home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ВОЛЧИЙ ВОЙ

Жизнь внешне текла прежним руслом: Викторов доглядывал за меблированными комнатами, где ремонт близился к концу, работал на ипподроме и играл на бегах. История с «уехавшей в Углич» Настей стала если не забываться, то немного уходить на второй план.

Листал Викторов как-то газету, хотел программу скачек посмотреть. Вдруг словно обожгло, заголовок в глаза бросился: «Страшная находка в Брест-Литовске». Заколотилось сердце, поплыло все перед глазами. И впервые резанула мысль: «Что я наделал? Ведь теперь меня веревка ждет». Не понимая толком, что он делает, поплелся в угловую комнату, где жили сыщики Русаковы. Те были дома.

— Читали, — спрашивает Викторов, — про находку в Брест-Литовске?

— Нет, а что такое?

— Да вот труп девушки какой-то нашли в багаже.

— Нет, об этом мы еще не слыхали. Викторов покачал головой:

— Страшные времена наступили! Русаковы охотно согласились:

— Всяких мерзавцев нынче развелось много! Вечером Викторов опять встретил постояльцев-сыщиков.

— Как там, преступника обнаружили? Отвечают сыщики:

— Пока не нашли, но за дело сам начальник сыска Эффенбах принялся. Преступники не все метки с белья спороли, которым дно корзины застлали.

— Что на метках? — спрашивает Викторов, и голос у него дрожит.

— Инициалы «А. Н.». Багаж, вы читали, из Москвы отправили 2 июля. Нам Эффенбах поручил, мы сегодня допрашивали весовщика на Смоленском вокзале. Он вспомнил приметы сдававшего: маленький, говорит, щуплый и невзрачный, судя по красной морде, пьет сильно, да и голос у него сиплый. Адрес дал, конечно, фальшивый. Эффенбах думает, судя по «бедной роскоши» белья, что убитая была проституткой. Если это так и девица зарегистрирована в полиции, то по инициалам найти ее — дело плевое. Викторов выдавил:

— Да, с этими девицами — одна морока… И все-таки: найдут убийцу или нет?

— Он назвал, конечно, выдуманные фамилии, но обе начинаются с буквы В. От волнения, возможно, произнес первые буквы своей фамилии. Да еще в посылку засунул зачем-то небольшую гладильную плаху, которой обычно пользуются по гостиницам и меблированным комнатам. Наследил, одним словом.

У Викторова бешено колотилось сердце, крутились в голове тревожные мысли: «Сыщики издеваются надо мною? Они ведь все мои приметы назвали, даже о меблированных комнатах смекнули! Сейчас арестуют?»

Нет, не арестовали. Дошел Викторов до своей комнаты, упал на кровать лицом вниз и дико, как подстреленный волк, завыл.

До развязки оставалось еще три дня.


НАСЛЕДСТВО УБИТОЙ | Блуд на крови. Книга первая | ЭПИЛОГ







Loading...