home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ВОСПИТАТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ

В тот же день Николай рассказал всю правду матери. Та написала письмо в Любань: «Срочно выезжай!» На следующей неделе, во вторник прикатил Иван Иванович.

Не успел тот порог переступить, как Николай упал ему в ноги:

— Батюшка, родимый, весь я в вашей отцовской воле, а существовать без Валентины Чесноковой не могу…

Старик Кашин человек был правильный, суровый, замеса старинного. Взвился он, задрожал:

— Что такое? Какие ты мне тут резоны выводишь?

Анна Петровна, чтоб охладить мужа, отважно в беседу встряла:

— Не гневайся, Иван Иванович! Словами тут не поможешь. Чеснокова от Кольки уже забрюхатела.

— Ну уж это совсем изумление! На губах материнское молоко не обсохло, а он уже под бабью юбку залез!…

— Накажи греховодника для примера, а дело решать надобно.

— Да я его, подлеца, наследства лишу! Лучше все монастырям да храмам завещаю! Ах, убил, ах, осрамил, такой-сякой…

Набросился как коршун на цыпленка, оттаскал отец сына изрядно, аж вспотел и в сердце что-то закололо, но на другой день созвал сродственников, стал совет наводить.

— Мать, — говорит, — у Валентины непутевая…

— Не с матерью жить, — сродственники возражают. — А семья все-таки купецкая, ты с покойным Данилой дружил еще во времена стародавние.

— Это, конечно, так! — соглашался Иван Иванович. — Да девка-то, сказывают, тоже вертлявая.

— За глаза и про царя худое говорят… Собака лает, ветер носит.

— И хозяйство, кажись, после смерти Данилы пошатнулось?

— Вот Николай и поправит, парень он толковый. А что брак ранний, так это даже хорошо: не разбалуется молодой человек.

Сродственники выпили наливки, съели обед и вынесли резолюцию:

— Николая, пользы ради воспитательной, еще раз розгами маленько поучить, но дабы грех от всех прикрыть, под венец скоропостижно поставить.

Повели в церковь. Священник провозгласил:

— Обручается раб Божий Николай рабе Божеей Валентине…

Невеста при этих словах стала белая как кисейная фата и сознание потеряла. В чувство ее привели нашатырем, а старушки головами качали:

— Не к добру такое!

Венчали с помпой. На левом клиросе пели синодальные певчие в полном составе, на правом — церковный хор.

В доме № 15 по Саблинской улице три дня и три ночи шумел пир. Прибыло на брачный праздник все именитое купечество Петербурга, помощник обер-полицмейстера с супругой и двумя дочерьми, чиновники комиссариатского ведомства, частный пристав со всеми подведомственными ему квартальными надзирателями, их помощниками, судебным медиком, разных ведомств секретари и столоначальники. Сюртуки, фраки, кафтаны и полукафтаны, лакированные штиблеты и сапоги бутылками, золотые эполеты и медали, потомственные дворяне и почетные граждане — все затейливо переплелось на этом торжестве.

Музыка была двух сортов — балалаечная и скрипичная, веселись и радуйся любой вкус. Кулинарная часть предстала во всем блеске. Выписанный специально для поражения впечатления французский повар приготовил филе из шампиньонов и лягушачьих лапок. Никто к этому блюду не прикасался. Лишь частный пристав по ошибке немного откушал, а когда узнал, что это такое, приказал было француза отправить в участок. Спасибо, помощник обер-полицмейстера запретил применять на свадебном празднике карательные меры.

Впрочем, француз тут же исправился, отправив на столы консоме Саллери, прозрачный как слеза галантин из кур, мусс раковый с налимами, салат Ромен и очаровательное парфе из орехов.

Балалаечники бодро сыграли «Светит месяц», а скрипачи ответили «Танцем баядерок» из балета «Ферармос» и увертюрой к опере «Жизнь за царя».

Рекой текли вина, перечень которых хотелось бы привести для ошеломленных былым российским изобилием современников, да слишком много это заняло бы места. То и дело звучали тосты — простые, но сердечные от купечества, цветистые от высшего чиновничества.

Но тон задавал помощник обер-полицмейстера, говоривший о значении современного брака, о взаимоотношениях «между обеими половинами живущей в узах Гименея пары в связи с ролью их как частицы общества». Хотя никто ничего не понял, но его речь была встречена аплодисментами и криками «Горько!»

…Но пришла минута, когда бал был окончен. Все с головной болью, несварением желудка, чувством неудовлетворенности и благими пожеланиями разъехались по домам.

Начались будни новой семейной пары.


СЮРПРИЗЫ | Блуд на крови. Книга первая | ДЫМА БЕЗ ОГНЯ НЕ БЫВАЕТ







Loading...