home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ЦЕПЬ ЗЛОДЕЯНИЙ

Произвели обыск и нашли много интересного. Первое — запасы мышьяка, которым можно было бы отравить жителей всей Кирочной улицы. Затем обнаружили картинку с почтового листа — «Сикстинскую мадонну»: ее оторвала Мержвинская потому, что «очень понравилась». И еще — пачку писем от покойного служителя почтамта. Позже профессор Ивановский и фон Анреп провели эксгумацию трупа и выявили в теле любовника Мержвинской «такое количество мышьяка, которое вполне достаточно для причинения смерти».

Потрясенная арестом, Мержвинская призналась, что отравила Екатерину и Эмилию потому, что «мешали ей быть вместе с Оскаром Пучеви-чем».

Выяснилось, что преступница уже на следующий день после похорон Эмилии пыталась отравить ее двухгодовалую сироту — Маргариту. Но нянька Авдотья Андреева успела вынуть изо рта ребенка леденец, который положила туда Мержвинская. Нянька попробовала конфету и ощутила начинку «горького и странного вкуса, а также жжение во рту». Немедленно, как было записано в деле, «у Маргариты и Авдотьи начались тошноты, рвоты, головные боли, внутри все жгло и хотелось пить».

— А зачем вы Эмилии дали повторную дозу яда? — спросил Соколов.

— Жалко было смотреть, как та мучается! — отравительница застенчиво потупилась.

— Что вас побудило писать анонимку на Евдокию Павлову?

— Понятно что! После случая с Маргаритой она всем заявляла, что я, дескать, всех отручаю, ну, в Подолии у нас так говорят, — отравляю, стало быть. И Оскар за Евдошкой увивается. Тогда я и придумала — подсунула ей в шкаф отраву, да вам письмишко. Ловко? Думала: ее засудят, а с меня подозрения снимутся.

— Вы ведь были замужем и у вас ребенок?…

— Да, на воспитании он, у няньки, — быстро проговорила Мержвинская. — К делу это не относится.


СТРАШНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ | Блуд на крови. Книга вторая | ОБРЕТЕННЫЙ БОРУХ