home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 25

Пока я побрел к берегу, они успели привязывали швартовы к дереву, потом направились ко мне. Я дал им выйти на открытое место ярдах в пятнадцати, и убрал руки из-за спины.

– Стоять на месте, ублюдки. У меня в руках дробовик двенадцатого калибра, и с такого расстояния я не промахнусь.

Они замерли.

– Руки вверх, бросай оружие.

– Ну, мистер Кери, это совершенно лишнее.

– Разумеется, я просто развлекаюсь. А ну брось пистолет, Джад.

– Он у меня в кармане.

– Тогда достань его. Меня это не волнует. Ты им размахивал весь вечер, собираясь воспользоваться при необходимости. Считай, такая надобность возникла. Ну, поживее. До сих пор была слишком тоскливая ночь.

Джад медленно повел рукой, очень осторожно вытащил пистолет из кармана и бросил у своих ног.

– Просто замечательно, – заметил я и вышел на берег, держа на прицеле эту парочку, смахивавшую на плакат, посвященный набору в армию.

Они продолжали стоять в нескольких футах друг от друга. Я сделал знак отойти и не стал представляться новому участнику событий, потом нагнулся и поднял оружие Джада.

– Что с нами будет? – поинтересовался Джад.

– Вам предстоит небольшая прогулка. Всего сорок пять миль до границы.

Его револьвер оказался "смит-и-вессоном", неплохо, к тому же кто-то догадался спилить предохранительную скобу спускового крючка, чтобы при крайней необходимости облегчить к нему доступ. Подобные штуки с оружием проделывают профессионалы. На спиливание номеров они время не тратят. Я откинул барабан – все пять патронов блеснули на своих местах. Оставалось только вернуть его на место.

– Я уверен, ты этого не сделаешь, – осторожно заговорил Джад.

– Неужели? – я поднял револьвер и дробовик, целясь ему в живот. – Ты установил свои правила и собирался пристрелить меня за отказ лететь с тобой. А я тебе предлагаю всего только небольшую прогулку. Мне кажется, что с вами все будет в порядке.

Оружие я держал у бедра, и все, что нужно было сделать, это нажать на оба спуска, и он получил бы заряд дроби, пулю двенадцатого калибра и пулю тридцать восьмого специального. От всего этого в теле могла появиться приличная дыра.

Я едва удержался от этого, но всего только тихо сказал:

– Не следует так поступать, Джад, – лезть в чужую жизнь и тыкать оружием. От этого люди нервничают и, сами того не желая, могут случайно застрелить кого-нибудь. Знаешь, сколько убийств происходит от неосторожного обращения с оружием?

Он не двигался с места. Я внимательно следил за обоими, и моя злость постепенно начала улетучиваться.

– Ладно, – наконец буркнул я, – отвезу вас назад. Но больше никогда не пытайся угрожать мне оружием, Джад.

Слишком долго смотрел я на него. Второй неожиданно бросился вперед. Не прыгнул на меня, а просто отскочил в сторону. Теперь для выстрела пришлось бы повернуться спиной к Джаду.

Я резко крутнулся, разрядил оба ствола дробовика и отпрянул назад, поднимая руку с револьвером. Тот, второй был весь засыпан песком.

Джад рванулся с места.

– Не стреляй, не стреляй, – заорал мужчина и встал на четвереньки. Песок струился по его одежде.

Я ткнул пистолетом в сторону Джада, и тот остановился. Тогда я взял на мушку второго. Он опустил голову, отчаянно тряся ею. Прямо перед ним мои выстрелы проделали в песке две длинных узких борозды. Тут я сообразил, что его глаза засыпаны песком.

Расслабившись, я подошел к нему и ногой перевернул на спину. Он так и остался лежать, отчаянно моргая, чтобы прочистить глаза – невысокий седой мужчина в темной куртке лесоруба, грубых брюках и таких же ботинках.

– Мне следовало лучше думать, прежде чем попытаться втянуть тебя в эту затею, Билл.

Этого человека я знал под фамилией Хартмана.

Если хоть немного подумать как следует, все сразу становится последовательным и очевидным. Если я был предателем специального отряда "противовес", тогда выходило, что он невиновен. Так что когда этот тип появился снова и, скорее всего, с потрясающей историей про то, как ему удалось ускользнуть от Абвера и вернуться домой пешком, питаясь одной ботвой, его с удовольствием взяли назад. Разумеется, мне ничего не сказали, но тогда они мне не сказали бы даже, который час.

Его возвращение могло показаться просто непонятным. Но скорее всего, до него дошли слухи о моем изгнании, или же он специально мной интересовался.

Если допустить, что это правда, то с изрядной толикой здравого смысла можно было предвидеть, что и восемнадцать лет спустя он будет делать ту же работу, на тех же людей и в той же точке земного шара.

– Ты не станешь возражать, если я протру глаза? – спокойно поинтересовался он.

– Валяй. Похоже, ты выронил оружие, – у его ног лежал автоматический пистолет. – Если появится желание за ним потянуться, – не скрываю, счастлив буду заметить такую попытку, – это займет у тебя весь остаток жизни.

Он оставался лежать на месте и тер глаза ладонями, буркнув:

– Спасибо, не надо. Я уже проверил твою реакцию. Возьми его себе.

– Очень тебе обязан, – я отпихнул пистолет в сторону, поднял и швырнул в озеро. Затем вернулся за дробовиком, поднял его, переломил стволы и выбросил гильзы.

– Всем, кого это может касаться, – объявил я, наблюдая за Джадом, – Ружье не заряжено. Так что не стоит получить пулю, пытаясь его стащить.

Стволы со щелчком встали на место.

– Ты знал, кого нам предстоит подобрать?

– Да, – отозвался Джад, – но считал, что тебе знать не стоит. Иначе ты мог попытаться убить его.

– У меня до сих пор руки чешутся, дружище. Но сначала хотелось бы услышать, чем он последнее время тут занимался.

– Кери, успокойся. Ты же знаешь, что он работает на фирму. Если ты будешь продолжать расспросы, мы проторчим здесь всю ночь.

Хартман уже поднялся на колени и все еще тер глаза, но уже в порядке пробы поглядывал на нас. У него было плотное, квадратное лицо, Он не очень изменился за эти восемнадцать лет, вот только морщин прибавилось, но выговор остался прежний: он по-прежнему затягивал гласные и слишком сильно выпячивал губы. За выпускника Брайтона сойти ему было бы трудно, но за представителя любой из дюжины существующих и бывших государств к востоку от Эльбы – вполне. У меня не было даже малейшего представления о его национальности.

– Хорошо, – мрачно буркнул я, – придется мне рассказать ему, что он делал. Если рассказ не придется по вкусу, он может проглотить капсулу с цианистым калием.

Хартман улыбнулся и встал.

– Как он сюда попал? – спросил я Джада.

– Пешком, конечно, – Джад пожал плечами. – Самый безопасный способ.

– Ты действительно так считаешь? Не знаешь ты этого типа. Он предпочитает летать. Но у него есть идеальный способ устранить утечку информации со стороны пилота – он его просто убивает. Насколько мне известно, до сих пор он убрал по крайней мере двоих: пилота Люфтваффе и Оскара Адлера.

– Чушь, Кери, – возразил Джад, – кто бы ни убил Адлера, это явно были те же самые люди, что вывели из строя мой "Остер". Мистер Хартман это сделать не мог – он зависел от меня, чтобы убраться отсюда.

– Джад, тебе мало что известно о диверсиях на самолетах, а я знаю, и он тоже. Мы с ним одновременно проходили подготовку в одной диверсионной школе. Знание того, как вывести из строя закрылки – дело сугубо профессиональное. Тот, кто это умеет, не станет прибегать к идиотскому трюку с заполнением масляного бака бензином. Задумайся для разнообразия об этом и помни, что мы с Хартманом знаем, как проделывать такие вещи. Кроме того, я знал Адлера: если попросить, он готов был взяться за любую работу. Этим летом он не заработал ни гроша. С самой весны у Вейко для него не было работы. Я знаю, что его что-то мучило, и он, сам не зная зачем, стал повсюду таскаться с оружием. Он наверняка услышал о твоей фирме, о Кениге и о том, что вы здесь скоро появитесь. Пытался завязать знакомство с окружением Кенига и с твоими ребятами тоже.

От утреннего тумана мой голос охрип, но звучал еще довольно громко, словно на проповеди в пустом зале. Мне нужно было выговориться.

– Он чувствовал себя не в своей тарелке, – продолжал я, – так что когда Мика заговорил с ним о работе, взял его с собой для защиты, а может быть как свидетеля, если дела пойдут из рук вон плохо. Мика рассказал ему о том, где я храню свои запасы бензина. Адлер воспользовался этим складом по дороге сюда. А Хартман должен был рассказать про озеро тебе, наверняка оставил записку и карту в Рованиеми. Больше некому было рассказать тебе об этом, Джад. А ему мог через Адлера сообщить только Мика.

– Помолчи минутку, – сказал Джад.

Я направил на него револьвер, но тут тоже кое-что услышал. Слабое, раскатистое тарахтение раздавалось над озером за моей спиной. Поначалу это было похоже на тихий рокот подвесного лодочного мотора. Потом я догадался, что это было, но должен был догадаться раньше. Вертолет.

Идеальный поисковый летательный аппарат для таких погодных условий. По скорости он вряд ли уступал "Бобру", зато не имел проблем с посадкой. Если им ничего не удастся заметить, они могут зависнуть в любом месте, выбросить веревочную лестницу и высадить поисковую группу.

Казалось, он быстро двигался в нашем направлении. Я не стал оборачиваться, чтобы не оставлять лихих ребят без присмотра.

– Вы его видите? – спросил я.

– Пожалуй, да, – Джад посмотрел куда-то над моей головой. – Похоже, что это "Гончая".

– Что?

– МИ-4, кодовое название НАТО "Гончая".

– Сколько человек он может взять на борт? – я давно уже перестал следить за марками русских машин.

– Человек шестнадцать-двадцать, что-то около того.

– Он проходит мимо, – заметил Хартман. – Направляется в сторону северо-восточных озер, по нашему последнему курсу, как раз по прямой к Кандалакше. Но если там они ничего не найдут...

– То вернутся, – закончил я.

– Тогда пора сматываться, – заметил Джад.

– Только мы с тобой, – отрезал я, – он остается.

– Давай обсудим это как-нибудь потом, – нетерпеливо бросил Джад. – Пора возвращаться в Финляндию.

– Извини, но союз пилотов объявил ему бойкот. Слишком много трупов на его совести.

– Кери, ты опять собираешься устроить самосуд, – вздохнул Джад.

– Просто подумай о времени, Джад. Ты сам немного побродил в этих местах и знаешь, сколько это отнимает времени. Здесь не меньше двух дней хода до границы, да еще день уйдет на переход от ближайшей финской дороги. Так что если здесь он пробыл только сутки, а я думаю не меньше двух, то отправился четыре дня назад. Неужели это так и было?

Красный огонек неожиданно вспыхнул в лесу и полетел в мою сторону, отскочил от прибрежного булыжника и улетел в небо. Прогремел звук выстрела. К тому времени я уже лежал на берегу, стараясь вжаться в песок, и искал в карманах патроны для дробовика.

Джад среагировал медленнее, но наконец и он бесформенной грудой плюхнулся на берег. Слышно было его тяжелое дыхание. Хартман пригнулся к земле и замер на месте.

– Ложись, парень, – сказал Джад.

– Мне кажется, все в порядке... – отозвался Хартман.

– Ложись, черт побери! – крикнул на него Джад.

Хартман начал медленно подниматься, глядя в сторону леса.

Я встал на колени, зарядил ружье и направил ему в голову. Он тут же упал и замер.

Я снова направил ружье в сторону леса и приказал:

– Возвращайся в самолет, я прикрою.

– А что будет с ним?

– Пошел он к дьяволу.

– Мы прилетели забрать его и не можем...

– Я могу. Полезай в самолет.

Вместо этого он начал ползти к Хартману, пересекая мою линию огня. На таком открытом месте, да еще с туманом на озере за спиной, ползти было бессмысленно. Просто ты превращался из быстрой мишени в медленную.

Я выругался и стал забирать влево, чтобы видеть лес. Снова вспыхнул огонек выстрела, но на этот раз это была обычная пуля, а не трассирующая.

Я заметил, где появилась вспышка, но не стал стрелять в ответ. У меня появилась странная мысль, что этот стрелок в нас не целился. Пока.

Джад обхватил Хартмана за плечи и тащил его к воде. Вдвоем эта парочка представляла из себя такую мишень, что и слепой не промахнется. Снова раздался выстрел.

Когда я поднял голову, лицо было засыпана песком.

– Оставь, Джад, – сказал я. – Этот парень в нас не целится. Мне кажется, он просто прижимает нас к земле, пока не дождется подмоги.

– Почему ты так считаешь? – буркнул Джад.

Сделать такой вывод меня заставили эти три выстрела. Стрелок, который мог уложить две пули в нескольких дюймах от моего локтя, мог бы завалить меня с первого же выстрела. Вместо этого он стреляет трассирующей пулей, чтобы все стало понятно. Но у Джада появилось желание поспорить по этому поводу.

– Не возражай, – оборвал я. – Стоит попытаться покончить с ним раньше, чем здесь появится еще кто-нибудь.

– Думаешь, это стоящая идея?

У меня появилось желание пристрелить его. Но вместо этого я достал из кармана револьвер, пару раз пальнул в сторону леса, туда, где по моим расчетам находился стрелок, и побежал.

Я бежал по диагонали влево, чтобы скрыться за деревьями вне сектора обстрела. Нужно было уйти от тумана за моей спиной. Я проскочил по песку между двух деревьев, потом по траве чахлым кустикам, и укрылся за большим, в мой рост булыжником в десяти ярдах от берега. Прижавшись к нему, перевел дыхание, чтобы отдышаться и прислушался.

На меня надвигался лес.


Глава 24 | Весьма опасная игра | Глава 26