home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

26 декабря 1943 года

Вашингтон, федеральный округ Колумбия

Свенсон нажал кнопку на своем столе.

– Пропустите ко мне мистера Кенделла.

Он поднялся в ожидании, когда откроется дверь. Нет, он не выйдет из-за стола, чтобы встретить его, и не протянет ему руки, как положено в таких случаях. И все потому, что в «Шератоне» Уолтер Кенделл не стал обмениваться рукопожатиями с Крафтом и Оливером. Проявленное бухгалтером подобное пренебрежение условностями не могло ускользнуть от внимания генерала, и он решил вести себя сейчас со своим визитером соответственно его же манерам.

Кенделл вошел в кабинет. Внешность бухгалтера за те одиннадцать дней, что прошли с тех пор, как генерал наблюдал за ним из потайной комнаты во время совещания в отеле «Шератон», не претерпела особых изменений. Кенделл был одет в тот же костюм и, похоже, в ту же самую мятую рубашку. И один лишь Бог знает, в каком состоянии находилось сокрытое под ними нательное белье, но сама мысль об этом не вызывала ничего при виде бухгалтера, кроме чувства брезгливости. Кенделл кривил слегка, словно в ухмылке, верхнюю губу. Но это вовсе не означало, что он на что-то сердился или выказывал таким образом свое презрение к чему-либо. Просто у него была привычка дышать одновременно и ртом и носом. Как делают это животные.

– Проходите, мистер Кенделл, садитесь.

Кенделл не заставил повторять приглашение. Его взгляд встретился со взглядом Свенсона. Но лишь на мгновение.

– В деловом календаре, где указаны лица, с которыми я должен встретиться, говорится, что ваш вызов в мой офис обусловлен необходимостью получения от вас кое-каких разъяснений относительно превышения «Меридианом» сметы, – сказал генерал, садясь. – Ваши оправдания меня не интересуют, излагайте только факты... Вам как главе независимой аудиторской фирмы это не составит особого труда.

– Но не только же ради этого вы вызвали меня, не так ли? – Кенделл достал из кармана смятую пачку сигарет, покрутил одну из них и закурил.

Свенсон заметил, что ногти у него неухоженные, с заусенцами и грязные. Генерал подумал, что в облике и поведении Уолтера Кенделла было что-то нарочитое.

– Нет, вы здесь не только поэтому, – ответил Свенсон прямо. – Прежде всего, давайте договоримся придерживаться во время беседы определенных правил, чтобы избежать недопонимания между нами... И замечу еще, что вы не ошиблись, усомнившись в моих словах о цели вашего вызова сюда.

– Правила обычно бывают в играх. И в какую же игру мы играем сейчас, генерал?

– Дайте-ка подумать... Возможно, для нее подошло бы такое название, как «Честь мундира». Или вот еще – «Тайные дела в Буэнос-Айресе». Думаю, последнее, как более конкретное, придется вам больше по душе.

Кенделл посмотрел на кончик сигареты, потом перевел взгляд на генерала:

– Ага, Оливер и Крафт не утерпели, наябедничали-таки своему наставничку! Мне же и в голову не приходило, что вас интересуют такие вещи.

– Они давно уже не появлялись у меня – с тех самых пор, как вы уехали в Женеву.

Кенделл помолчал с минуту. Затем заговорил:

– В таком случае, генерал, вы запятнали честь своего мундира... Судя по всему, подловили нас в «Шератоне». Я подумал еще, что выбрать такое место для встречи несколько необычно для Крафта: он как-никак привык к заведениям типа «Вальдорфа»[26]... Выходит, вы понаставили там повсюду подслушивающие устройства. И вывели на чистую воду этих ублюдков. – Голос Кенделла был хриплым, но злости в нем не было. – Стало быть, вы знаете, каким образом я оказался впутанным в эту историю, как очутился в Женеве. Да и до этого наверняка вам сообщили обо всем по радиосвязи.

– Мы действовали по просьбе министерства военной промышленности. Нам поручили выяснить все, что касалось переговоров, которые вели вы в Женеве. Вещь это обычная. Однако в тех случаях, когда у нас появляются основания подозревать, что за внешне пристойными делами кроется что-то нечистое, мы начинаем копать глубже...

– Черт бы вас всех подрал! Свенсон с шумом выдохнул воздух.

– Не стоит реагировать так бурно на мои слова. В мои намерения не входит затевать тут с вами спор. И сказал я лишь то, что есть. У меня целая кипа расшифрованных радиодонесений, которых вполне достаточно для того, чтобы отправить вас на виселицу или электрический стул. Как, впрочем, и Оливера... Крафт же, не исключаю, мог бы отделаться пожизненным заключением. Вы надсмеялись над его нерешительностью и не позволили ему высказать все, что у него на душе... В общем, что бы там ни было, факт остается фактом: ваша троица по уши в грязи.

Кенделл, подавшись вперед, швырнул сигарету в пепельницу, стоявшую на столе Свенсона, и, ощутив внезапно страх, взглянул пытливо на генерала:

– Но вас больше интересует Буэнос-Айрес, чем электрический стул. Я угадал?

– Как ни прискорбно это, я вынужден заниматься в данный момент именно тем, о чем вы говорите. Хотя предпочел бы другое...

– Бросьте молоть чепуху, – оборвал Свенсона Кенделл. Он не был новичком в подобного рода беседах и знал, как постоять за себя и повернуть разговор в свою пользу. – Вы вот заявили, будто мы трое по уши в грязи. Но, как мне представляется, и у вас не лучше положение: вы угодили в тот же свинарник, что и мы... Так что не стройте из себя Иисуса: от вашего нимба исходит одно лишь зловоние.

– Сильно сказано. Однако не забывайте о том, что у меня найдется с дюжину таких же свинарников, куда смогу я при случае смыться. Такой мощной организации, как военный департамент, ничего не стоит отправить меня хоть сейчас, через какие-то сорок восемь часов, в ту же Бирму или на Сицилию, если только я того пожелаю. У вас же – другая ситуация. Вам некуда деваться... Так и будете сидеть в своем хлеву, на глазах у всех. Надеюсь, имеющиеся у меня записи радиодонесений заставят вас взглянуть по-иному на кое-какие вещи. Это то, что я хотел бы вбить в вашу голову. И думаю, вы поняли меня.

Кенделл схватил новую сигарету и закурил. Дым повалил из его ноздрей. Он хотел было что-то сказать, но передумал и теперь молча взирал на генерала со смешанным чувством страха и ненависти.

Свенсон обнаружил, что избегает его взгляда. «Если желаешь заключить с этим человеком соглашение, то придерживайся соответствующей тональности в разговоре с ним», – подумал генерал и в следующее же мгновение увидел вдруг выход из создавшегося довольно-таки щекотливого положения. Нашел наконец ответ на мучивший его вопрос: каким образом смог бы он пойти на компромисс и избежать при этом особых потерь. Ответ, который, как казалось, напрашивался сам собой. И он лишь удивился тому, что ему еще раньше не пришла в голову подобная мысль. Уолтер Кенделл должен быть убран. Пусть и он разделит судьбу Эриха Райнемана. Как только дела в Буэнос-Айресе приблизятся к завершению, Кенделла постигнет неминуемо смерть.

И тогда все следы, ведущие от сомнительной операции к правительству Соединенных Штатов, будут раз и навсегда уничтожены.

Свенсон подумал вскользь, а не предусматривают ли проведение аналогичной, в общем-то весьма примитивной, акции и связанные с операцией лица в Берлине, и тут же усомнился в этом.

Он взглянул пристально на замызганного, усталого человека. Генерал Алан Свенсон больше не испытывал никаких опасений. Как и чувства вины.

Он солдат и выполняет свой долг. – Продолжим, мистер Кенделл. Я слушаю вас.


* * * | Сделка Райнемана | * * *