же оно обходится вам довольно дорого. Я все понимаю.

Извините.

– Извинения и прощение характерно для рас, которые живут во власти эмоций. Но вулканцы к таковым не относятся. Трудности в обеспечении каютами скоро закончатся, для вас и для меня будет лучше не вступать в излишние контакты. Этот корабль достаточно велик. И мне бы хотелось, чтобы весь его экипаж оказался между мной и вами.

– Сарда…

– Желаю приятного отдыха.


Глава 2 | Дредноут | * * *